ЛитМир - Электронная Библиотека

— Все, теперь можно идти.

Инна вертелась перед зеркалом, внимательно разглядывая себя со всех сторон.

— А тебе не кажется, что у меня фигура поменялась?

— Ага, через неделю после зачатия. Ты недавно "Сумерки" пересматривала, что ли? — пока подруга маялась дурью, Герман вытащила из шкафа свободные брюки с низкой талией и блузку, чьи широкие, присборенные на запястьях рукава должны были полностью прикрыть бинты. — Перестань стоять в форме вопросительного знака, и все станет, как раньше, — чтобы продемонстрировать, о чем идет речь, Алена несильно стукнула Инку ладонью между лопатками, заставляя прекратить сутулиться. — Вот видишь.

— Угу. Ален, ты меня одерни, если лезу, куда не надо, но… Вы давно с Женей вместе?

— Часов десять, — Герман, позволив штанишкам лечь у ног темно-синим комком, опустила руки и, закрыв глаза, запрокинула голову. — Ин, я, правда, ничего не пойму. Как разберусь, сразу расскажу, ладно?

— Хорошо.

Власова, притопывая на месте от страха и нервного возбуждения, продолжала вертеться перед зеркалом, рассматривая себя со всех сторон отвлекшись только, чтобы помочь Алены без потерь надеть кофточку.

— Интересно, а на кого он будет похож?

— Ты о ком?

— Ну… о НЕМ, — почему-то сказать слово "ребенок" для неё было равносильно признанию и смирению с ситуацией, потому, немного помявших, Инка все-таки обошлась расплывчатым уточнением.

— Не на тебя, — под бинтами все зудело и ныло так, что, будь у неё дома вязальная спица, Герман бы уже вовсю начесывала подживающие порезы.

— Почему?! — похоже, что такой ответ Власову возмутил.

— Потому что законы генетики нужно знать. Если у одного из родителей темные глаза и волосы, вероятность того, что дите будет черноволосым и кареглазым, существенно увеличивается. Я готова. Женя что сказал?

— Что Сережа ещё утром отправил сюда одного из их охранников, я выглядывала в окно, он сидит в машине возле подъезда.

— Вот и отлично. Передашь от меня Тихонову благодарность. Идем.

— Что-то мне нехорошо…

— Это от нервов. Подъем, и побежали.

Пару раз потыкав ключами не в те замки, девушки все-таки закрыли квартиру, синхронно косясь на соседскую дверь. Та вполне могла воспламениться от такого неприкрытого хамского разглядывания, но обошлось. Правда, и Руслан не появился.

— И все-таки, что ему нужно? — Инна старалась всячески отвлечься от мыслей о конечно цели нынешнего похода, потому готова была уцепиться за любую тему.

— Понятия не имею. Может, правда, просто сознательный гражданин, — Герман, едва выйдя из подъезда, внимательно осмотрелась по сторонам. Тишина и покой — солнышко светит, птички поют, возле помойки две галки делят кусочек чего-то съедобного. Ничего подозрительного она не заметила, но все казалось тревожащим и странноватым.

— Ох, может, конечно, — Власова кивнула вышедшему при их появлении из припаркованного авто мужчине среднего возраста. Если подбирать его описание, заключенное в одно слово, то оно будет — аккуратный. Абсолютный середнячок во всем, от внешности до чистой, неброской расцветки одежды.

— Добрый день, меня зовут Владимир. Сергей Витальевич просил, чтобы вы без меня никуда не уходили, поэтому давайте я вас отвезу, хорошо?

— Дело в том, что нам ровно за угол свернуть, — Инна окинула его взглядом и, признав не опасным, внешне чуть расслабилась.

— Все равно, у меня есть четкий приказ, — хотя улыбка у мужчины была располагающая, но ссориться по пустякам не хотелось.

— Ладно, если вам от этого будет спокойнее… — Алена пожала плечами и подошла к припаркованному в тени темно-синему седану "Форд". — Ин, иди сюда.

Пока успокоенный их покладистостью мужчина открывал машину, Герман наклонилась так, что почти коснулась губами уха подруги.

— Это точно наша охрана?

— Да, Женя описал и авто, и водителя. Это он, — таким же неслышным шипением ответила Власова.

— Тогда без проблем.

