ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это противозаконно?

— Нет. Но немного аморально.

— Тогда безоговорочно согласен, — судя по тому, что в дверь кабинки кто-то уже начал ломиться, Женька и на многое другое согласился бы, но девушка проявила великодушие и решила обойтись малой мздой.

— Ладно, уже ловлю такси, через полчасика буду…

Ненакрашенная девушка в художественно драных джинсах, футболке с нарисованной на груди страшной клыкастой рожей, чеканящая шаг в высоких шнурованных ботинках на толстой подошве, произвела на друзей Женьки невообразимо яркое впечатление. Они даже не попытались противиться её желанию забрать любимого домой, после того, как тот представил Герман, как свою единственную и неповторимую. Только сочувственно похлопали Власова по спине, косясь на стилизованный под армейский ремень с шипастой пряжкой, украшающий девичью талию.

Правда, не все оказалось так сахарно — ещё один из разрозненного стада тоже засобирался домой и предложил подвезти голубков до их гнезда.

— Мы сами, вам, наверное, не по пути, — Алена уже с трудом сдерживала зевки. Проведя вчера полночи за техническим переводом с японского, она собиралась хотя бы сегодня выспаться, но не судьба…

— Да ладно, вы же к Женьке? Сейчас доставим! — невысокий парень, накачанный до такой степени, что при ходьбе его руки почти не касались боков, похоже, твердо решил сопроводить их домой.

— Мы будем ночевать у Алены, тут рядом, — заметив, как Алена ежится, запахивая куртку, Женька прижал её к себе, пытаясь согреть.

Хотя в воздухе уже одуряющее пахло весной, ветерок был совсем неласковым и заставлял неразумно оголившихся постукивать зубами. Парковка клуба, освещенная мутноватым фонарем, возле которого уже начали виться первые надоедливые мошки и проснувшийся раньше времени мотылек, и вовсе могла похвастать потрясающей розой ветров, потому сквозило со всех сторон одновременно.

— О чем речь, мне не трудно!

Поняв, что от нежеланного доброхота так просто не избавишься, новоявленной парочке пришлось согласиться, чтобы не вызвать подозрений.

— А ты сам почему не за рулем? — помахав вслед общительному парню, который доставил их к самому подъезду, Алена порылась в карманах в поисках ключей.

— Потому что пару бокалов коньяка выпил, — Женька помог открыть тяжелую подъездную дверь и отступил, пропуская девушку вперед. — Спасибо, что помогла. Иди спать, завтра расскажешь, что там для тебя сделать. Или это срочно?

— Не то, чтобы срочно, но… Пошли, такси у меня подождешь, у нас район хоть и тихий, только, случись что — ментов не дозовешься, — она кивнула в сторону лестницы. — Все равно уже спать перехотела, хоть чаем напою. Заодно и расскажу, в чем будет твоя роль.

— Ладно, уболтала.

В подъезде стояла та тишина, которую можно услышать только глубокой ночью в многоквартирном доме. Вроде, все спят, но все равно, какие-то далекие звуки напоминают, что совсем рядом, за стеной, живут другие люди. Негромкие бытовые шорохи, далекий шум проезжающих по проспекту машин. Легкие шелест уже покрывшихся нежными листочками деревьев в маленьком уютном дворике…

Гулко тикающие часы, висящие над обеденным столом, как-то особенно громко щелкнули, когда короткая стрелка встала на отметку в час ночи.

— Тебе черный или зеленый? — Алена поставила чайник на плиту, думая, как бы поточнее обозначить Женькины будущие обязанности. Никакого стеснения, особенно после сегодняшнего, она не испытывала, просто они всегда общались, как друзья, и девушка это, действительно, ценила. Не хотелось бы из-за таких подставных "чуйств" поставить под угрозу приятельские отношения.

— Любой, две ложки сахара, — Власов уже устроился на месте, которое стало его — на стуле в углу. Именно туда парня определила Аленка в первый приход, чтобы не путался под ногами. Кухня небольшая, не хватает ещё спотыкаться через вытянутые в проходе лапищи. — Давай, не тяни, что нужно сделать?

