ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Алекс беззвучно, под голоса бессмертных Битлов махал руками, решительно распоряжаясь водителем грузовика, видимо требуя безоговорочного подчинения, откуда-то несло запахом поджаренной картошки, блестели темно-красные и черные крыши Центра, многочисленные крыши Центра... Какой ништяк - хмыкнул в бороду Володя и пошел в свой флет. Свой собственный напополам с женой Маркетой. Может напишу чего-нибудь гениального... Про темно-красные и черные крыши к примеру, по которым каплями стекает вселенская грусть... Во.

На следующий день Слави выслушал и внимательно Володю и Маркету в офисе. Закончив выкладывание идеи об журнале, издательстве и типографии, они замолчали, уставившись на босса. Слави минуту то же помолчал, как всегда видно прикидывая "за" и "против", затем так же молча встал и приглашающе махнул рукой - пошли со мною, пипл-фолкс. И двинулся к двери за креслом. Володя и Маркета шагнули следом.

-Здесь после размещения осталось еще две комнаты, я не знал, вдруг пригодится, -

сообщил на ходу Слави и они втроем прошли за дверь, миновав узкую лестницу, ведущую только вверх, в апартаменты Слави и Диди, перед ними оказалась выкрашенная в синее дверь. Слави толкнул ее ногою - прошу!

-Ну как подходит для редакции журнала?

-Вот это да! -

покрутили в восхищении головами Володя и Маркета... И действительно - вот это да! в комнате стаяла канцелярская мебель, ксерокс, компьютер и еще целая куча какой-то оргтехники.

-Да здесь можно и баксы печатать! -

восхитился техникой Володя, Маркету же интересовала белее практическая сторона.

-Слави, а ты давно оборудовал все это? А почему молчал, как партизан на допросе?

-А че я буду пиплов напрягать, фолкс грузить, мало ли что я захочу... Вы сами решили, так сказать созрели и ништяк! Вот вам оборудование, там, -

взмах рукою в угол, в сторону еще одной двери.

-Там еще одна комната с большими столами, можешь Маркета перенести сюда свою мастерскую, а ту комнату отдадим кому-нибудь когда-нибудь. Макет клеить, афиши рисовать, на полках бумага и все остальное, что не будет хватать - скажете. Для начала предлагаю следующее - ежемесячный журнал тиражом так пятьсот экземпляров. Тема - хипповая, в том числе и про наш с вами Центр. Название, оформление, редколлегия - все на вас. Я только для обеспечивания наилучших условий для рождения журнала.

Визг, поцелуй Маркеты в заросшую щеку Слави, обнимание и похлопывание по плечу со стороны Володи-Бороды...

-Да ладно вам, я пошел, что нужно будет - скажете.

Успокоившись и оставшись одни в помещении еще не имеющего названия журнала, Володя и Маркета чинно уселись за столы не первой молодости. Тишину нарушил, как старший по возрасту, Володя-Борода.

-Как назовем журнал?

Маркета погрузилась в деятельнее молчание, казалось было слышно как шуршат ее мысли. Наконец она ответила:

-Ну... я не знаю... а как ты хотел бы назвать?

Володя усмехнулся и ответил явно давно заготовленным:

-Радужная жизнь.

-Радужная жизнь?! -

ужаснулась более тонкая и более воспитанная в эстетике Маркета. Володя пожал плечами:

-Ну если тебе не нравится, те тогда можно назвать "Жизнь радужная"...

Редколлегия журнала "Радужная жизнь" (все же первое название было получше второго) в составе двух человек - Володи-Бороды и Маркеты, так сказать семейное предприятие, было загружено сверх всякой меры. Требовалось огромное количества материала из семейного и Славиного архивов сканером засунуть в компьютер. Связаться с помощью Интернета, тут были втянуты Сысоп с Мартином, с аналогичными журналами или найти вебовые страницы, что бы сдернуть визуальный и информационный материал. Написать статьи или заставить написать кого-нибудь другого... Скомпоновать, сляпать макет, подогнать одно к другому!..

-Может быть написать в "Машурковское подземелье" ?-

задумчиво поинтересовалась мнением мужа и соредактора Маркета. Володя ответил почесывая бороду:

-А что это нам даст?

-Ну я не знаю, может быть помогут с распространением... или с материалами... да и вообще - должна же быть солидарность!

