ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Да, и Роман был точно такой же, вместо того, что бы с оружием в руках прорываться на вожделенный Запад, балдел под травкой и пивом возле Вашека с лошадью, смеялся над социализмом и его героями, не проходил мимо девушек и радовался жизни изо всех сил.

Но впереди зелено-серым замаячил призыв в армию. И Роман решил повторить бессмертный подвиг чешского национального героя, ну и что литературного, тем не менее вполне живого и любимого всеми чехами, и почти всеми словаками. То есть легендарного и бессмертного Швейка. Ну притворится немного идиотом...И вместо полутора лет армии полежать в Богхницах месяца три-четыре, получить "белый билет" в связи с каким-нибудь психическим заболеванием-отклонением и снова свобода, Вацлавак с лошадью, друзья, девушки, пиво с травкой и т.д.

Для осуществления хитрого швейковского плана требовалось Роману встретится с одним хипарем постарше, известным консультантом по психиатрии, не одному волосатому устроивший "белый билет". Звали того психоконсультанта в хипповом миру Джеки и адрес его знал каждый хипарь, не желающий расставаться со свободой и хайрами. Роман уселся в дребезжащий трамвай возле главного вокзала и проехав пару остановок, вылез... Он находился в легендарном районе Жижков, названный так в честь другого национального героя чехословацкого эпоса и народа - разбойника Жижки, что вместе с Яном Гусом, если верить коммунистическим историкам, пытался установить советскую власть в средневековой Чехии и Словакии, но силы империализма во главе с клерикальным Ватиканом не дали им это сделать. К тому же надо добавить - среди хипов ходила легенда, что глаз Жижке выбили в пьяной драке в пивной, где он успешно пропивал награбленное. После этого случая у Жижки открылся третий глаз (читай про буддизм!) и он поперся к Гусу воевать за народное счастье и справедливость, а потом вроде бы враги Чехословакии быстренько выбили ему и два оставшихся глаза, Жижка помер, но дело его живет... В Жижкове, здесь в девятнадцатом веке появились "пепики", жижковские "пепики", что-то типа смеси хулиганов и клуб поддерживающих народный фольклор... Даже сейчас, в 75 году, хотя "пепиков" давно уже нет и в помине, но местные последователи дела Жижки ночью могут запросто раздеть ради идеи мировой справедливости...

За всеми этими мыслями Роман и не заметил, как ноги его донесли до нужной ему улицы Яероминова и нужного ему дома номер 8. Зайдя в незапертый двор, как ему и было предсказано ходившими уже этой тропою, Роман вошел в пропахший общественным туалетом подъезд со ступеньками убегающими вверх и вкруговую, и начал восхождение. Его целью был последний, четвертый этаж этого старого дома, может эта развалина и Жижку видала еще... Сверху раздался тонкий противный лай и навстречу Роману, кося на него диким карим глазом, проплыла толстая женщина в белой кофте, хотя на дворе и август, из-за пазухи этой женщины, среди огромнейших грудей расположилось какое-то волосатое существо, с наглостью считающее себя собакой... А, так вот кто тут у нас лаял, а вовсе не тетка, догадался Роман, сквозь запыленные окна застекленных подъездных балконов в столбах светящейся пыли проплывали мимо различнейшие предметы - старый шкаф с оторванной одной дверцей, сундук без крышки полный всякого говна, рама без картины и прикнопленная ржавыми кнопками к стене репродукция неизвестного художника, что-то на тему - Встреча освободителей Праги восторженными жителями Лондона или Сев кукурузы на виноградниках Моравии, более точно определить невозможно было...

Ободранная дверь без звонка, номера и какой-либо таблички, все как люди рассказывали, из-за нее доносятся звуки рока и запах чего-то жаренного-знакомого. Роман поднял свой могучий кулак и посильней ударил в двери, что бы хозяева услышали сквозь звуки музыки... Результат превзошел все ожидания - дверь рухнула во всю свою длину, издав такой страшный грохот, что Роман зажмурился и втянул голову в плечи... Затем мгновенно покрылся липким потом, а мысли галопом понеслись в хайрастой башке - может сбежать?.. Но было поздно, в проеме появился хозяин этой страшной и странной квартиры, сам Джеки, судя по виду и описанию - они совпадали, совместно с Романом Джеки водрузили дверь на место и втащив гостя за руку в глубь флета, усадил того на кухне за стол.

