ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Калитка захлопнулась, за нею остались крики разочарованных и разозленных журналистов, сильно обиженных за прием и правдивые слова. Уик-энд продолжался...

В понедельник Павел сообщил Алексу, держа пачку газет в руках:

-Шеф, во всех газетах статьи про нас...

-Ну-ка, ну-ка, -

заинтересовался шеф, как стали его звать во время отсутствия босса Слави.

-Что нибудь интересное?..

-Интересного мало, больше ругательного, Я для начала переведу лишь заголовки. Ну например - "Блеск и нищета дармоедов", "Правда о Центре идей", "Как нас встретили с гуманными идеями", "Почему американец руководит на Корунной?", "Мафия, притон или просто клоака?" Последнее с "Блеска", ну тот гнус в спортивной куртке, шеф. Что ни будь перевести?

-Зачем? -

пожал плечами Алекс.

-Меня интересует только одно - есть ли что-нибудь опасно для нас. Ну пожелания полиции, что бы нас проверили или там общественное мнение против наркоманов, ну я не знаю, что-нибудь еще... Есть или нет?

-Прямых предложений нет, но косвенные угрозы, пожелания и рекомендации присутствуют. И даже больше, чем надо. Может мы зря погорячились? -

Павел незаслуженно взвалил на свои плечи часть уик-эндского "погорячились", Алекс пренебрежительно отмел претензии.

-Не мы, а я, и не погорячились, а нормально ответили. В моей стране, если журналисты хотят попасть куда-либо, то перед этим звонят, согласовывают термин и дату, потом приходят и не высаживают двери, а тихо-пристойно звонят. Их провожают в комнату для пресс-конференции, они задают вопросы, получают ответы, затем им показывают то, что считают нужным. Так делается в цивилизованных странах, но я понимаю - Чехия еще не доросла до такого. А с дикарями поступают соответственно. Я не директор общественной организации, Центр является нашим и они должны были стучатся... Ладно, что там еще?

-Например, есть предложение к родителям более требовательно отнестись к тому, что их дети посещают, это где-то здесь...-

Павел зашуршал газетой. Алекс же продолжал скручивать джойнт, затем взорвал его... Весь разговор проходил в офисе, Алекс восседал на месте Слави, пан Милан был занят своим делом, Сысоп своим. За окнами медленно падали хлопья снега.

-Ага, вот здесь - "...и рекомендуем тем родителям, чьи дети придерживаются так называемых идей флаур-паур более внимательно приглядеться к поведению своих чад после посещения этого Центра подозрительных идей, не странны ли ваши дети, адекватно ли их поведение, не приняли они в этом притоне каких-либо психотропных идеек?.."

-Суки, -

спокойно прокомментировал статью в газете Алекс на русском и добавил на английском:

-Пусть идут в жопу. У нас они смогут получить лишь от мертвого осла уши. Или член. Кому как нравится... Я пошел прошвырнутся по Центру, если кто-то меня будет спрашивать - я внизу, в цехах...

В среду началось новое, второе действие все того же спектакля под названием - чешская демократия в деле. К воротам Центра подъехал автомобиль с эмблемой на капоте городской полиции и из него вышли двое. Старший решительно приложил свой палец к кнопке звонка. К несчастью полицейских, совсем невдалеке от калитки проходил расхлябанной походкой по свеже убранному самим Алексом (!) двору хипенок Франта, семнадцати лет. Он спешил из клуба, где попил чаю с камарадамй-френдами, в цех по рециклированию одежды немного поработать. Услышав звонок, кстати продублированный и в офис, Франта подскочил к калитке и ни чего плохого не ожидая, распахнул ее. Бравый патруль городской полиции проник за стены Центра.

-Где здесь главный у вас? -

довольно таки невежливо и с резкими модуляциями в голосе спросил старший униформенный пан. На что Франта совершенно искренне выкатил глаза от удивления - полиции он ни как не ожидал.

-А... а... а в чем собственно дело? -

пробормотал он испуганно, так как в кармане имел еще на пару джойнтов запрещенного в Чехии растения. Второй полицейский, моложе и младше - по званию и возрасту, совершенно не соблюдая субординацию, выдвинулся вперед:

-А ты что здесь делаешь? Документы!..

