ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дао жизни: Мастер-класс от убежденного индивидуалиста
Опасные игры
Игра на жизнь. Любимых надо беречь
Завтрак в облаках
Оторва, или Двойные неприятности для рыжей
Отдел продаж по захвату рынка
Преступный симбиоз
Очаровательный кишечник. Как самый могущественный орган управляет нами
Меняю на нового… или Обмен по-русски

— Прекращай быть таким довольным, сам сказал, что я не подарок, — девушка перевернулась на живот и уставилась на Женьку. — Условие первое. Мы встречаемся, но мы не вместе.

— Поясни, — вот тут он нахмурился.

— Ну, мы с тобой сами по себе. Да, любовники и, будем надеяться, друзья, но без тотального контроля и отчета. А теперь второе — если кого-то что-то не устраивает, говорим сразу.

— Говорю. Уточни первый пункт. Что значит — сами по себе?

— Ну, это означает уважение к партнеру и стремление учитывать его желания и возможности, но право выбора есть у каждого. И, естественно, пока мы вместе — никаких отношений не стороне.

— Тогда согласен. Так и хочется добавить — "после подписания договора стороны вышли к журналистам и дали пресс-конференцию".

— Вот теперь ты снова стал собой, — Алена передвинулась, почти усевшись верхом на Власове. — По рукам?

— Ну, давай рискнем.

Герман посмотрела на беззащитно раскинувшегося на кровати парня и, пожалев его страдающий от похмелья организм, попыталась встать. Правда, её тут же вернули обратно.

— Мне удобно.

— А мне — не очень. Все равно давай не будем спешить. Кстати, что-то на кухне подозрительно тихо…

— Уговаривает, — Женька положил ладонь на девичий затылок и полностью завалил Алену на себя. — Какие планы на день?

— Выпереть всех вас из квартиры и заняться стиркой и уборкой.

— Сплошной экшн, — голова болеть почти перестала, потому Власов уже был довольно бодр и весел. — Может, сходим куда-нибудь?

— Жень, мне сейчас немного не до походов, — вспомнив, что она узнала вчера, девушка сразу перестала улыбаться. — Я сделала вчера тест на наркотики.

Он не перестал поглаживать её по спине, хотя и ощутимо напрягся.

— Положительный?

— Да.

— Ну, этого следовало ожидать, — пальцы пощекотали чувствительную кожу лопаток, прикрытую тонкой тканью футболки. — Если не хотели убивать, значит, нужно показать твою неадекватность. Суицидников при поступлении в больничку обязательно проверяют на наркоту.

— Ты знал, что у меня её найдут?!

— Скажем так — догадывался. Как ты?

— Нормально. Начинать все заново не тянет, поверь. Но испугалась сильно, — Алена перестала упираться руками в матрас и полностью легла на Женьку, устроившись щекой на его груди. — Теперь бы понять, кому и зачем это нужно…

— Какие у тебя отношения с отцом?

— Никаких, — лежать на твердом теле было не особо удобно, хотя и уютно, потому девушка все-таки, несмотря на вялое сопротивление, устроилась рядом, внимательно глядя на Власова. — Почему ты спрашиваешь?

— Потому что сама по себе ты никому не мешаешь. А если бы и мешала — гораздо проще было утопить в ванне, чем изображать попытку самоубийства. Значит, ноги растут из прошлого. Согласна?

— Да.

За стеной наметилось какое-то движение и шум, но вскоре все стихло, так что насторожившейся новоявленной парочке не удалось узнать, к какому результату пришли Инна и Сергей.

— Вы совсем не общаетесь? — Женька тоже повернулся на бок, изучая задумчивое лицо Алены.

— Только с мамой.

— Понятно… Иди сюда, — он немного наклонился, осторожно целуя в губы.

Но перейти к каким-либо действиям они не успели, потому что в следующую секунду кто-то осторожно постучал в дверь.

— Спорим, это Инка? — Власов напоследок лизнул Алену в щеку.

— С чего ты взял? — девушка торопливо одернула чуть задравшуюся футболку и проверила себя насчет приличности внешнего вида.

— Потому что она мне с самого своего рождения покоя не дает. Заходите!

Это и в самом деле оказалась она. Власова, стараясь не особо смотреть на сидящих на кровати брата и подругу, сосредоточила внимание на своих ногах.

— Ален, мы поедем домой.

— Какое домой, а ЗАГС?! — это уже Женька выразил свое возмущение.

— Отстань. Когда точно будем уверены, тогда туда и пойдем, — Инна все-таки отвела глаза от помпонов на тапках. — И вообще, тебя там Сережа зовет.

