ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сколько раз бывал Слави в этом высоком цехе со стеклянной крышей, но привыкнуть не мог... Весь цех был завален шмотками - в мешках, в пакетах, в тюках и просто навалом, кучами... На полках, на стеллажах... Все было сэки-хенд, но не это было главным, главное было в следующем - все, все до едином, до единой и последней шмотки в этом ярко-освещенном осенним солнышком цехе были хипповые... Клеша-джинсы и рубахи с широченными рукавами в цветах, фольклорные шмотки и бархатные пиджаки, цыганские юбки и униформа гусар, жилеты из всех материалов, только какие шли на изготовление жилетов и замшевые одежды индейцев, вышедших на тропу войны... Юбки, шарфы, платки, платья, свитера, пончо, полукомбинезоны... Сапоги, туфли, сандали, кеды и все с шестидесятых, и все различнейших моделей и фасонов... Глаза разбегались, еще бы им не разбежаться

-Алекс! помнишь морда как мы джинсы из полотна для художников сами шили?! -

не выдержал очередного приступа восторга, который его посещал каждый раз в этом цеху, Слави. На что Алекс тараща глаза и поводя головой по сторонам, отвечал слегка ошизевши:

-Д-а-а... пещера Алладина... или Синдбада?.. Ну сокровища тысяча и одной ночи..

Товар был первосортный и накоплен явно в расчете на новый всплеск революции шестидесятых, когда юные бойцы ринутся по сэки-хендам и блошиным рынкам в поисках формы движения флаур паур, а тут Джон со своими складами - нате пожалуйста, хайрастые патлатые башки с горячими сердцами, пожалуйста, в большом количестве, неограниченных расцветок и разнообразных фасонов... только... только готовьте бабки, хрусты, тити-мити, воздух, капусту, баксы... Джон не был хипом, он был твердым современным, тридцати пятилетним фриком, сам любящий шмотки хипов и с удовольствием их носящий, и с неменьшим удовольствием слупливающий с туристов в районе Ватерлоплей, там у него киоск по продаже шмоток, приятные суммы... Которые он расходовал не на золото-особняки-автомобили, а на травку гашиш, витамины и вегетарианскую хавку (по приколу), на кассеты-компакт-диски и конечно на струны для своих гитар, которых у него было с полдесятка. Джон был неудавшийся рок-музыкант, неудавшаяся и несостоявшаяся рок-звезда, но довольно-таки успешный фрик-бизнесмен., типичное явление для таких стран, как Голландия, Дания и прочие североскандинавские страны. Жил Джон в офисе фирмы, который снимая в здании старой фабрики, ездил на "Форде" купленном на шроте и как уже было сказано - с удовольствием носил свои же сэки-хендовские шмотки...

-Ну что, что будете брать?-

слегка насупившись, как Бродский, которого конечно Джон не знал, спросил хозяин закромов, поведя большой ладонью вдоль цеха. Как бы предлагая все для клиентов, и облокотившись на тугую кучу чего-то джинсового, стал скручивать очередной джойнт. Кивком головы предложив присоединятся к этому делу.

Алекс стоял среди всего этого великолепия и пиршества хипповых шмоток слегка расставив ноги и руки, чуть приоткрыв рот и демонстрируя собою русский национальный возглас - эх бля!.. ни хера себе!.. Для полного отожествления с этим возгласом Алексу не хватало лишь на макушке какого-нибудь национального головного убора... Кепки-пидарки, фуражке заключенных или дранной шапке из пожилого кролика... Слави взял сразу быка за рога.

-Для начала штаны, Алекс, сблочивай свои портки, буду ими мерить, Джон, в каком углу у тебя "флерс"? -

и сдернув с худых, белых и волосатых ног Алекса штаны фирмы "Пэпе", что с настоящими джинсами роднятся лишь цветом, и то издалека, Слави ринулся в указанный угол. И сразу нашел - огромный мешочище килограмм так на двести, совершенно неподъемный мешок, слава богу хоть завязками кверху, ха! и даже не завязанный... Джон флегматично выпускал дым, смотря сквозь него куда-то в дальний угол что ли цеха, Алекс переминался на каком-то щите в блейзере, рубахе с крокодилом и розовых трусах в мелкий цветочек, любимый цивилами "Боксер", кроссовки жалко жались рядом с щитом на бетонном полу, ноги у френда были в носках, длинных, ярко-красных, с резинками круглыми, что бы не потерять... Вид Алекса был еще тот, и Слави прыснул из-за кучи шмоток, не переставая вытаскивать джинсы, мерить и разглядывать их на свет, спросил друга:

-Алекс, ты знаешь на кого сейчас походишь?

