ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ваниль.

— А она разве не в порошке?

— Да, но мне больше нравится в стручках. Ты решил что-то испечь?

— Я похож на заслуженного кондитера? Лён, иди сюда, — Власов поманил девушку к себе. — Давай, хватит глаза закатывать.

Как только она приблизилась, парень приподнял её и поставил на приткнувшийся рядом табурет. Правда, ладоней с талии так и не убрал.

— А теперь внимательно смотри и перечисляй все, что увидишь.

— Жень.

— Ладно, непонятливая моя, объясняю. Повторятся вряд ли будут — слишком большой риск, да и ты сейчас одна не бываешь вообще. Вывод — придумают что-то новое. Например, хранение чего-нибудь, за что по головке не погладят, а скорее, по шее дадут.

— Я все проверяла.

— После первого визита — да. Но могли подкинуть во время твоего заплыва.

— Черт… Об этом я не подумала…

— Ладно, честно признаюсь — это мне Серега подсказал. А ему — Инна. Там что все благодарности вынесешь сестренке. Ну, давай искать, может, что-нибудь путное подбросили…

Через полчаса ковыряния в содержимом ящиков, ящичков, мешочков, кулечков и коробочек, от них обоих уже несло, как от усатых джигитов, продающих на рынке приправы для шашлыка.

— Знаешь, почти обидно, — Женька обвел внимательным взглядом разгромленную кухню. — Неужели ничего не подкинули? Одно жлобьё вокруг…

— Помолчи, халявщик. И поставь на место пакет с мукой. Только осторожно… — Закончить она не успела, потому что Власов уже сгреб бумажную упаковку, которая не вынесла таких интенсивных объятий и лопнула, окутав парня плотным белоснежным облаком. — … а то он может порваться.

— Да ты что?! — Женька с трудом прокашлялся и, стараясь не вдыхать это марево, отступил в сторону.

— Ё-моё… Выбрось в мусорное ведро и иди в ванную. Только постарайся не дергаться, а то с тебя сыпется.

— А если меня намочить, потом можно тесто прямо с тела сошкрябывать, — Власов осторожно, стараясь не совершать лишних движений, стащил с себя футболку и активно потряс головой над раковиной.

— Ещё немного, и мы будем в расчете — тазик угробили, муку рассыпали… Не трогай ручку крана! — во избежание необходимости вызывать ещё и сантехника, Алена сама открыла воду. — Закрой глаза.

Девушка мокрыми ладонями осторожно собрала с его лица муку, стараясь снять белые пылинки с ресниц — когда такая масса попадает в глаза, это вряд ли можно отнести к приятным ощущениям.

— А теперь пойдем, — она подцепила его под локоть и повела в ванную. Женька усердно изображал кота Базилио, но все-таки, помня вчерашний промах с переносом Алены, посматривал, чтобы его не впечатали фейсом в косяк. Наверное, Герман оказалось незлопамятной (или, как вариант — более коварной) потому в санузел они попали без приключений. — Стой смирно.

Власов уже собрался заявить, что он не пытается убежать, но Лёнка начала активно снимать с него джинсы, так что парень решил промолчать. Зачем отвлекать человека от такого ответственного дела?

Расстегнув ремень и избавив Женьку от брюк, девушка на секунду призадумалась — снимать белье или оставить эту честь владельцу непритязательных темно-серых труселей-боксеров?

— Ладно, стеснительная, — Власов избавился от последнего предмета гардероба и успел перехватить Алену до того, как она покинула поле боевых действий. — Ты тоже испачкалась.

Пока Герман пыталась найти, что сказать, он раздел её до белья и, проверив, чтобы вода не была слишком горячей, подтолкнул девушку, предлагая не упираться.

— Жень…

— Ну, что ты, как маленькая, — он хмыкнул, услышав возмущенный писк, когда, щелкнув, расстегнулась застежка лифчика. — Ладно, мы не гордые и отзывчивые, — следом за бюстгальтером отправились и трусики.

— Блин! Я не за честь девичью переживаю! Ты забыл о повязках… — Алена приподняла руки, демонстрируя бинты.

— Точно, забыл… Все равно их сегодня менять, вот и промоем заодно, — нырнув под душ, Женька притянул к себе Лёнку. — Не слишком горячо?

