ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кто мы такие? Гены, наше тело, общество
Большой роман о математике. История мира через призму математики
Ледяная Принцесса. Путь власти
Монстролог. Дневники смерти (сборник)
Падение
Дама с жвачкой
Одиссея голоса. Связь между ДНК, способностью мыслить и общаться: путь длиной в 5 миллионов лет
Последний вздох памяти
Ветер на пороге
A
A

-Ни чего не осязаемые, я помню на сейшене на Ролингах, мне так чуть уши не лопнули и крышу малом не сорвало, -

поделился сомнениями насчет неосязаемости звуков Заки. Валендо и Еб поддержали его кивками голов. Слави отмахнулся - пустяки!

-Святых навалом, Джим, Джимми, Джанис, Брайтон, да и среди восточных братьев с десяток мучеников найдется... Еб, давай не мучайся ерундой, соглашайся, у меня все на тебя поставлено... детишкам по пятнадцать-семнадцать, а тут ты, со своими сто двадцать на вид...

-Сам такой, -

пробурчал во общем-то не обидевшись, старый хипарь, задумчиво поглядывая куда-то в угол, досказать Слави не дали, нарушила вроде бы возникший разговор появившаяся Эльза.

-Слави, тебя к телефону! Алекс из Праги и весь такой сильно взволнованный!..

Президент Центра помощи и расширения гуманитарных идей шестидесятых годов, а так же по совместительству норовящий стать основоположником новой Церкви, взял трубку с витым шнуром, архаика пятидесятых.

-Алло, это я, Слави. Что случилось, Алекс? На наш Центр в последний уик-энд упала луна?..

ЛЮКСЕМБУРГ.

Офицер так называемой явной резидентуры ФСБ, усиленно маскирующийся под журналиста вот уж без малого десять лет в этой маленькой, но богатой стране, капитан Васильев был в шоке. Даже после четырех двойных виски он все еще не пришел в себя. Тут что-то не так... Или резидент сошел с ума в связи с долгим пребыванием во враждебном окружении или там, в Центре сильно перепили... Отдать приказ хоть и явной, но резидентуре, искать бежавшего какого-то предателя среди каких-то отбросов общества, среди наркоманов и подонков... С неизвестно какой целью... Ежели был предатель - был бы приказ схватить и точка, а так... Тратить на это время, силы и деньги... Капитан Васильев наморщил лоб и стараясь правильно выговаривать слова французского языка, скомандовал бармену:

-Еще один двойной!

-Может и бутерброд, мосье? -

вскинул бровь бармен, беспокоясь не о клиенте, а о репутации своего заведения. Капитан-журналист Васильев, у себя на Родине принимавший литр на грудь, только усмехнулся и указал знаком - наливай! Бармен вздохнул и исполнил требуемое действие. Васильев опрокинул огненную жидкость в рот и слегка поморщился. Да, порции в восемьдесят грамм это просто курам на смех, как говаривал его папа в подпитии. Папа Васильева тоже был, до ухода в запас, бойцом невидимого фронта в Канаде.

Ну что же, вот и пришло время отметится. Может быть и заместителем резидентуры сделают... Если приказ из Центра, только похвалят за бдительность. А если это инициатива резидента, то поедет он в Москву рассказывать, зачем он это все придумал... А бегать по трущобам, кстати которых здесь и нет, он не собирается, дураков нема!

-Что вы сказали, мосье, я не совсем понял? -

слегка удивился бармен незнакомому языку донесшемуся от этого уже заправившегося клиента. Васильев хоть и будучи прикрыт статусом журналиста, слегка смутился:

-Это я не вам...

Бармен удовлетворенно кивнул головой и отошел к другому концу стойки, там какой-то элегантный мосье желал заплатить за кофе. Вот ведь придурки, ради вонючего кофе прутся в бар и оставляют здесь приличные бабки, сволочи... Может еще один заказать?.. Да наверное хватит...

-Счет пожалуйста, -

выдавил из себя вежливые слова Васильев и подумал - а вдруг Центру не понравится инициатива через голову резидента?.. Да нет же, они такие игры всегда любили и любят...

На улице было хмуро и пыталось сыпать мелким мокрым снегом. Скоро рождество - выкатилась слеза из мутного глаза разведчика, а потом и Новый год, мандарины. Подарки, елка... Если бы работник невидимого фронта не обхватил бы столб, то точно уронил бы свою репутацию и честь офицера в слякоть. В притормозившей невдалеке автомашине переглянулись двое сидящих скрытых сумерками. Помочь? мелькнуло в голове одновременно у обоих, но вовремя осознав анекдотичность поступка, углубились в чтение газет. Изредка бросая взгляды поверх печатного слова - не двинулся ли в путь их клиент...

Капитан Васильев плакал над своей разведческо-стукаческой поломатой жизней.

БЕРЛИН.