— Ладно, сейчас все узнаю, — он нехотя поднялся с уже почти родной кровати — как-никак две ночи подряд на ней провел, и оставил девушек.

— Ну, как все прошло? — Алене тоже было жутко интересно, но давить на подругу бесполезно, та расскажет только то, что захочет, и не вдаваясь в подробности.

— Мы договорились вернуться к этому вопросу через три месяца, — Инна, выглянув в коридор и убедившись в отсутствии там посторонних личностей, закрыла дверь.

Герман же про себя восхитилась силой воли девушки. Когда любимый мужчина предлагает суповой набор и специфическое развлечение по смене документов, удержаться от согласия очень сложно. Она и влюблена-то в Антона не была, а чуть под венец не сбегала. Хотя и в том, что Сергей так просто это не оставит и все-таки сводит её в местный дворец бракосочетаний, была уверена.

— А у вас как?

— Нормально все, — Алена нехотя встала, продолжив работы по сбору несвежего постельного белья. — Пока.

— Ммм… Ладно, время покажет. Но я буду рада, если у вас с Женькой все получится, — Инна обняла подругу.

— Об этом ещё очень-очень рано говорить. Да и не уверена, что мне нужны серьезные отношения.

— Посмотрим. Ален, — девушка посмотрела не просто серьезно, а с предупреждением. — Сейчас будь очень осторожна. Я утром, пока ты готовила, немного поползала в сети насчет метамфиамина. Смотри, получается цепочка — сначала открытая дверь, ты вызвала ментов. Но так получилось, что опергруппа не приехала, дело замяли. Потом нападение на тебя в квартире, и снова промах — Женя не разрешил забирать тебя в больницу. Какой можно сделать вывод?

— Что я кому-то сильно мешаю?

— Не только. Похоже, кого-то поджимает время, потому так наглеют. Но дело даже не в этом — ну же, подумай, — Власова уставилась на подругу, как кошка на ползущего по шторе мотылька.

— Наверное, у меня полное отупение на почве стресса, — Алена понимала, что все это взаимосвязано, но как — уразуметь не получалось.

— Ладно, тогда подсказываю. Посмотри со стороны. Если не знать, что ты все это не придумала, получается, что тебя посещают глюки, попытка самоубийства… Про маниакально-депрессивный психоз слышала?

— Да, — только-только собранное белье снова оказалось на полу. — Но, насколько помню, там больной то в депрессии, то в эйфории…

— Это если классическое течение. Я тут на досуге полистала медицинский справочник — очень часто бывает только что-то одно. Например, депрессия.

— Подожди, но ведь все, меня знающие, подтвердят, что я не склонна к такому.

— В обычной ситуации — да. А теперь учти действие наркотика…

— Если ты намекаешь на признание недееспособной, то опекунами все равно назначат родителей, какой смысл? Нет… — Герман криво улыбнулась. — Мой папа, конечно, при надобности, может пойти по головам, но такое…

— Только ведь что-то происходит, — Инна собиралась договорить, но в комнату сунулся Сергей.

— Идем?

— Одну секундочку, — Власова подошла ближе и шепнула так, чтобы никто не слышал. — Я почти уверена, что новую попытку предпримут в течение ближайших суток. Поэтому лучше уезжай куда-нибудь. Может, побудешь у наших родителей?

Алена не стала говорить, что теперь, после того, как они с её братом завели свободные, но все-таки отношения, показываться у Власовых-старших ей не хотелось совершенно.

— Я все поняла. Спасибо, — Герман поцеловала подругу в щеку. — Идемте, я за вами закрою. Женя на кухне?

— А где же ещё? — Тихонов был чуть хмур, но тот убивающий на месте взгляд уже пропал. Правда, отросшая щетина не особо выгодно оттеняла немного бледноватое лицо, но, в целом, выглядел парень терпимо. — Ален, спасибо за ночлег. И извини за тазик.

Девушка только махнула рукой.

— Забудь. Всего хорошего.

Дождавшись, пока дорогие гости, наконец, соберутся и отбудут восвояси, Алена пошла на шум.

— Что ты делаешь?

— Ищу что-нибудь, чего тут быть не должно, — Женька копался в коробке с приправами. — Что это такое? — не отрываясь от основного занятия, он ткнул в лежащий на столе пакет с коричневыми стручками.

33
{"b":"221999","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Пассажир своей судьбы
Проверено мной – всё к лучшему
Популярная риторика
Монах, который продал свой «феррари»
М**ак не ходит в одиночку
Тень горы
Первая леди. Тайная жизнь жен президентов
Почему коровы не летают?
Продать снег эскимосам