ЛитМир - Электронная Библиотека

— Все понял, не надо возмущаться, — Женька положил ладонь между чуть выступающими лопатками, осторожно погладив нежную кожу. — Извини, не подумал. Пошли.

Куда именно, уточнять не пришлось, он быстренько затащил её в ванную и потянул край пледа. Алена от неожиданности вцепилась в него, как девственница в ночную сорочку, стягиваемую молодым мужем. Правда, воевали они недолго — поняв, что ведет себя глупо, она разжала руки, как раз в тот момент, когда Власов особенно активно пытался отобрать у неё эту одежку. От рывка Герман даже на месте развернуло.

— Все, хватит глупить, лезь в душ, — у Женьки уже заканчивалось терпение. Если бы это была не Алена, и у неё не произошла сегодня эта фигня, он бы уже давно рявкнул так, что девушка бы сама с себя все сняла и рыбкой нырнула в ванну. Даже если бы та была пустой.

— Жень…

— Что?

— Не закрывай дверь, хорошо? — она попыталась с максимально независимым видом шагнуть под струи теплой воды, но подрагивавшие коленки выдавали с головой.

Как только оказалась в ванной, сразу же почувствовала приступ паники, настолько сильный, что в первые несколько секунд не могла даже говорить. Острый до звона в ушах страх настолько дезориентировал, что она и в плед-то вцепилась из чистых инстинктов. А теперь поняла — не сможет находиться в этой комнате одна.

Женька только вздохнул, но задернув занавеску душа, устроился рядом, присев на стиральную машинку. Так, чтобы, вроде, и не мешать, но достаточно близко, давая так необходимую ей сейчас уверенность в своем присутствии.

Пока Алена, периодически шипя от боли в порезах, купаясь, Власов, молча рассматривая серо-зеленую плитку на полу, снова задумался о том, как им теперь общаться.

Блин, ведь не зря старался не засматриваться на Герман, как чувствовал, что она может обеспечить пару таких "сюрпризов", что и не унесешь. С другой стороны, рано или поздно, но женщину бы он в ней увидел, тут к гадалке ходить не надо. Сегодня, по крайней мере, стал для неё чем-то вроде якоря, чтобы не скатиться в истерику.

Да и о том, что они занимались сексом, жалел, скорее, как о факте, влекущем изменение таких привычных и комфортных отношений. Не таких, как с Инной, на то она и сестра, но что-то, намного более близкое, чем было до этого с любой девушкой. Хотя и тот факт, что в интимном плане они идеально подходят друг другу, тоже отметил.

Ещё когда отмывал стенки ванны от розоватых следов её крови, наряду с тем, что именно сделает уроду, на неё покусившемуся, размышлял ещё об одном — что делать дальше? Таких отношений, как раньше, уже точно не будет. Не смогут они делать вид, что ничего не было. Ну, пару дней фальшиво поулыбаются, стараясь при этом друг друга не касаться, а потом кто-то один все равно сорвется. Не получится у них не вспоминать. У него, по крайней мере — гарантированно. Да и Аленка не станет ничего отрицать и прятаться — характер не тот.

Теперь бы только найти компромисс… Вообще-то, в качестве постоянной любовницы она бы его полностью устроила. И в постели хорошо, и поговорить есть о чем. Осталось выяснить её мнение на этот счет.

Но, естественно, не прямо сейчас, ибо существует большой шанс после такого предложения стать шепелявым и одноглазым одновременно.

Алена же пыталась вымыть голову и сдержать болезненные ойки. Порезы ныли сильнее с каждой минутой, и теперь предложение Власова выпить обезболивающее становилось все соблазнительнее. Не то, чтобы она с предубеждением относилась ко всем препаратам, но старалась не применять без веских на то оснований.

— Все нормально?

Девушка на секунду замялась, а потом мысленно закатила глаза — чего теперь стесняться-то?

— Можешь помочь? У меня не получается промыть волосы…

— Чего раньше молчала?

До того, как отдернулась занавеска, Алена все-таки успела повернуться лицом к стене. То, что нужно быть взрослым человеком и адекватно реагировать на ситуацию, не отменяло способность смущаться в самый неподходящий момент. Да и рассматривать льдисто-зеленый кафель как-то менее нервозатратно. Плюс, полное отсутствие полотенец, которые так и хочется сдернуть. Тьфу! Её сегодня чуть не убили, а все мысли по Фрейду. Хотя… то, что если бы желали смерти, она бы уже спокойно и невозмутимо лежала холодным трупиком, как раз понятно. Но зачем тогда?!