Хмурые тяжелые тучи, полные мокрого снега, то и дело норовили распороть свое брюхо об острый шпиль торчащий из шара телевизионной вышки и высыпать содержимое на улицы Берлина. Бр-р-р, ну и слякоть, на мостовых грязная жижа, погодка хуже чем в Лондоне и Амстердаме, и как только Холгер в такой дыре сырой живет, совсем непонятно...

-Уважаемый Слави, Берлин совсем не дыра, а вовсе наоборот - место культуры целой Европы! Я сбиваюсь с ног, бегая по различнейшим выставкам, фестивалям, вернисажам, презентациям, премьерам и тому подобной дряни! -

Холгер улыбаясь все такой же застенчивой улыбкой на тонком лице, как. и много лет назад, указал длинной худой ладонью на окно. Затем отхлебнув кофе из малюсенькой чашечки, продолжил:

-А вот ваша Прага, это же просто провинция, провинция культурной жизни, она же отстала минимум на... ну не знаю на сколько лет, но отстала и догонит ли еще, вот вопрос!..

-Болтай, болтай Холгер, мне твоя болтовня до лампочки, -

Слави с шумом отхлебнул чай и покосился по сторонам. Кафе по случаю обеденного времени и центральному месторасположению, а что - немцы длинные слова любят! было переполнено. Здесь не поговорить толком, не поболтать, ну его в жопу...

-Слушай Холгер, я к тебе с важным делом, а здесь не поговоришь, давай сделаем так - ты сейчас побежишь дальше по своим фестивалям и вернисажам, а вечерком встретимся и спокойно все обсудим, а?..

-Увы, -

улыбка на лице Холгера стала еще более утонченно-ироничной, прямо так и лезло из него боевое прошлое, видимо вот с такой вот улыбочкой и раздавал российским парламентариям гандоны, сволочь... Слави усмехнулся воспоминаниям, Холгер тоже, затем докончил мысль:

-Понимаешь Слави, у меня же основная работа как раз вечером и ночью, сейчас и поболтать только, я ведь даже подменится не могу, такова специфика, это тебе хипарю хорошо, а я увы - подневольный человек...

-Продался тельцу, Мамоне проклятому, вот и терпи за прайса...О'кэй, ну так как сделаем? Дело действительно важное...

-Очерти вкратце и сразу пойму, чем тебе могу помочь, Слави.

Еще глоток кофе, чашечка с наперсток, а он пьет и пьет, прямо фокусником стал Холгер, Каперфилдом...

-Чем помочь я уже придумал...Ну да ладно, давай слушай. Как я тебе рассказал - мы в Праге создали Центр, на нас обратила внимание пресса, следом и полисы, еще не сильно, но лучшая защита - это нападение. Пресса в Чехии если и не подневольна, то имеет самоцензуру, не позволяющую ей сильно лягать власть держащих. Это проблема. Предполагаемый, придуманный мною метод обороны - в Берлине организовать с твоей помощью компанию по ти-ви и в той прессе, где у тебя связи, Холгер. А я думаю они у тебя есть, не лыбся, не лыбся... Сильный натиск на чешскую полицию, прессу и правительство, допустившее атаки на нас. Я как Президент Центра мог бы дать интервью о целях Центра и рассказать об происках полиции - пока еще скромных их шагах и недружелюбной чешской прессе...

-Почему, это не я, а на прессконференции тебя обязательно спросят - почему такую прессконференцию вы не организовали в Праге?..

-Потому что чешские журналисты вместо того что бы попросить информацию, стали выламывать ворота, в прямом смысле - выламывать ворота!..

Прилетев из Амстердама в Берлин, Слави и Диди поселились у Холгера, тем более он почти у себя не жил, только прибегал переспать, переодется и принять душ. Холгер, когда-то легендарная фигура политического подполья Москвы времен Перестройки, не менее легендарная чем Новодворская или скажем к примеру Глеб Якунин, сейчас совсем не походил на подпольщика. Больше на "деловую колбасу" в области информации. Или уркоголика-яппи. Холгер был самым молодым иностранцем-эмигрантом, ведущим на берлинском телевидении раз в неделю собственную программу, кроме этого являлся авторитетным обозревателем движения сексуальных меньшинств в постсоциалистических странах, писал в целый ряд газет того же сексуального ориентира, кроме этого вел на каком-то радио какую-то задрипанную передачу об современном андеграунде России, а на другом радио читал свою еще не написанную (!) книгу с продолжением... Плюс обрабатывал эту самую книгу, подготавливая ее к печати по заказу одного издательства и ко всему этому еще бегал по различнейшим андеграундным всплескам культуры - выставкам, премьерам параллельных фильмов и прочая, неизвестно когда писал репортажи и очерки об этих мероприятиях и успевал их публиковать в газетах и журналах Берлина и Германии... Диди честно сказала, что если бы она делала хотя бы с четверть всего этого, то она бы умерла через неделю от истощения. Слави прокомментировал обширную и суетливую, с его хипповой точки зрения, деятельность Холгера более кратко и энергично - охренел сука!

81
{"b":"221995","o":1}