-Должна. Вот мы и солидарны с тобою, я и ты. Сами с собой.

-Да откуда ты их знаешь, мы же им еще не писали! -

изо всех сил загорячилась Маркета, на что Володя скептически хмыкнул.

-Не писали. А ты напиши, а там посмотрим. Они в журнале, в Машурках своих, на себе замкнуты, но может и стрельнет! Пиши, -

великодушно разрешил Володя и даже подбросил последний номер Машурковского подземелья Маркете на стол.

-Вот тебе, номер, там адрес, пиши, только со слезой, мол бедные хиппи хотят войти с вами в контакт, как инопланетяне...

Журнал полетел обратов, но мир был вскоре восстановлен, а письмо написано и даже отправлено.

-А вот сконтактоваться с "Забриски Райдер" надо! -

успокоившись от примирения (только поцелуи, все же редакция, не спальня!) сказал Володя. Маркета сразу загорелась - московский хипповый журнал, масса возможностей, обмен информацией, огромное поле деятельности!

-Конечно напишем, ты у меня умница!..

"Радужная Жизнь" понемногу, не спеша, но уверенно двигался к выпуску, материалы скапливались и слепливались в макет, грозя стать событием огромной важности в местной хипповой жизни.

-А там глядишь и до литературного альманаха очередь дойдет, -

с легкой грустью в голосе промолвил Володя. Маркета сразу поняла, откуда и куда дует ветер, и энергично поддержала.

-Не только альманах, но и книги, а начнем с твоей! С "Ангела с картонными крыльями" , а?!

-Клевая идея, обалденная, -

вяло восхищался Володя, уставший ходить по издательствам города Праги. Маркета его прекрасно понимала - гениальные книги, а издатели дальше своего чешского носа ни чего не видят...

-Вот увидишь - напечатаем! У Центра денег много!

РЕНДОЛ.

1969 год.

Тот год для американцев и Соединенных Штатов остался в анналах истории как год знаменательный, судьбоносный и... Но сами молодые американцы из числа не просто обросших длинными волосами, а провозгласивших - хайр это знамя, пис энд лаф, майк лаф нот вар, фридом и так далее, назвали этот год просто и со вкусом. Сомер лаф. Лето Любви... Хотя само это лето началось гораздо раньше, примерно где-то с 66... Затем некоторые из американцев, все это провозглашавших, постриглись, одели галстуки и взяли кредиты в банке... Другие успешно умерли от экспериментов с расширителями сознания вручную... Ну а остальные и оставшиеся решили растянуть безразмерное Лето Любви на как можно больший срок... Например на всю жизнь... Рендол был из числа именно этих.

Побывав на Вудстоке, трехдневном кошмаре всех родителей США, проходивший под лозунгом "Три дня мира и музыки", Рендол, шестнадцатилетний волосатый из фермерской семьи штата Айова, отравился всем этим на всю жизнь. Коммуны во Фриско, марихуаные фермы, лаборатории по изготовлению ЛСД и нового человека, музыка, любовь, хичкакерство и все остальное, сопутствующее хипам тех дней и той страны, и все в огромнейших дозах, сделали свое темное дело. Рендол был потерян уже навсегда для нормального общества, общества потребления производимого говна... Идеи цветочного братства и прекрасного народца влекли его как ураганный ветер по жизни...

Рендол побывал в Мексике и Индии, он ел кактусы с Кастанедой и строил ашрам в Гоа с самим Ауробиндо или ему так все это казалось, он встречал рассветы на пляжах Канар, Гавайи и Мальдивских островах, он танцевал обдолбанный в хлам на Полинезии и курил гашиш в Тибете сидя на заснеженных вершинах, он пытался летать на воздушных змеях в Непале, он терялся и находился в джунглях Филиппин, марокканские продавцы гашиша знали его в лицо, в фейс индейца-блондина с голубыми глазами... Счастливо смотрящими на свет. Рендол дважды пытался пробраться в Казахстан, слава богу, его винтили полисы на этой, более-менее демократической стороне, в Пакистане и Афганистане, хотя в Афгане и бушевала война, но он ее не заметил... Страшно все-таки подумать, что бы было с Рендолом, если бы его свинтили погранцы КГБ в зеленых фуражках...

57
{"b":"221995","o":1}