-А что у тебя с дверью? -

вместо приветствия и представления - кто он и что он, спросил ошизевший Роман .

-А, пустяки, прошлый месяц менты сорвали, так руки не доходят отремонтировать, -

Джеки был волосат, бородат, выглядел как черт из сказки, сквозь рваную рубаху без единой пуговицы, но в цветах, проглядывало плохо вымотое тело...

-Роман...

- Ты Роман? -

удивился Джеки.

-Я думал ты минимум Жижка, дверь на пол и грохоту! -

покачал головою хозяин. Они сидели на уютной кухни, по ноздри стоящего человека заваленного поломанной мебелью и разными нужными и ненужными вещами... Присутствовал даже манекен без головы... Противного розового цвета. На плите, на сковородке ворчали поджариваемые на подсолнечном масле листья конопли, в углу в кресле спал какой-то волосатый малый с засученным рукавом на правой руке, под потолком, где-то среди рухляди, орал запущенный на полную катушку магнитовфон что-то западное, ему вторил замученный попугай в клетке, тщетно пытаясь переорать катушечного певца из черного ящика.

-Мне говорили, что ты можешь оказать помощь в "закосе" от армии, -

сразу взял быка за рога Роман. Джеки на это одобрительно улыбнулся, не переставая помешивать ворчащие листья:

-Я главный специалист по психиатрии среди хипов Праги. Во-первых три года изучения психиатрии в университете, во-вторых четыре раза сам был в Бохницах, и в-четвертых - я сам имею "белый билет".

-Ты пропустил "в-третьих", -

робко напомнил Роман, но Джеки отмахнулся свободной рукой - пустяки.

-Сейчас дожарим и поедем...

-Куда? -

удивился Роман.

-В путешествие, для начала проглоти вот эту малюсенькую таблеточку, теперь выпей вот эту бутылку пива, теперь съешь вот этот кусочек сахара, ну а теперь придвигайся - будем хавать "кашу"...

Роман точно помнил - он съел от силы одну ложку сильно пахнущих жаренных листьев... Всего только одну... И все.

Очнулся Роман в больнице, крепко привязанный к кровати широкими кожаными ремнями, вокруг него творился настоящий дурдом - кто-то вопил нечеловеческим голосом, кто-то просто орал, кто-то мяукал, кто-то срал в штаны или мимо, сам Роман, если судить по запаху, был обоссаный с ног до головы и как это у него получилось - загадка природы... Распахнулась дверь, два энергичных санитара разогнали психов по койкам и заткнули им рты, следом вошел важный доктор во главе небольшой свиты. Войдя в палату, доктор со свитой сразу направился к привязанному Роману и участливо улыбаясь, склонился к нему. Поглядев прямо в глаза, доктор выпрямился и красивым бархатным голосом пророкотал своей свите:

-Обратите внимание - типичный случай симуляции неизвестного науке психиатрического заболевания, припадок длился три с лишним дня, больной натворил черти что, но ни чего не помнит... Зрачки расширены, усиленное пото и моче выделения, учащенный лихорадочный пульс... А что натворил за эти три дня! Такого даже придумать нельзя, нарочно выдумать!..

-Последствия приема определенных психотропных средств в определенной последовательности, пан профессор? -

угодливым голоском кто-то подчеркнул-спросил очевидное для пана професора.

-Да, конечно же да, рецепт Джеки, с начала призыва будет наплыв аналогичных больных с типичными сиптомами, пока же первая ласточка...

От уходящего из палаты пана профессора донеслось до Романа - раньше у них проходил номер, но после того как мы закупили новый анализатор крови в СССР...

В армию Роман попал. "Старшего Брата" и до этого не сильно любил, ну а после трех месяцев Бохниц к СССР совсем стал плохо относится. И с Джеки больше не встретился, а жаль, многое ему бы мог Роман рассказать, многое...

67
{"b":"221995","o":1}