— Лён, что с тобой? — Женька успел подхватить Герман до того, как у неё подкосились ноги. Скользкие от вспененного шампуня ладони кое-как перехватили девушку за талию. — Ты можешь ответить?!

— Ничего… Голова закружилась… — говорить, что только что едва не потеряла сознание от страха и понимания собственной беспомощности, она не стала.

— Дурдом, — быстро сполоснув кожу от мыла, Власов вытащил девушку из ванны и поставил на коврик. — Давай так, — чуть жестковатая ткань полотенца с нажимом прошла по левому плечу, оставляя красноватый след, — сейчас мы идем спать, а завтра поговорим.

— А может лучше…

— Вообще-то вопроса там не было. Это я тебя информирую — ты ложишься на свою кроватку, лезешь под одеяло и дрыхнешь до утра. Тогда все обговорим и решим.

Возразить Алена не могла по двум причинам — вообще-то это разумно. Да и говорить, когда тебе вытирают волосы так активно, словно хотят снять скальп, все-таки затруднительно.

— Теперь пойдем. А, нет, — Женька притормозил и занялся разматыванием пленки, закрывающей повязки. — Вот сейчас — точно все.

— Спасибо.

— Кушай на здоровье.

В спальне все было так же, как они и оставили полчаса назад, та же смятая постель, валяющаяся в художественном беспорядке одежда и ремень Власова, почему-то свисающий с приоткрытой дверцы шкафа.

Спать в полотенце Алена не собиралась, потому, пытаясь сделать вид, что в комнате одна и быстро переоделась в вытащенную из комода ночную рубашку, отвернулась от Женьки. И замялась, не зная, выгонять его в соседнюю комнату или нет.

— На матрас не пойду, — похоже, что сомнения четко отразились на её лице. — Он мне короткий, ноги свисают. А так я буду тебя охранять.

Хотя сказал он это, немного паясничая, но девушка тут же вспомнила об этом немаловажном факте.

— Ведь у того, кто был тут сегодня, явно есть ключи…

— Есть, — Власов зевнул и, поправив постельное белье, развалился на одной половине кровати. — Пусть себе, как колокольчик, на шею повесит. Завтра утром тебе сменят все замки, а пока я там небольшой сюрприз оставил, никто не сунется, не переживай.

— Да? — Алене ничего не осталось, кроме как последовать примеру Женьки и устроиться по соседству. — Ну, ладно…

Щелчок выключателя прикроватной лампы, и в комнате стало совсем темно. Похоже, что, пока она была на кухне, парень не только убрал ванну, но и успел везде задернуть плотные шторы. Вообще-то она и сама не любила, когда ночью в комнате светло, но сейчас эта темнота откровенно пугала. И теперь девушка ничуть не жалела, что Женька остался с ней. Если бы он все-таки ушел в гостиную, было бы стыдно, но через час она бы сама к нему прибежала. Даже теперь нервная дрожь нет-нет, да и пробегала по спине. И накинутое теплое одеяло ничуть от неё не спасало.

— И чего ты трясешься?

— Страшно.

— Чудная ты. С Инкой, которую вообще не знала, в одной квартире спала, а сейчас боишься, — он нашел её холодные пальцы, которые тут же, что было силы, вцепились в его ладонь. Так, что он, пользуясь темнотой, даже невольно поморщился. Если Алена так явно проявляет испуг, значит, она просто в панике. Но успокаивать уже проверенным методом нельзя. Хотя и очень хочется. Ни к чему хорошему новый раунд секса не приведет, только больше все осложнит.

— Инна не такая страшная, — Герман украдкой смахнула выступившую слезу.

— А я, получается, просто жуть какой, да?

— А ты-то тут при чем?! — вот теперь стало не до стресса, Алена даже попыталась приподняться, но тут же оказалась придавлена тяжелой рукой.

— Понятно. — Интересно, что ему было понятно, если сама девушка ни хрена не поняла? — Все, спи. Я рядом. Если станет совсем невмоготу — разбудишь.

24
{"b":"221999","o":1}