Когда девушек провезли каких-то двести метров и притормозили возле стеклянной двери с изображенным на ней зеленым крестом, Алена, покидая салон, пробубнила под нос:

— "Наши люди в булочную на такси не ездят".

Глядящая на дверь аптеки Инна её не услышала, а вот Владимир тихонько хмыкнул.

— Подождите, пожалуйста тут, хорошо? — Власова поняла, что не сможет купить тест на беременность на глазах у охранника, приставленного её парнем, и умоляюще посмотрела на мужчину. Тот сразу перестал улыбаться, но, увидев, что внутреннее пространство обители фармацевтов хорошо просматривается через окна, кивнул.

Как они выбирали этот самый злополучный тест, Алена запомнила на всю жизнь. Инка явно тянула время, упрямо отвергая все предложенные варианты и требуя самый точный. Наконец, у Герман кончилось терпение, потому она сгребла пару лежащих ближе всего, отдала уже взмокшей от их придирчивости провизору деньги и сунула купленное в сумку.

— Все, терпения моего больше нет. Поехали домой.

Инна тяжело вздохнула, но согласилась. Когда они уже вышли на порог, Алена, придерживая дверь, остановилась, замерев, как мажордом перед котом английского премьер-министра. Увиденное пару минут назад объявление, которое одна из работниц аптеки как раз клеила на стекло витрины, и раньше не давало покоя, но теперь все паззлы сложились в единую картинку. И, надо сказать, девушке этот пейзаж совсем не понравился. Ещё раз прокрутив в голове все доводы "за" и "против", Герман развернулась.

— Ин, подожди секундочку, я сейчас.

Чтобы приобрести желаемое, у неё ушло меньше минуты, и уже совсем скоро подруги снова уселись на заднее сиденье машины.

— Теперь, если можно, домой.

— Конечно.

— Ален, мне очень-очень не хочется спрашивать, но жутко хочется знать — зачем ты тоже делаешь тест. Или..? — Инна уже была близка к попытке начать грызть ногти, но пока терпела. Проклятая минутная стрелка на часах, похоже прилипла, потому что они сидели уже неизвестно, сколько времени, а оказалось — условленные пять минут ещё не прошли.

— Нет. Я просто страхуюсь.

Нервное напряжение Власовой передалось и ей, потому они теперь на пару клацали зубами и косились в сторону ванной.

— Алеееен… Можно тебя попросить?

— О чем?

— Посмотри мой тест, ладно? Или я умру от инфаркта, так и не узнав, что там… А я гляну твой.

Герман пару секунд подумала и кивнула.

— Идет. Кстати, уже пора.

Первый раз за последние триста секунд они синхронно опустили глаза на табурет, где лежали прикрытые салфеткой тонкие полосочки.

— Ты первая, — Инна тяжело сглотнула и зажмурилась. Сердце колотилось так, что она и слышала-то с трудом.

— Отрицательный.

— То есть как?! — девушка распахнула глаза и сама посмотрела на судьбоносный тест. Никаких даже размытых контуров второй черточки, все четко, как в аптеке.

— Значит, на нервной почве. Ты же временные пояса недавно сменила, получается, просто немного сбился цикл.

— Угу, — уж насколько она боялась положительного результата, но сейчас абсолютного счастья не испытала. За эти неполные сутки, что была уверена в беременности, Инна успела как-то свыкнуться с этой мыслью, хотя и панически боялась. А теперь в этом облегчении появилась непонятная нотка горечи.

Чтобы отвлечься от этого вороха противоречивых эмоций, Власова, как и обещала, посмотрела на тест подруги.

— Не грозит мне в скором времени стать теткой. Одна полоска.

— Что?! — Алена дернулась и почти выхватила полоску из рук Инны.

— Ты не говорила, что так хочешь ребенка.

— Ин, этот тест не на беременность, — она стиснула пальцы, до рези в глазах вглядываясь в единственную яркую полоску. — И результаты тут обратные. Он отрицательный, если появилось две черточки. Значит, мой положительный.

— Тогда на что он?

— На содержание в организме метамфетамина.

— Это…

— Да. Я сидела именно на нем, — Алена машинально выбросила тест в мусорное ведро и устроилась прямо на полу в коридоре, обхватив голову руками. — Ин, я его не принимала.

27
{"b":"221999","o":1}