ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В зале на невысоком подиуме уже были приготовлены три стула, столик с бутылками минеральной воды и хрустальными стаканами. Со всех сторон жарко светили телевизионные прожектора, Холгер усадил Слави в центр, с одной стороны уселся сам, с другой усадил Диди. Слави забросил ногу на ногу - подумаешь, прессконференция, вот помню на вручении Нобелевской премии или это было на Оскаре?.. достал пачку табака из кармана куртки и принялся сворачивать сигарету. Это действие вызвало почему-то восторг у присутствующих и вспышки заполыхали еще с большей интенсивностью, выскочившая откуда-то сбоку худенькая девушка в джинсовой униформе с огромнейшим красным микрофоном дежурно улыбнулась сначала Холгеру, затем всем находящимся на сцене, а потом и всем находящимся в зале. Выждав минуту-другую и дождавшись относительной тишины, она поднесла микрофон к своему накрашенному рту и радостно сообщила по-немецки, улыбаясь изо всех сил:

-Гутен таг!

дальше Слави не понял ни полслова. И Холгер гад не переводит, вот морда! Сepдито выпустив клуб дыма, на что какой-то парень с хвостом волос и видеокамерой на плече восторженно показал большой палец, Слави спросил знакомого-приятеля:

-Может начнешь работать? Что она там поливает, Холгер, давай транслей!..

-Тихо, тихо Слави, пока она болтает всякую ерунду о тебе и знакомит журналистов с тобою...

-Знакомит меня с ними без моего участия? -

удивился Слави.

-Ну да, а что тут такого, ты же по-немецки ни в зуб ногой, правда здесь по-английски все умеют, но есть приличия и традиции, -

Холгер послал очередную обворожительную улыбку в зал, пригладил свои черные волосы и как-то рывком, как пружина, вскочил с места, подхватил микрофон, поданный ему девушкой и выхватив из кармана знакомые листки с коммюнике, затараторил не хуже ведущей по-немецки. Слави переглянулся с Диди, на что подруга подмигнула. Слави поинтересовался шепотом - что?.. Диди так же шепотом ответила - какая разница... И важно сморщила нос.

Наконец Холгер перестал трещать на языке Шиллера и подойдя к Слави, перешел на нормальный язык Шекспира:

-Итак Слави, господа журналисты ознакомлены, конечно вкратце и с твоей биографией...

-Я надеюсь ты им сволочь не все разболтал? -

зашипел по-русски Слави мимо микрофона, на что Холгер тоже мимо и тоже по-русски и тоже шепотом - мы же с тобою согласовали, олух, заткнись...

-...и с твоим Центром. Так же я обрисовал вкратце ситуацию с прессой в Чешской Республике и твою просьбу об помощи-защите немецкими журналистами очередного оазиса свободы, демократии и толерантности на чешской территории, который готовы затоптать политики и полиция Чешской Республики при попустительстве прессы. Итак господа, вопросы к господину Президенту Центра помощи и расширения гуманитарных идей шестидесятых годов Слави. Прощу по очереди!

И понеслось!..

-Берлинер Цайтунг, с какой целью вы создали свой Центр и почему избрали Чехию...

-Билден-Балден Магазинен, кто инвестировал ваши начинания?..

-Бормотун Бармарейшен Цайтунг, принимаете ли вы в свой Центр гомосексуалистов и лесбиянок?..

-Журнал "Бабочки и мы", что вы думаете о прошлом, я имею ввиду андеграундном, президента Чешской Республики герра Гавела?..

-Газета "Форч Шуперт", вы употребляете наркотики? А виски? А водку? А пиво?..

-Еженедельник "Бумс", правда говорят, что в Чехии царит полицейский террор по отношению к андеграунду? И как это можно совместить с прошлым бывшего министра МВД гера Румла? Ведь он сам был представителем адеграунда...

-"Шпигель", наших читателей интересует - у вашего Центра нет связей с современной Россией, я имею ввиду политиков и мафию?..

-...Ну что, как думаешь, поможет? -

поинтересовался Слави, сдувая пену с очередной кружки с пивом и прислушиваясь к голосу под потолком - пропустить свой самолет не хотелось бы...

- Я думаю все будет отлично. Не смотря на очевидную провокационность большинства вопросов, общее мнение журналистов было на вашей стороне. Все будет хорошо, спокойно летите к себе в Прагу, а я тут еще дорыхлю. Главное - материалы, присылайте больше материалов, Диди, проконтролируй этого ленивого хипа - пусть присылает сразу, как что появится нового...-

Холгер улыбнулся застенчивой улыбкой, так похожий на подростка, несмотря на легкую щетину, вылезшую на скулах. Диди улыбнулась и погладила Холгера по руке:

-Большое спасибо, Холгер. За все...

