ЛитМир - Электронная Библиотека

И все равно, не смотря ни на что, мне эта усатая противная морда чем-то близка, хотя бы своим творчеством.

А потом у Васи появился младший брат, но не дурак, так как это еще был средний. Эдичка... Лимонов который. Сам псевдоним предполагает и подразумевает ерничество и стеб, в том числе и над всем святым (читай выше про Аксенова). Если бы Эдуард родился бы на пяток лет-десяток лет позже и в период своего возмужания, в том числе и полового, прошел бы школу жизни не рыцарско-блатную в подворотнях Харькова, то был бы из него первоклассный хипарь!.. Правда чуток больше чем надо циничный, издевающийся над «козьим» племенем, ну быдлом то есть, ну простым советским народом, чего тут не понятного, но это ничего. Но к сожалению родители Эдички поторопились с началом семейной жизни и что родилось, то и родилось... А потому с Лимонова хипарь не вышел. Клеша носил, волосенки длинные имел, в сандалиях по Нью-Йорку разгуливал, свою личную сексуальную и наркотическую революцию делал, но... Хипарь из него не вышел, а все потому, что... Воспитание подворотни сказалось. Зависть, злоба, нежелание напрягаться-трудиться, даже в бизнесе, но желание все иметь!.. Вот и шил Эдуард штаны в Москве на хлеб насущный, стишки писал, что бы в собственных глазах совсем в надомные портные не упасть, доказательства? очень просто – став известным писателем за бугром, ни разу не покусился опубликовать свои стишата, ну исключение только русскоязычное издательство «Ардис», прозой ограничился, значит осознает им место, стишкам сортирным, осознает!.. То есть богемствовал в полный рост, знакомства в посольствах и консульствах, в друзьях атташе по культуре, послы да консулы, ну старшие братья по его же терминологии, богемствовал в богемных чердаках и подвалах, мастерских и студиях, во всем этом андеграундно- литературно-художественно-скульптурно-хрензнает каким... Иначе ведь на шитье штанишек и себя уважать перестанешь. Ну а если бы был по правде поэт – с душой поэта, а не швея, то голодал бы и мерз бы, был бы не от мира сего, лично я встречал такого – Брат Ломов-младший, бутылки человек собирал! что б работа не отвлекала от писания стихов, пить бросил! что б не тратиться. А тут... Говорить смешно. Итак, старший брат стиляга по молодости, нонконформист по специальности, писатель по призванию, и талантливый писатель, скажу прямо! расчетливый Вася, набрав себе очков в глазах международного демократического мнения, став известным и лично многим из больших людей на Западе, в Сибирь его теперь не упечешь, не сталинские времена, вот и написал «Ожог». Причем талантливейший роман, как и почти все остальное написанное усатым стилягой. Слов из песни не выкинешь. И оставила его Родина-мама за границей без гражданства... Эх, нам бы такое наказание... Средний брат уже не столь расчетлив – карьеру себе стряпать среди писателей из колхоза, ярких представителей козьего племени, не захотел. Не стал... Не сдержан – не захочешь, а дашь кому-нибудь в морду, козлам этим... Эдичка штаны на дому шил, нелегально, поэтом притворялся, наслаждался богемной жизнью, в лучах славы озорника-хулигана купался, с КГБ в прятки играл, хотя ни чего антисоветского не совершал, просто жил не по-советски. Ну а когда терпение вышла у советской власти вся, то... Хулигана мальчишечку и наказали примерно, ой страшно наказали – выслали по израильской визе да прямиком в Америку, на толстые хуи негров, ой мама!.. и папа офицер НКВД, позже МВД, за что же?! за что же?!.. А тут еще жена ушла, поблядушечка, ушла и пошла по рукам и остальным частям множества тел, так бритвой по венам, из это же такой обалденный роман состряпать можно!.. И состряпал. Талантливый. Тут тоже слов из песни не выкинешь. Талантлив в писанине-литературе Эдуард Лимонов, шляпу долой. «Это я Эдичка», действительно крик, действительно талантливый, действительно обнаженный, действительно исповедальный... Ну а следом пошло-поехало. Ну а натуру свою, ленивую, жадную и завистливую даже талантливому писателю спрятать трудно. Нет-нет да вылезет среди строчек в книгах Лимонова черная зависть. Что поделаешь – всего хочется. Побольше... И когда появилась возможность – с головой бросился в...политику, не в омут. И если раньше коммунистов ругал-ненавидел и старших братьев, ну политиков, то теперь создал национал-большевистскую партию, и хочет Эдуард Лимонов всех россиян загнать по новой туда, где они дураки и так семьдесят лет говна хлебали да горем прикусывали, ну и куда они сами и без него хотят попасть... Ай да Эдичка, ай да мальчик!.. Лучше бы он пидарасом остался бы, чем в политику полез. Ну а третий был дурак. То есть это я. Что бы долго не рассусоливать, скажу кратко – мне один водила на Украине, подобрав меня на стопе, так сказал – а какого хера вы не постригетесь? постриглись, переоделись, а сами живите, как раньше, и вас ни кто не увидит, и менты напрягать не будут... В этих словах сермяжная правда народа – будь как все, делай свое и все будет пучком... А мы дураки, вместо того, что бы замаскироваться и стать как все, внешне, внешне! а самим делать свое, жить по своему, мы расшитые и патлатые, обвешанные бусами и колокольчиками, премся по бездорожью истории, прямо навстречу движению, перебегаем перед самыми танками событий дорогу, и не учимся ни на чужих, и ни на своих ошибках... Мне часто – родители, менты и учителя, говорили – тебе же будет хуже! Пускай, пускай хуже, зато по моему! Пускай неправильно, но по моему!! Пускай потом отольются слезы, но зато сейчас карнавал!!! Какая пенсия, если мы молоды и нам всего по двадцать! тридцать!! сорок!!! Какой

