ЛитМир - Электронная Библиотека

Она только фыркнула над двусмысленностью фразы, но послушно спряталась обратно под одеяло. Даже подушку на голову, для надежности, положила.

Женька снова зевнул и посмотрел на часы. Половина восьмого. Значит, ребята, обещавшие поменять замки, будут здесь минут через тридцать. Конечно, желательно, чтобы с ними пообщалась хозяйка, но будить Алену он сейчас не даст, она и так не спала половину ночи. Поначалу усердно симулировала, хотя иногда и тихо-тихо всхлипывала, а потом, когда все-таки уснула, не успел Власов обрадоваться, как она начала метаться и разговаривать. И ладно, когда говорила на русском, хотя там все было совершенно бессвязно, но хоть понятно, что ей снится какое-то болото. Но когда девушка начала чирикать по-японски… Хотя, может, и по-китайски, он восточные языки все равно на слух совершенно не различал. Осторожные тормошения и поглаживание по волосам давали кратковременный эффект, через пять минут все начиналось заново. И если поначалу это умиляло и забавляло, то ближе к пяти утра захотелось заклеить Алене рот и, крепко стиснув руками и ногами, чтобы не возилась и не ерзала, наконец, уснуть. Но, похоже, что его мысли как-то дошли до спящей, потому что Герман резко притихла и уснула. Чем продолжала заниматься до сих пор, а Женька, зевая до хруста в челюстях, пил третью чашку кофе и пытался продрать глаза. Не то, чтобы у него это совсем не получалось, назвать его бодрым можно было, лишь сильно польстив.

Так, нужно ещё успеть заехать домой переодеться. Ё-моё, проще к Алене часть вещей перевезти, чем так мотаться каждое утро… Хорошо, что он уже успел отставить чашку, когда до него дошло, о чем именно сейчас подумал. Хоть в качестве постоянной девушки Герман его и устраивала, но мелькнувшая сдуру мысль о совместном проживании насторожила. Да ну, нафиг такие сложности…

Не успел он погрузиться в темные пучины подсознания, как коротко звякнул дверной звонок, чей звук Власова только обрадовал. Нахрен такие идеи с утра пораньше.

Но вместо ожидаемых ребят, которые сделают из Аленкиного жилища если не Тауэр, то хотя бы Форт-Боярд, на пороге стояла мрачная Инна.

— Привет. Алена где? — не очень дружелюбно оттолкнув брата с порога, девушка внедрилась в прихожую, сунув Женьке в руки какой-то объемный пакет.

— Спит, — поняв, что прозвучало это немного двусмысленно, он тут же добавил. — Она вчера поздно легла, не буди её.

— Как она вообще? — летние туфельки аккуратно пристроились в углу, а сама Власова уже привычно нырнула в комод, доставая личные тапки с синими помпонами. Сразу становилось понятно, что выбирала их Алена, сестра бы такие ни в жизнь не купила.

— Тебе Серега все рассказал?

— Да, — проверив, горячий ли чайник, Инна уселась на табурет и с пугающим вниманием уставилась на брата. — Как ты думаешь, что все это означает?

— Твои соображения?

— Нууу… — она опустила глаза на сцепленные в замок пальцы. — Явно пугают. Хотя, может, предупреждают. Но убивать не собираются, иначе не стали бы оставлять открытую дверь.

— Молодец. Я тебе больше скажу — похоже, Алена нужна испуганная до потери пульса, но гарантированно живая. Порезы поверхностные, она бы и сама успела прийти в себя, даже без помощи соседа. Про него что-нибудь узнала?

— Нет, — девушка тяжело вздохнула и сморщила нос. — Тебе Сережа не говорил?

Такая постановка вопроса Власова сильно насторожила, потому он обнял девушку за плечи и заглянул в глаза.

— Нет. Колись, мелочь, что натворила?

— Когда я пару дней назад хакнула базу одной государственной организации, меня засекли.

Женька так резко вдохнул, что закашлялся.

— Что ты сделала?!

— Ой, ну, хоть ты не ругайся, — Инна страдальчески скривилась, пряча виноватый взгляд. — Меня Сережа уже запилил…

— Тебя не пилить, а пороть надо! Пару дней, без перерыва на обед и ужин. Ин, ты хоть понимаешь, что теперь тебя будут пасти?

— Понимаю.