На счастье Франты, оставившего свои документы в куртке, а куртку в цехе, из бара-клуба-читальни-сейшензала вышел Павел. И сразу увидел непрошенных гостей .

-Кто вам позволил вторгнутся в частное владение?! Немедленно покиньте территорию! -

довольно-таки громко заявил Павел, набравшись опыта в уик-энд от Алекса в ведении разговоров с непрошенными гостями. Младший униформированный пан опять опередил старшего:

-Что?! Что?! Какое частное владение?! Это наш участок! Немедленно веди нас к старшему! Мы сейчас покажем частное владение!..

-Пепа, Пепа, остановись, -

стал успокаивать, правда не изо всех сил, а так, для видимости явно, старший младшего, но и сам подкрепил требование.

-Где здесь главный? Кто у вас главный? Давай веди к нему!

-А... а... а на каком основании вы разговариваете со мною на "ты"? -

попытался возмутится Павел. Но Пепа снова подал голос:

-Заткнись! Заберем к себе и сразу по-другому запоешь!..

-Пепа, Пепа, -

по прежнему не всерьез урезонивал старший младшего, оглядывая двор Центра брезгливым взглядом.

На счастье Павла и совсем перепугавшегося Франты из дверей ведущих на лестницу в офис, выскочил и уже заранее разъяренный Алекс во главе небольшого отряда так же разгневанных хипов. Все происходящее он увидел на экране монитора, через камеру безопасности, установленную всего лишь вчера. И как видно вовремя!

-Павел! В чем дело?! Кто пустил этих придурков сюда?! Вон! Здесь частное владение!.. Вон!!!

-Что, что он орет, что? -

заволновались, но совсем слегка, совсем чуть-чуть, полицейские.

-И кто он, кто? Пане, в чем дело, что за крик? -

полицейские начали поправлять свои нагрудные знаки и фуражки на бритых (!) наголо башках, как бы всем этим говоря - посмотрите внимательно, мы же полицейские... Павел не успел перевести слова Алекса, ни пояснить Алексу происходящее, так как из клуба вывалила еще одна группка разъяренных хипов, услышавших крик шефа, во главе с Володей-Бородой, ну совершенно не любящего полицейских...

Дальнейшее можно описать только телеграфным стилем, совершенно не модным, но наиболее точно отражающим хронику событий.

Старший патруля схватился за рацию одной рукой и почему-то другой за грудь в районе сердца... Младший схватился за кобуру и тоже за рацию... Хиппи схватились за патруль во многих местах патруля, Алекс ухватил Пeпy за шиворот... Франта уже по обретенной привычке привратника-швейцара широко распахнул калитку... Младший полицейский получил основательного пинка по форменным брюкам сзади... Хиппи не забыли его отпустить, поэтому ущерб для зада был минимальным... Больший ущерб был для слегка растоптанной рации... Старший попытался что-то прорычать насчет нарушения закона, но это ему не удалось... Получив неизвестно от кого, предположительно это был Володя-Борода, по шеи, старший патруля увидел искры и среди них свою форменную фуражку... Летящую на затоптанный снег уже общественного тротуара...

Последним аккордом был звук захлопнувшейся калитки и знакомое им международное - Фак оф! долетевшее до полицейских лежащих на снегу сквозь калитку в разводьях незнакомой им психоделики... Старший патруля не торопливо встал со снега, подобрал фуражку и замолкнувшую рацию, не отряхивая снега стал усаживаться за руль автомобиля, оставляя свою злобу на потом - не в последний раз видимся, сволочи волосатые!.. Более горячий Пепа кинулся стучать в калитку ногами и кулаками, только вскочив со снега. И калитка распахнулась вновь!.. И Пепа влетел туда по инерции... Но лучше бы он этого не делал!

Прямо перед ним стоял этот гад-американец, длинный с красной бритой рожей в знакомых прожилках, у Пепы отец имел такие же, а в руках эта сволочь имела автоматический карабин, прямо точно такой, как в фильмах со Шварцнегером... Пепа захватил в глотку побольше воздуха, сразу забыв про кобуру с пистолетом, что бы заорать как можно сильней в свой последний миг на этой красивой земле, ну так громко, что может начальник полиции его услышит... Эта сволочь американская передернула подствольник и прямо Пепе в лицо - а-а-а-а-а!!! ударила холодная струя...

70
{"b":"221995","o":1}