AIDS

к черту, когда нас любят и мы любим!!.. Мы живем, как, где и с кем хотим, поем, что желаем, а не что нам рекомендуют. И многие из нас умрут, когда захотят. А не когда распорядится кто-нибудь другой, даже если он мудрый и всемогущий... Я пил и тусовался, кричал и дурачился, моим наилучшим оттягом в молодости было наблюдать ранним утром идущих на пахотьбу... Да, мы были молоды, мы делали ошибки, мы спорили, но мы были правы. Это я вместе с Эбби Гофманом так до сих пор думаю. И вместо очередного отъезда и потери там гражданства, вместо выезда по израильской визе в Америку, я отсидел шесть лет за не хер собачий, и даже моя любимая П. иногда говорит – и зачем вам это было надо, вы же хиппи, а полезли в политику... Да, лучше шлепнуть в говно, чем в политику, да, я был сильно не прав, участвовав в печатании и распространении отрывков из Декларации прав человека с точки зрения моей же собственной философии и принципов, но... Но я же дурак, непрактичный немного, делающий что хочу, а не то, что надо, я же не старший рассудительный Василий-Вася, и даже не средний – иронично-злой и завистливо-практичный Эдуард-Эдичка. я же самый младший!.. А младший же всегда в сказках был дурак, я же клоун по жизни, я же умру от смеха, подавившись собственными слюнями, устроив какую-нибудь пакость-шутку, ну пирожное подложу девушке красивой под жопу в трамвае и глядя на ее ошизевшую рожу перекошенную, сдохну хохоча в свои красивые сто двадцать лет!.. Но не буду, не буду, не буду как все!!! Не буду!!! Я вам не Вася и не Эдичка, я Володя Борода, хипарь по жизни!..

19 сентября, вторник.

Русский издатель – Х.Т.

Договорились мы с Вячеславом встретиться все там же – в кафе Обецного дома, где от цен аж глаза лезут на лоб у меня, а у официанта от моего вида. Я совсем не понимаю – он что, с деревни? он что, ни разу в Праге хипов не видел? он что, дикий?! А может... а может ответ прост – он ни разу не видел таких русских? Так пусть морда успокоится, я не русский – мать башкирка, отец детдомовский, а я просто хипарь русскоязычный, вот и все. Сижу, из последних сил цежу сквозь сжатые плотно-плотно зубы давно уже остывший шоколад, официант с уважением бросает на меня взгляды, все же не каждый может такое – час двадцать пить двести грамм жидкости, такое умение можно в цирке показывать, за прайса!.. А этого пидара, козла вонючего, все нет и нет... Отсидев полтора часа в этом подвале с низким потолком и высокими ценами, я расплачиваюсь наконец-то с официантом – он наверное думал что я до завтра здесь сидеть буду, забираю со стола папку со Звездами для Командора и выпуливаюсь под мелкий дождь. В спину мне смотрит с сочувствием официант, по-моему он понимает, что я цедил воздух из пустого стакана не ради прикола полтора часа. Видимо тот или та, кого ждал этот русский не похожий на русского, не пришел-не пришла... На площади Республики, проигнорировав английский негра в псевдо старом камзоле и белом парике с буклями, норовившем мне всучить билеты на ненавидимую мной классическую музыку, торможу возле урны. Достаю прайсник, из него визитку Вячеслава-козла, издательство ХУ, вот именно – ХУ! МАНИТАРИАН ТЕХНОЛГИЕС, и с чувством глубоко удовлетворения рву ее на мелкие клочки. А клочки бросаю в урну... Да, я понимаю – он сломал ногу, у него умер любимый попугай, его внезапно вызвал резидент ФСБ в Праге... Я все понимаю и даже сочувствую ему. И даже я знаю – он меня не издаст, потому что я не ждал и не стал его искать. Я все это прекрасно понимаю... Но какого хера я сидел с пустым стаканом в дорогом кафе полтора часа – этого я не понял. И ни когда не пойму. Загадочная русская душа русского бизнесмена без офиса...

20
{"b":"221997","o":1}