ЛитМир - Электронная Библиотека

19 июня, понедельник.

ТОРСТ.

На Опатовиска стоит обыкновенный жилой дом, число 24. На домофоне есть кнопка и с надписью – издательство ТОРСТ. Они издали местного андроша-хипаря, музыканта рокового Трешняка – Ключ пол половиком, отличная талантливая книга и автор не говно, фото видел – морда толстая волосатая, щеки и подбородок давно не бриты, глаза хитрые, почти как у меня, ну на немного старше. Вот я с дуру и подумал – а вдруг?!.. Звоню в домофон, из пластмассовых дырочек раздается сначала хрип, затем голос: -Издательство Торст, пан хмрпкст, – одним словом непонятно что за пан. -Здравствуйте, –

прильнул я к домофону, как к губам своей любимой жены.

-Я автор, издал одну книгу в издательстве... -К сожалению портфель моего издательства полон. Насхледоноу...

Первое мое желание – с размаху удариться головой об пластик домофона. Второе – держать палец на кнопке издательства, пока на улицу не выскочит эта падла. Третье – пойти отсюда... Что я и сделал.

И что это я такой стал нервный, полон у него портфель и все, нет у человека настроения разговаривать и все, много нас здесь с рукописями шляется, со всеми не переговоришь...

ИЮЛЬ.

10 июля, понедельник.

ПАСЕКА, адвокат.

Наконец-то! Наконец-то десятое июля!! Подпрыгивая от нетерпения, прусь как танк в Пасеку. Наконец-то!.. -Добрый день. Мне нужно пани Криснерову, пожалуйста...

Телефонная трубка отзывается незнакомым голосом:

-Пани Криснерова у нас уже не работает...

Глотаю воздух широко раскрытым ртом. А...а...а... Продавщица с легким удивлением следит за моей артикуляцией – подавился что ли этот волосатый?..

-Как не работает, у вас лежит моя книга, ну, в вашем издательстве, Песок из Калифорнии, я месяц назад разговаривал с паном Михачеком... -Пан Михачек в отпуске, может быть я могу вам чем-нибудь помочь?.. – голос участливый до омерзения! -Да, могли бы, полгода назад я дал рукопись в ваше издательство... – пускаюсь я в путанный рассказ о путешествии моей рукописи в стенах этого издательства, этого... нет слов, на своем своеобразном почти чешском. -Знаете что, я не совсем в курсе насчет вашей книги, давайте сделаем так – сегодня понедельник, давайте позвоните, ну скажем в четверг, только не на этой неделе, а на следующей, скажем 20 июля... Вам удобно?

Неудобно спать на потолке с чужой женой – одеяло падает! молча глотаю я воздух, соглашаюсь с терминами – а куда я на хер денусь! и выхожу из магазина... Всякое я уже повидал в Праге шатаясь по издательствам, но такого откровенного блядства, такой херни!.. еще не встречал... Если они меня все же напечатают – будет очень смешно. Ну бардак напротив театра...

А теперь на Музеум, здесь пешочком совсем ничего, по пути надо успокоиться, адвокат слична Воборжилова моей творческо-богемной взволнованности совсем не поймет. Она меня не в издательских делах консультирует-защищает, а в азилантских. Домофон, чистая лестница, старый дом, крепкие дубовые двери с бронзой табличек, приветливая секретарша предлагает посидеть в кожаном кресле возле столика с журналами... Какая разница по сравнению с издательствами, а ведь тоже чехи! и тоже прайса заколачивают, так почему же в одной фирме, ну по выпуску книг фирма, норовят обмануть, подвести, нагрубить, не принять, и так далее... А вот в другой фирме, где некультурные бездушные бизнесмены-юристы, делающие деньги на человеческом горе-несчастье – приветливы, услужливы, заботливы... Так почему суки издатели, я хочу спросить вас всех – и добрых, и не очень, и напечатавший меня Матя и отказывающие мне по разным причинам, почему? Почему так? Вы что – больше других заняты?!.. Ответ же напрашивается сам собою – здесь меня любят, так как я клиент, даже если не плачу. Там же я надоедливый проситель, которому в перспективе еще и платить надо... А что они, издатели, на мне еще больше во много крат заработают – чужие деньги считать некрасиво! Гады... Слична Воборжилова освободилась почти сразу, предлагает мне чаю, останавливаюсь на минеральной воде, я же не узбек, в жару чай-то пить. Говорим о нашем совместном деле – выбивании для меня азила из чешского правительства. Которое не сильно то его дает. Каждому давать – блядью станешь, я это хорошо понимаю. Нас много – Чехия одна. Всех беженцев не пригреешь, мир большой – пошли в жопу... То есть домой давай, поворачивай сани, куда прешь... И вообще – Чехия для чехов! И так далее. Договариваемся с Воборжиловой на стратегии – выбивание из МВД законных сроков рассмотрения моего дела, параллельно направив заявление на гражданство(!) в связи с исключением из правил согласно закону такому-то от года такого-то... Мы их сволочей доломаем, соглашаюсь я со сличной Воборжиловой, прощаюсь, и бреду по Праге. Жара.

20 июля, четверг.