— Нет, в самый раз, — она расслабилась, прижавшись лбом к его плечу. Поток воды, стекающий по волосам, ручейком бежал вдоль позвоночника и по рукам, мгновенно пропитывая марлю. — Гель дай, а мы с тобой слипнемся.

— Держи.

Выдавив на ладони немного густой жидкости с ароматом лимона, Алена начала старательно намыливать все представленное в распоряжение тело. А ведь хорош, засранец…

Женька же, прикрыв глаза, разве что не мурлыкал под довольно сильным нажимом её пальцев. Лёнка, определенно, не гламурная девочка, главной заботой которой является вовремя прийти на коррекцию ногтей. Да и нет у неё этого ужаса. А то, бывает, посмотришь на загнутые, острищие даже на вид когти, и сразу представляешь, как все это добро впивается тебе в спину… Проходит между ребрами и прямой наводкой втыкается в печень. Капец, как возбуждающе…

Круче только, когда в самый ответственный момент отпадают ресницы. Это вообще что-то из репертуара некрофила. Был у него один такой случай — вместо того, чтобы провести время в постели к взаимному удовольствию, Женька напряженно и с каким-то предвкушением думал, что именно отвалиться у партнерши следующим.

— Чего ты хихикаешь? — Алена показала жестами, чтобы он наклонил голову и дал нормально промыть волосы, потому что так она просто не дотягивалась.

— Да так… Воспоминания. Теперь моя очередь, — Власов развернул девушку к себе спиной и с нажимом повел по затылку и шее, заставляя расслабить мышцы. Герман едва слышно охнула и чуть опустила голову, давая больший простор для действий. — Умница…

Размеренно проводя скользкой губкой по смугловатой коже, Женька прошелся по всему её телу, надавливая пальцами и поворачивая девушку, как большую куклу.

Алена же, прикрыв глаза, наслаждалась, вроде и простыми, но нежными и осторожными прикосновениями. Даже непривычно, что кто-то вот так заботится…

Пока она впитывала ощущения, Власов смыл с них обоих пену и, не выключая воду, прижался к узкой спине, обхватив девушку под грудью и накрывая живот ладонью.

— Решил проверить, показалось нам или нет? — она прекрасно понимала, к чему все идет, и ничуть не была против. Смысл, если они оба этого хотят?

— Угу, будем узнавать опытным путем. Но не здесь, — Женька с явным сожалением отпустил девушку и помог выбраться из ванны.

Как только Алена ступила на коврик, её тут же энергично растерли махровой тканью, так, что волосы дыбом встали, а у самой девушки в глазах чуть потемнело. Странно, она была очень даже "за" продолжения банкета в ванной, зачем куда-то идти?

— Садись, — Женька усадил Лёнку поверх брошенного на стиральную машину полотенца. — А теперь расслабься и закрой глаза.

К сожалению, ни о каких эротических играх речь уже не шла. Разве что его возбуждал процесс заматывания в бинты, но о таком Герман не слышала. А вот предстоящая процедура по смене повязок мгновенно сбила игривый настрой.

— Хватит кукситься, вытяни вперед руки, я постараюсь сделать все быстро и безболезненно, — он ловко развязал украшавший левое запястье поникший бантики и принялся за разматывание марли.

Не то, чтобы Алена была совсем уж такой трусихой, но и вид нанесенных травм ей совершенно не нравился, потому девушка откинулась назад, опираясь затылком на твердый кафель, и прикрыла глаза. Но полотенце, в которое завернул её Женька, придерживала. Нечего медработнику отвлекаться на посторонние вещи.

Порезы ныли и немного чесались, но уже не так сильно, как ещё вчера, и саму процедуру смены повязок она вытерпела совершенно спокойно, разве что пару раз поморщившись от пощипывая антисептика. В такие минуты Власов старался её отвлечь, рассказывая какую-нибудь ерунду или легонько целуя обнаженные коленки. Но последнее настраивало на совершенно иной лад, потому этот, хоть и очень действенный, но слишком уж кардинальный метод пришлось временно отложить.

— Жень, а чем ты занимаешься? — Алена опрометчиво опустила глаза и тут же снова зажмурилась, успев заметить, как он осторожно промокает вскрывшуюся ранку. — Нет, я знаю, как называется должность. Что именно ты делаешь?

34
{"b":"221999","o":1}