— Мне нужен любовник, — глядя на то, как лицо Женьки начало вытягиваться, как советские подштанники после первой стирки, девушка тут же добавила. — Подставной!

— Ааааа… — он постарался незаметно выдохнуть. — Нет, ты, конечно, классная девушка, и красивая, к тому же, — поняв, что его реакцию могли понять превратно, парень попытался оправдаться до того, как его огреют раскаленным чайником в лоб. — Просто ты мой друг.

— А что, я могу считаться или женщиной, или другом? — почему-то она и в самом деле почувствовала себя немного уязвленной.

— Да нет же, — Власов отодвинулся подальше, видя первые признаки недовольства на уставшем челе Алены. — У меня до тебя друзья были только мужского пола. Поэтому, сама понимаешь…

— То есть, в твоем представлении, переспать со мной, все равно, что с тем же Сергеем?

— Ален, давай сменим тему, а то у меня довольно богатое воображение… — что именно это воображение выдало хозяину, стало понятно, когда Женьку знатно перекосило.

— Зато Инке точно нечего опасаться, — Аленка прыснула от смеха под укоризненным взглядом Власова. — Ладно, пошутили, и хватит. Поможешь?

— Да не вопрос. Только объясни нормально, зачем тебе это? — поняв, что на его нравственность никто покушаться не собирается, парень снова удобно развалился на стуле.

— Понимаешь, ко мне начальник воспылал нездоровой страстью, — девушка подвинула к нему чуть ли не литровую кружку. Более мелкой тары тот не уважал. Алена признала за ним право на собственный выводок мозговых тараканов и завела специально для Женьки что-то среднее между пиалой и миской для замешивания теста. — Вот и нужно показать, что я девушка несвободная, потому и не отвечаю взаимностью.

— А что он может тебе тупо не нравиться, до него не доходит? — Власов нахмурился. Своих друзей он в обиду никогда не давал и собирался начинать этот позорный список с Аленки.

— Можно, конечно, попытаться объяснить, но тогда есть шанс, что работать я там больше не буду… — Герман слегка поморщила, чувствуя, как усталость трансформируется в начинающуюся мигрень. Вот только этого добра и не хватало… Хорошо, хоть завтра выходной.

— А если дать в глаз?

— Ему — и начальство отлипнет, или мне, чтобы он увидел работницу во всей красе и устрашился? Жень, давай без агрессивных предложений. Если тебе трудно, найду того, кто поможет.

— Угу, щассс… Мне нетрудно, просто хочу узнать, ради чего буду рисковать своей непорочной репутацией.

Аленка, как раз отпившая уже немного остывший чай, поперхнулась и закашлялась. И тут же показала, что хлопать её по спине не нужно. Вид Женькиной лапы, раза в три больше её собственной, произвел чудодейственный эффект — стоило только представить, как эта лопата стучит по позвоночнику, и кашель прошел сам собой.

— Все, мне уже полегчало, — она смахнула выступившие слезы. — Ты не мог бы такие вещи говорить до того, как я отпила?

— Ты вообще злая какая-то… Да помогу я! Говори, как и когда.

— Давай послезавтра меня после работы заберешь? Можешь зайти минут за десять до закрытия, продемонстрировать радость, нежность и…

— …и не надо меня учить, сам соображу. А если что — сымпровизирую.

— Вот этого я и боюсь…

Наше время

— Ален. Алена!

Герман встрепенулась, не сразу поняв, почему перед ней маячит встревоженное Иннино лицо.

— А?

— У тебя все хорошо?

— Да. Извини, — девушка слегка очумело оглянулась. Да уж, погрузилась в мысли с головой. — Просто очень глубоко задумалась.

— Бывает, — Инна, которой это состояние было известно, как никому другому, уселась обратно на свое место. — У тебя же перерыв до двух?

— Да, — Аленка бросила взгляд на наручные часы и торопливо отодвинула стул. — Вот черт!

Если она не появится на рабочем месте через пять минут, Олег Николаевич гарантированно влепит ещё какое-нибудь замечание или штраф.

— Беги, я заплачу, потом ты меня куда-нибудь поведешь, — Власова не стала спешить, все равно Сережа собирался подъехать за ней минут через двадцать.

4
{"b":"221999","o":1}