ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вспыхнул свет в малюсеньком коридоре, в темном зеркале отразилось лицо с брылями, полностью седыми бровями, но с еще черными усами - цвет натуральный, не окраска! неплохое такое выбритое лицо, явно знакомое с массажем и опасной бритвой в руках отличного парикмахера... Василий Яковлевич снял башмаки, одел мягкие домашние туфли, не тапочки господа, я вам не бабушка! и прошел в гостиную, то же миниатюрных размеров. Из кресла стремительно встал какой-то молодой, в чем-то черном, человек и открыл рот... Дальше Василий Яковлевич почти ни чего не помнил, нет, конечно нет, если бы он напрягся бы - то конечно бы вспомнил, вспомнил бы кусками... Ну вспомнил бы, но кому это нужно? ни кому...

Усадив внезапно потерявшего сознанье молодого человека в кресло и аккуратно привязав его бельевым шнуром специально припрятанным именно для таких случаев, Василий Яковлевич уселся напротив неизвестного, бесцеремонно разглядывая того. Спортивен, лицо славянского типа. Одеколон дорог, но сильно резок и безвкусен, кое-какие мелочи - состояние кожи на лице, зубы, волосы, одежда, все вместе говорило Василию Яковлевичу - оттуда. Но почему этот козел не оставил торчать из ящика на двери "Фигаро" как условленно, и почему не позвонил с утра, перед его ежедневной прогулкой, как тоже договорено давно и навсегда?.. Вопросов было много, а ответ по видимости один - бардак. Или как здесь принято говорить - бордель. Кругом бордель... Ну что же, пока хрупкий молодой человек с накачанной мускулатурой отдыхает, можно посмотреть, что же у него в карманах...

В карманах у молодого уже слегка замычавшего и пытавшегося пошевелиться человека, черт... кого же мне напоминает это нефранцузское рыло? ни как не могу вспомнить, старость не радость, наверное пора уже на покой... В карманах же молодого человека был обыкновенный джентльменский набор - порнографический журнал, небольшой пакет, такой спецпакет в спецупаковке, пяток гандонов, авторучка - явно стреляющая, вот придурок! в портмоне пачка, ого сколько! франков и естественно долларов... Ну у какого француза в портмоне доллары, зато ни одной кредитной карты, когда же научатся работать, ни карты, ни документов, боже мой, везде бордель...

Молодой человек раскрыл мутные глаза - как у месячного щеночка, издал странный звук, как будто собрался рыгнуть на старинный хороший ковер и медленно повел взглядом по комнате, видимо с трудом соображая. что за напасть с ним случилась, не потолок ли ему на голову рухнул...

Василий Яковлевич добрался наконец до жопных карманов черных джинсов молодого человека, извлек оттуда польский паспорт с неплохо переклеенной фотографией молодого человека. Молодой же человек, почти очнувшись, вспомнив все приключившееся с ним и найдя блуждающим взглядом Василия Яковлевича, взвыл нехорошим голосом:

-Ты что же гад меня уделал, я все отцу расскажу, тебе здесь сука не работать!..

И естественно на великом и могучем, от которого Василий Яковлевич в общем-то почти уже отвык. Рассмеявшись, Василий Яковлевич наконец сообразил, на кого же похож молодой человек. Этот молодой человек был вылитой копией начальника Василия Яковлевича генерала-майора Зубкова, командующего всеми резидентами Франции и Швейцарии. Просто вылитая копия, только молодая, лет так на тридцать моложе...

-Что же ты мерзавец, газетку позабыл в ящичек сунуть? -

голосом участливой бабули поинтересовался Василий Яковлевич, нелегальный резидент в Париже, не торопясь развязывать молодого человека, явно курьера, генеральского сынка. И естественно тоже на великом и могучем.

-Да это... киоск был закрыт... ну внизу, я подумал - ты... вы меня узнаете...

ЧАСТЬ ПЯТАЯ.

ПРАГА.