ПАСЕКА...

Пришел в Пасеку налитый гневов уже с дома. С сушарни то есть. Где живу, там и дом. И на Канарах мы называли свой пляж домом. Мы хиппи люди простые... Продавщица сразу соединяет меня с бункером. То-то же!.. злорадствую я и беру трубку. -Пан Борода. -Добрый день, пан Борода. Наш издатель хотел бы с вами поговорить... -Я с большим удовольствием! -Только не сегодня, сегодня он занят, к сожалению... Вас бы устроило через неделю, скажем двадцать седьмого июля, тоже в четверг?.. -Конечно же устроило бы! А во сколько? -Ну скажем часа в три, подходит? -Конечно же да, подходит!.. -Ну так мы договорились, ждем вас через неделю, в четверг двадцать седьмого в пятнадцать часов. Насхледоноу! -Большое спасибо, насхледоноу!

Улыбаюсь продавщице во весь рот, она в ответ, выпуливаюсь на улицу и даже не знаю куда бежать... скорей всего надо домой, в сушарню, радовать свою П. обалденной новостью. Сам пан издатель соизволил со мною поговорить видите ли, клево! Наверное предложит подписать договор на все написанное мною!..

21 июля, пятница.

ЕЖ.

Издательство со странным названием ЕЖ, но расположено на Вацлаваке, судя по книгам – неплохое. Решил после обеда навестить их. На улице жара, в Праге настоящее лето, мы с П. ни куда не едем, ждем, ждем, ждем... Азила от МВД, правительства Чехии, хрен знает от кого... И когда он будет – тоже хрен знает. Жду так же ответа от МВД на написанное гневно-уважительное письмо с массой ссылок на законы от моего адвоката, мол нехорошо нарушать сроки, мы за вами следим, ай-ай-ай... Павел небритый ангел, сводил меня в парламент еще разок, еще разок хотел показать меня пану Кинлу, но я то не дурак – еще разок подписывать ему книгу. Но и пан Кинл тоже не дурак – дел много, не принял, принял нас его ассистент с длинным хвостом чисто-чисто вымытых волос, черный костюм, белая рубашка и блестящий галстук обтягивали сытое тело. Клятвенно заверил от имени пана Кинла – еще одно письмо в адрес МВД обеспеченно, мы его допинаем!.. Попили мы там с Павлом водички минеральной, поглазели на старинную резную мебель и картины по стенам, и пошли на вон. Кстати – я опять звенел изо всех сил на проверке у секурите – пряжка ремня, браслет на руке, часы в кармане бархатного пиджака найденного на улице... Пришлось все показать, положить в коробку и еще раз проходить сквозь раму. Спасибо хоть ремень со штанами, безопасность парламент превыше всего!.. Иду от Музеума вниз по Вацлаваку, по левой стороне, смотрю по сторонам, расталкиваю туристов плечами, слежу за нумерацией домов. А вот и нужный мне номер... Полураспахнутые ворота, ободранный фасад... Под аркой распахнутые настежь ворота сколоченные из не крашенных не струганных досок, вывороченная земля, рабочие в робе, строительная техника, кучи строительного мусора... Ни хрена себе!.. а где же издательство?!.. А ведь адрес я с «Новых книг» недельной давности взял ... А тут судя по всему не первый год ремонт тянется... Это что же получается?.. Ну суки позорные, ну гады... Прусь по жаре назад в сторону метро, чертыхаюсь и потихоньку закипаю.

24 июля, понедельник.

Почта.

В воскресенье были у принтов П. Теща улыбалась, заглядывала в глаза и требовала того же, тесть жал руку, настораживался на мой чешский, стараясь уловить смысл и как не странно – понимал, одним словом – обед прошел в дружественной обстановке, стороны остались довольными друг другом... Кроме всего прочего – банок с вареньем, выстиранных простыней, прочитанных журналов Рефлекс и Новый Патрон с отчеркнутыми статьями, мы , в частности я, получил еще письмецо с синей полосой, это работники чешской почты уведомляют меня. Мол приди и попробуй получить у нас адресованное тебе письмо... попробуй, а мы посмотрим, хе-хе-хе... Делать не чего, вот я и поперся на почту. Гнусное бело-синее здание из бетона и стекла на Пльзенской, обшарпанный холл воняющий постоянно – сколько раз я здесь не был – супом, то ли столовка тут, то ли мужик за стеклом себе жрать готовит. Очереди слава богу нет, подхожу к оконцу за решеткой и подсовываю в щель внизу свое приглашение. Молодая пухловатая пани быстрыми шаловливыми пальчиками перебирает письма в ящике на мою букву, ну с которой начинается мое фамилье, извлекает на свет божий адресованное мне послание от любимого мною МВД и ласково так просит у меня: -Паспорт пожалуйста...

16
{"b":"221997","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
В плену
Земное притяжение
Любовь не выбирают
Яга
[Не]правда о нашем теле. Заблуждения, в которые мы верим
Кофеман. Как найти, приготовить и пить свой кофе
Управление полярностями. Как решать нерешаемые проблемы
Его кровавый проект
Viva Coldplay! История британской группы, покорившей мир