— И твоё счастье, что Виталий Николаевич имеет друзей в тех кругах, пока ты с его сыном, не станут лезть. Но если ваши лямуры закончатся, станешь штатным гэбьем, это ясно!?

— Жень! — вот теперь в голосе появились зазвучали слезы, которые пока ещё не появились на глазах. — Я все понимаю! — она резко сбросила его руку со своего плеча и вскочила.

— Дурында, блин. К тебе самой из "серого дома" ещё никто не подкатывал?

— Пока нет. Да и Сережин отец сказал, что не полезут, — девушка подошла к окну и с завидной тщательностью начала рассматривать панораму двора, периодически шмыгая носом.

— А, тогда понятно, чего ты такая взъерошенная. Воспитывал?

— Да…

— Это он умеет, — Женька подошел к сестре и обнял одной рукой за шею так, что Инка закряхтела, но вырываться не стала — все равно бесполезно. — Папа Виталик тебя в обиду не даст, но спуску тебе не будет. Кстати, Серега на отца не только внешне похож. Хотя, теперь уже поздно, жить вам в любви и согласии, если, конечно, у тебя нет мечты поработать на Родину.

— Можно подумать, я буду с ним только из-за этого, — Инна все-таки вывернулась и, поднырнув под рукой брата, прошла обратно к столу.

— Нет. Но это дополнительная мотивация. Ладно, я тебя повоспитывал, ты прониклась. Прониклась же? — Девушка закатила глаза. — Вот и хорошо. А теперь говори, что узнала, когда хорошую девочку засекли в электронных закромах. Ты где была, кстати?

— Архив ФСБ.

— Да, не помелочилась. Нашла что-нибудь?

— Ничего особо криминального. Бизнес Алениного отца, вроде, вполне легален, хотя, конечно, учитывая, что это приграничный город да ещё и порт…

— Вот-вот. Ещё скажи, что он, как честный бизнесмен, налоги полностью платит, — зевота и желание прикорнуть хотя бы на пару минут уже прошли, но глаза ещё жгло, потому Женьке пришлось пересесть, чтобы не попадаться на пути наглым солнечным лучам, заглядывающим в окно.

— Предлагаешь ещё и у налоговиков покопаться?

— Но-но! — Власов предупреждающе посмотрел на сестру. С одной стороны, конечно, было бы интересно узнать, чем живет и дышит Лёнкин папенька, но подставлять сестру он больше не станет. Спасибо, и одного раза за глаза. — Никаких явных проблем?

— Жень, мы в России живем. Здесь невозможно чем-то заниматься и не иметь проблем. Но ничего нового или страшного в последнее время не происходило. Явного нарушения законодательства нет, а там…

— Папа не дурак, он так очевидно подставляться не будет.

И Инна, и Женька сразу повернулись к двери, возле которой стояла Алена. Очевидно уставшая девушка прикрыла рот ладонью, зевая, и шагнула на кухню. Власова тут же вскочила и метнулась к подруге.

— Ну, как ты? — она осторожно, стараясь не сильно сжимать, обняла Герман. — Мы тебя разбудили, да? Прости, пожалуйста.

— Да нет, нормально все, — Аленка на секунду прижалась с Инной щекой к щеке. — Мне уже надо на работу собираться, так что это к лучшему, а то бы два дня подряд просыпала.

— Лён, ты лучше посиди пока дома, — Власов поднялся, уступая ей место. — Серьезно.

— А как я это объясню? — смотреть ему в глаза она избегала, да и от предложения присесть тоже отказалась. — Что мне захотелось отдохнуть, идите вы все лесом?

— А как ты объяснишь забинтованные руки? У вас же форма с короткими рукавами.

— Черт… — вот об этом Алена как-то не подумала. Конечно, можно соврать, что готовила и обожглась паром, например, но, когда повязки снимут, сразу станет понятно, какой это был "пар".

— Вот именно, — разговаривать в присутствии сестры, которая слишком много замечает, а потом делает выводы, причем, зачастую — правильные, он не стал, решив перенести беседу на то время, когда Тихонов приедет за своей любимой. А в том, что случится это довольно скоро, Женька не сомневался. Хотя иногда по-доброму прикалывался над Серегой, когда тот начинал названивать Инке каждые полчаса. Друг показывал кулаки, но не обижался. — Ты же ко второй городской приписана?

— Да, — Герман, послав благодарную улыбку, взяла из рук подруги кружку с чаем. — При чем тут это?

25
{"b":"221999","o":1}