ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Таинственная история Билли Миллигана
Перстень Ивана Грозного
Презентация ящика Пандоры
Все, что мы оставили позади
Черная полоса везения
Двадцать три
Блог проказника домового
Страстная неделька
Тайная сила. Формула успеха подростка-интроверта

Она только фыркнула над двусмысленностью фразы, но послушно спряталась обратно под одеяло. Даже подушку на голову, для надежности, положила.

Женька снова зевнул и посмотрел на часы. Половина восьмого. Значит, ребята, обещавшие поменять замки, будут здесь минут через тридцать. Конечно, желательно, чтобы с ними пообщалась хозяйка, но будить Алену он сейчас не даст, она и так не спала половину ночи. Поначалу усердно симулировала, хотя иногда и тихо-тихо всхлипывала, а потом, когда все-таки уснула, не успел Власов обрадоваться, как она начала метаться и разговаривать. И ладно, когда говорила на русском, хотя там все было совершенно бессвязно, но хоть понятно, что ей снится какое-то болото. Но когда девушка начала чирикать по-японски… Хотя, может, и по-китайски, он восточные языки все равно на слух совершенно не различал. Осторожные тормошения и поглаживание по волосам давали кратковременный эффект, через пять минут все начиналось заново. И если поначалу это умиляло и забавляло, то ближе к пяти утра захотелось заклеить Алене рот и, крепко стиснув руками и ногами, чтобы не возилась и не ерзала, наконец, уснуть. Но, похоже, что его мысли как-то дошли до спящей, потому что Герман резко притихла и уснула. Чем продолжала заниматься до сих пор, а Женька, зевая до хруста в челюстях, пил третью чашку кофе и пытался продрать глаза. Не то, чтобы у него это совсем не получалось, назвать его бодрым можно было, лишь сильно польстив.

Так, нужно ещё успеть заехать домой переодеться. Ё-моё, проще к Алене часть вещей перевезти, чем так мотаться каждое утро… Хорошо, что он уже успел отставить чашку, когда до него дошло, о чем именно сейчас подумал. Хоть в качестве постоянной девушки Герман его и устраивала, но мелькнувшая сдуру мысль о совместном проживании насторожила. Да ну, нафиг такие сложности…

Не успел он погрузиться в темные пучины подсознания, как коротко звякнул дверной звонок, чей звук Власова только обрадовал. Нахрен такие идеи с утра пораньше.

Но вместо ожидаемых ребят, которые сделают из Аленкиного жилища если не Тауэр, то хотя бы Форт-Боярд, на пороге стояла мрачная Инна.

— Привет. Алена где? — не очень дружелюбно оттолкнув брата с порога, девушка внедрилась в прихожую, сунув Женьке в руки какой-то объемный пакет.

— Спит, — поняв, что прозвучало это немного двусмысленно, он тут же добавил. — Она вчера поздно легла, не буди её.

— Как она вообще? — летние туфельки аккуратно пристроились в углу, а сама Власова уже привычно нырнула в комод, доставая личные тапки с синими помпонами. Сразу становилось понятно, что выбирала их Алена, сестра бы такие ни в жизнь не купила.

— Тебе Серега все рассказал?

— Да, — проверив, горячий ли чайник, Инна уселась на табурет и с пугающим вниманием уставилась на брата. — Как ты думаешь, что все это означает?

— Твои соображения?

— Нууу… — она опустила глаза на сцепленные в замок пальцы. — Явно пугают. Хотя, может, предупреждают. Но убивать не собираются, иначе не стали бы оставлять открытую дверь.

— Молодец. Я тебе больше скажу — похоже, Алена нужна испуганная до потери пульса, но гарантированно живая. Порезы поверхностные, она бы и сама успела прийти в себя, даже без помощи соседа. Про него что-нибудь узнала?

— Нет, — девушка тяжело вздохнула и сморщила нос. — Тебе Сережа не говорил?

Такая постановка вопроса Власова сильно насторожила, потому он обнял девушку за плечи и заглянул в глаза.

— Нет. Колись, мелочь, что натворила?

— Когда я пару дней назад хакнула базу одной государственной организации, меня засекли.

Женька так резко вдохнул, что закашлялся.

— Что ты сделала?!

— Ой, ну, хоть ты не ругайся, — Инна страдальчески скривилась, пряча виноватый взгляд. — Меня Сережа уже запилил…

— Тебя не пилить, а пороть надо! Пару дней, без перерыва на обед и ужин. Ин, ты хоть понимаешь, что теперь тебя будут пасти?

— Понимаю.

— И твоё счастье, что Виталий Николаевич имеет друзей в тех кругах, пока ты с его сыном, не станут лезть. Но если ваши лямуры закончатся, станешь штатным гэбьем, это ясно!?