-Сам такой, -

получил ответ Слави от слегка засмущавшегося Алекса. Наконец штанцы были подобраны вроде бы со всей серьезностью момента - это конечно были "Левиса" да еще и на "гайках", клеш внизу на пятьдесят плюс бахрома, сделанная на фабрике, Слави даже позавидовал, слегка так, по-хорошему, надо же морде что нашлось, пусть носит всем нам на радость...

-Держи, примерь, может будешь походить на человека!

-Болтай, болтай, ну-ка, что за штаны такие, -

бормотал с интересом Алекс и явно радовался, натягивая на себя позабытые за годы цивильной жизни клеша. Вот ведь как бывает, полные карманы баксов, даже мне хотел выделить толику малую, гад, всю жизнь в карденах да версачах, а сэки-хендовским колоколам вроде бы рад... даже румянец на щеках выступил - думал Слави, сворачивая джойнт из джонового грасса.

Джон тоже внес свою нотку, бизнесменскую в торжественность момента - взял и сунул кисть ребром ладони в промежность и надавил на плечо Алексу, тот присел с недоумением - что за гомосексуализм, зачем руку между ног? но все оказалось проще... Джон просто проверял - не порвут ли яйца Алекса джинсы, не помнут ли джинсы яйца Алексу...

Следом за джинсами нашлась рубаха с разрезом до пупа, в цветах и с широкими рукавами, сверху бархатный пиджак с широченными закругленными лацканами по которым в далеких шестидесятых в большом количестве раскидали цветную вышивку темно-вишневый бархат и цветные бабочки-жучки, аж слезу выбивало... Нашлось место - между пиджаком и рубахой, и для жилета, джинсового, но тоже расшитого, но бисером.. .Алекс на глазах приобретал надлежащий вид, даже его кокетливый платок в крапинку на шеи не дисгармонировал на общем фоне скрежеща, а вливался в общий ансамбль, напрашивается слово с буквой "я" в конце...

-Бля, ну ты и выглядишь, Алекс, аж завидки берут, -

искренне восхитился другом Слави, даже Джон сменил флегматичность на улыбку типа "ни чего, ни чего"...

Где-то за кучами вещей поднялся пар столбом, то ли индейцы сигнализировали что-то свое, то ли вулкан-гейзер начал работать...

-Что там у тебя, Джон?-

заинтересовался явлением Слави, в то время как Алекс вертелся у огромного зеркала в темной раме резного дерева, подарок с улицы, как и многое в жилье этого странного бизнесмена.

-Да поляки, мэн с герлой батик красят, на Ватерлоплей познакомились.

-А, эксплуатация! -

с экспрессией пошутил Слави и получил закономерное в ответ.

-Пошел в жопу!

-Джон, а шузняк, шузняк где, куда же Алексу в этих фак кроссовках, он же не спортсмен?..

-Вон там, на стеллажах, -

рука царственно указывает нужное направление, мешок с сапогами летит вниз, идет разбор обуви, но Алекс высказывает свою натуру - цивильную:

-Ну ее на хер, обувь эту, еще поймаешь гадость какую, купим на Ниеувендийк новье...

-Да ты совсем мажором стал, Алекс, ну цивилом, за четверть века, ну гляди - хозяин барин... 0,кэй Джон, сколько с нас? шузняк купим в другом месте.

Джон прикидывает, коню понятно, в данную минуту в нем борется бизнесмен с приятелем Слави, много попросишь - неудобно и больше не придут, приятельство расстроится, мало - самому обидно...

-Ну штаны тридцатка, пиджак сороковник, жилет за десятку, рубашка подарок от фирмы, итого восемьдесят...

Алекс достает тонкой кожи толстеньнейший бумажник, из него требуемую сумму и пытается всучить Джону хоть что-то за рубаху, но тот уперся - у нас своя гордость!.. Покупка была обкурена в офисе Джона, где с ободранных стен сияли пятна краски и плакаты с мордами рок-звезд, из магнитофона играли раритетные Мамас энд Папас, а из факса его маму и папу все время пищало и плевало бумагой, лез длинный язык каких-то сообщений, Джон пожал плечами, разливая пиво Амстел по бокалам - с Лондона беспокоят, бизнес, ни дня, ни ночи покоя... Алекс кивнул головой - а как же, знакомо, сочувствую... Расстались довольные друг другом, договорившись как-нибудь встретится и посидеть подольше...

20
{"b":"221995","o":1}