-Еще рано благодарить. Завтра уже будет видно... Но я думаю уже в сегодняшних вечерних газетах уже будет материал. Ваш самолет объявили...

Слави стоя приобнял Холгера за плечи и шепнул тому на ухо - противный. Холгер улыбнулся и кокетливо махнул на него кистью руки, немного пародируя мещанское представление, подкрепленное и фильмами, о гомосексуалистах - уйди... Диди непонимающе, но с улыбкой смотрела на эту мгновенную пантомиму.

-Ну Холгер, давай пожмем твою руку, спасибо за все. Мы побежали...

-До самой Праги?

-До самолета, Холгер. Иронию оставь для читателей. Чус, Холгер.

-Чус Холгер и всего хорошего, приезжай к нам в Центр.

-Я не хиппи, Диди... Чус приятели, передавайте привет Володе-Бороде. Пока.

А ночью Холгеру приснилась Москва.

1989 год.

Холгера Холгером прозвали в Бауманке. Нет, он не учился в Высшем техническом училище имени Баумана, месте подготовки кадров для ракетной промышленности, он просто нелегально проживал в общежитии этого учреждения. На дворе была Перестройка, бардак и вседозволенность, а потому ни кому не было дела до этого - кто живет, как, где и с кем в Бауманке. Кроме Холгера, в этой странной комнате, где хозяевами были полинаркоман Ерема и панк товарищ Морозов, это все тоже прозвища, обитало всегда от пяти до почти бесконечного количества людей, например частенько ночевал на столе без ножек, убрав грязную посуду с него под кровать и укрывшись дранной солдатской шинелью, гениальнейший журналист самиздата и представитель андеграунда Серьга... Или ночевал на раскладушке начинающий гениальный писатель-хипарь Володя-Борода... Или в другие дни, так и к не пересекшись в Москве - не судьба, приходил в эту комнату не менее гениальный, но неизвестно в какой сфере, Слави, с которым Володя-Борода встретился лишь в Праге на Кампе и перебирая общих знакомых и точки соприкосновения, взаимно выскочили на одну и ту же комнату в Бауманке... Сюжет для романа, и только! А во время проведения глобального рок-концерта "Рок против наркотиков" и говорить нечего - комната превратилась просто в многоэтажный отель, с ресторанами и кафе, читальным залом и курительными салонами, парикмахерской и многочисленными номерами... И все это на двадцати двух квадратных метрах.

Посередине комнаты стоял стол без ножек, одна столешница, в правом углу от входа двухярусная кровать солдатского образца, на первом ярусе спал товарищ Морозов, на втором - Холгер, по паспорту Горшенин Олег Яковлевич. В месте его ночлега был какой-то парадокс - Холгер спал на втором ярусе солдатской кровати проживая нелегально в этой странной захламленной и переселенной комнате только в связи с тем, что бы не спать на двухярусной кровати в казарме советской армии...

Холгер категорически не хотел идти в армию. Советскую. И вместо того, что бы спокойно лечь в психушку или скрыться от командования самых миролюбивых сил, взял и написал письмо товарищу Язову. Который был министром обороны СССР...

"...не считаю нужным служить в армии, которая является армией оккупантов, в течении долгою ряда лет ведущую несправедливые захватнические войны в ряде стран, оккупирует и..."

Раньше бы Холгера за такое письмо спрятали бы в дурдом, но на дворе Перестройка и Гласность, а потому получил Холгер от гуманного советского суда всего два года, условно. С отбытием наказания на стройках народного хозяйства. На разговорном - "химии". Но отбывать наказание не стал, самовольно и без документов покинул город свой Оршск, прибыл в Москву, неизвестно каким образом познакомился с Еремой, стал нелегально проживать в комнате со столом без ножек, с разрисованными стенами и... И вступил в партию. К этому времени монополия КПСС на партийность была подорвана возникновением целого ряда партий - анархистической, демократической, патриотической, либеральной, конституционной и прочая, прочая, прочая... Холгер выбрал с самым длинным названием, неизвестно почему - Транснациональная радикально-либертианская партия. В главе которой и среди ряда других известных людей была и звезда порно Чичилина... И стал Холгер в московском филиале транс и так далее партии активистом, без которого не обходился ни один скандал, то есть мероприятие.

84
{"b":"221995","o":1}