Все когда-нибудь кончается, говорили утешительно древние философы, вот и тучи над Центром помощи и развития гуманитарных идей шестидесятых годов, уютно и привольно развалившемуся в бывшем пивоваренном заводе на улице Корунной, развеялись. Нет, ни репортажи защитника марихуанны пана Долежала из "Рефлекса" обильно сдобренные фотографиями, ни запросы независимых депутатов чешского парламента, ни акции протеста хипни, ни письма гнева от лица прогрессивных общественных организаций, ни многочисленные статьи в местной и зарубежной прессе не могли прогнать довольно таки поднадоевший микроавтобус, казалось примерзший к углу Центра. И только предложение Слави, сопровождаемое подмигиванием и высказанное в узком кругу за обеденным столом в клубе - может зарядить "кислоты" в пару-другую ящиков с пивом и подсунуть в тот маленький магазинчик, где эти гады с автобуса отовариваются? сдвинуло микроавтобус и проблему с места... Хотя скорей всего больше их напугало решительное высказывание Алекса - все, подаю на сук в суд, сколько можно терпеть блядей, завтра нанимаю Сокола (пан Томаш Сокол был самый известный и успешный юрист в Чехии)... А может быть невинное высказывание Володи-Бороды - поджечь гадов что ли?...

Одним словом - неизвестно что послужило толчком к решению проблемы, скорей всего все вместе взятое, но факт остается фактом и тридцать первого декабря - в последний день уходящего столетия и как некоторые утверждают и тысячелетия, хотя другие с ними усиленно спорят и переносят сакральную дату на следующий год... В общем - утром на углу микроавтобуса не было. И только сухой асфальт, в отличии от кругом намерзлого снега на нечищеном тротуаре и говорил о том, что еще вчера здесь стоял передовой форпост чешской демократии, усиленно бдевший над тем, как расползается зараза наркомании и ассоциальности из этого гнезда мафии по всей Европе...

-Слави, гризли, ура! Они нас оставили в покое! -

радовалась и прыгала маленькой девочкой Диди в норвежском свитере, нет, не подарок из обанкротившегося секи-хенда, а привезенное с собою от олдмути добро.

-Может быть это в связи с Новым Годом, а потом все встанет на свои места? -

почесал лохматый затылок президент Центра и обняв скачущую Диди, попытался направить ее скачки в сторону кухни. Бесполезно, герла не врубалась в утренние запросы своего гризли и продолжала радоваться такой малости... Ну убрались, так еще неизвестно, может кроме микрофонов и шпионов наоставляли, хотя страшное это дело - своих подозревать, но в жизни всякое случается... Лучше бы завтрак приготовила, чем скакать...

-Интересно, уже все знают или только мы? -

задумалась не переставая скакать, над вопросами бытия Диди и решила поделится радостью с Нурой. Но Слави решительно воспрепятствовал этому:

-Хватит! Ну хватит, куда ты ломишься, радость моя в мартинсах, Алекс с Нурой еще дрыхнут без задних ног, а ты...

-Сам ты дрыхнешь без задних ног! -

из распахнутой настежь двери донесся с подъезда голос Алекса, ему же вторила что-то бурча на неизвестном языке Нура. Алекс пованивая одеколоном со свеже выскобленных щек, усмехаясь поинтересовался:

-Слышали новость, фолкс?

Нура и Диди, по своей женской природе, не выдержав торжественности момента, заорали хором:

-Полисы скипнули, гады, да здравствует свобода, ура!..

В их дружно-женское "ура" вплел свой голос Володя-Борода, следом из-за двери кричала Маркета, а там и еще кто-то лез, и еще, и еще...

Завтрак предновогодний превратился в торжественный обед, посвященный победе над микроавтобусом. Разошедшись, Слави даже хлопнул тремя бутылками "Сект Богемия" с просроченной датой реализации, произведя досрочный новогодний салют.

-...Ну что пипл, мы им еще покажем!..

-...Да что ни говори, фолкс, а мы их напугали гадов!..

-...Главное вовремя бензинчику приготовить!..

-...Или ЛСД!..

-...Бедолаги, наверное Сокола пересрали!..

-...Не скажи, и "Рефлекс" с Долежалом им соли под сраку насыпали!..

Все это и многое другое было произнесено на английском, частично на русском, а частично и на чешском языках. Высказывания сопровождалось поеданием деликатесов с просроченным сроком реализации, не заработанных и приобретенных "за отвоз", плюс запивалось довольно таки большим количеством пива все с той же просроченной датой реализации, небольшим количеством секта, и умеренным количеством кофе с чаем... Ну а в качестве десерта конфеты, печенье и повсеместно преследуемые на территории Чехии самокрутки и джойнты с "грассом"... с "травичкой"... с "марьянкой"...

99
{"b":"221995","o":1}