— Жень! — вот теперь в голосе появились зазвучали слезы, которые пока ещё не появились на глазах. — Я все понимаю! — она резко сбросила его руку со своего плеча и вскочила.

— Дурында, блин. К тебе самой из "серого дома" ещё никто не подкатывал?

— Пока нет. Да и Сережин отец сказал, что не полезут, — девушка подошла к окну и с завидной тщательностью начала рассматривать панораму двора, периодически шмыгая носом.

— А, тогда понятно, чего ты такая взъерошенная. Воспитывал?

— Да…

— Это он умеет, — Женька подошел к сестре и обнял одной рукой за шею так, что Инка закряхтела, но вырываться не стала — все равно бесполезно. — Папа Виталик тебя в обиду не даст, но спуску тебе не будет. Кстати, Серега на отца не только внешне похож. Хотя, теперь уже поздно, жить вам в любви и согласии, если, конечно, у тебя нет мечты поработать на Родину.

— Можно подумать, я буду с ним только из-за этого, — Инна все-таки вывернулась и, поднырнув под рукой брата, прошла обратно к столу.

— Нет. Но это дополнительная мотивация. Ладно, я тебя повоспитывал, ты прониклась. Прониклась же? — Девушка закатила глаза. — Вот и хорошо. А теперь говори, что узнала, когда хорошую девочку засекли в электронных закромах. Ты где была, кстати?

— Архив ФСБ.

— Да, не помелочилась. Нашла что-нибудь?

— Ничего особо криминального. Бизнес Алениного отца, вроде, вполне легален, хотя, конечно, учитывая, что это приграничный город да ещё и порт…

— Вот-вот. Ещё скажи, что он, как честный бизнесмен, налоги полностью платит, — зевота и желание прикорнуть хотя бы на пару минут уже прошли, но глаза ещё жгло, потому Женьке пришлось пересесть, чтобы не попадаться на пути наглым солнечным лучам, заглядывающим в окно.

— Предлагаешь ещё и у налоговиков покопаться?

— Но-но! — Власов предупреждающе посмотрел на сестру. С одной стороны, конечно, было бы интересно узнать, чем живет и дышит Лёнкин папенька, но подставлять сестру он больше не станет. Спасибо, и одного раза за глаза. — Никаких явных проблем?

— Жень, мы в России живем. Здесь невозможно чем-то заниматься и не иметь проблем. Но ничего нового или страшного в последнее время не происходило. Явного нарушения законодательства нет, а там…

— Папа не дурак, он так очевидно подставляться не будет.

И Инна, и Женька сразу повернулись к двери, возле которой стояла Алена. Очевидно уставшая девушка прикрыла рот ладонью, зевая, и шагнула на кухню. Власова тут же вскочила и метнулась к подруге.

— Ну, как ты? — она осторожно, стараясь не сильно сжимать, обняла Герман. — Мы тебя разбудили, да? Прости, пожалуйста.

— Да нет, нормально все, — Аленка на секунду прижалась с Инной щекой к щеке. — Мне уже надо на работу собираться, так что это к лучшему, а то бы два дня подряд просыпала.

— Лён, ты лучше посиди пока дома, — Власов поднялся, уступая ей место. — Серьезно.

— А как я это объясню? — смотреть ему в глаза она избегала, да и от предложения присесть тоже отказалась. — Что мне захотелось отдохнуть, идите вы все лесом?

— А как ты объяснишь забинтованные руки? У вас же форма с короткими рукавами.

— Черт… — вот об этом Алена как-то не подумала. Конечно, можно соврать, что готовила и обожглась паром, например, но, когда повязки снимут, сразу станет понятно, какой это был "пар".

— Вот именно, — разговаривать в присутствии сестры, которая слишком много замечает, а потом делает выводы, причем, зачастую — правильные, он не стал, решив перенести беседу на то время, когда Тихонов приедет за своей любимой. А в том, что случится это довольно скоро, Женька не сомневался. Хотя иногда по-доброму прикалывался над Серегой, когда тот начинал названивать Инке каждые полчаса. Друг показывал кулаки, но не обижался. — Ты же ко второй городской приписана?

— Да, — Герман, послав благодарную улыбку, взяла из рук подруги кружку с чаем. — При чем тут это?

25
{"b":"221999","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ореховый Будда
Издержки семейной жизни
Адмирал. В открытом космосе
Люди черного дракона
Левиафан
Развиваем мышление, сообразительность, интеллект. Книга-тренажер
Ведьмак (сборник)
Странная привычка женщин – умирать
Совет двенадцати