ЛитМир - Электронная Библиотека

— Всем привет, — на его пожелание пять обитавших в помещении человек отозвались нестройным пожеланием доброго вечера, но глаз от мониторов не отвели. Ну, кроме, сестренки, естественно.

— И тебе привет, Жень, — она послушно подставила щеку для поцелуя. — Ты в гости забежал? Как Алена долетела? Что там с мамой?

Власов тряхнул головой, прерывая поток вопросов.

— Не знаю, поэтому и пришел к тебе. Можешь посмотреть — самолет уже сел, или возникла какая-то задержка?

— Да, конечно, — Инна повернулась к монитору и чуть подвинулась, чтобы Женя мог сеть на подлокотник кресла. — Во Владивостоке один аэропорт?

— Понятия не имею. Наверное, да…

— А номер рейса знаешь?

— Нет, — Женьке стало даже немного неудобно. Но в тот момент, когда Алена улетала, было не до таких мелочей, главное, успокоить девушку. По которой он уже скучал, хоть и отговаривался ответственностью за друга и любовницу.

— Балбес. Хотя бы время вылета можешь сказать? — тонкие пальцы быстро забегали по клавиатуре.

— Около половины восьмого по местному времени, — мягкий звук нажимаемых клавиш не особо раздражал, но хотелось поторопить сестренку. Хотя за это можно было заработать недовольный взгляд сейчас и подзатыльник позже — как истинная леди, Инна предпочитала не применять силу на людях.

— Да, есть такой, это рейс "Аэрофлота". Два с половиной часа назад сел на аэродроме "Кневичи". Она не отзвонила?

— Нет, — ситуация нравилась ему все меньше. Конечно, Алена могла просто забыть, тем более, в такой ситуации, но Герман очень ответственная, забыть предупредить совершенно не в её стиле.

— Может, телефон разрядился? Ты сам звонил?

— Конечно, звонил! — Женька так резко оттолкнулся от стула, что Инна, собиравшаяся что-то ещё добавить, прикусила язык. Причем, в прямом смысле слова. — Ой, извини.

Девушка только махнула рукой и, вынув из кармашка платья смартфон, быстро набрала номер подруги.

— Отклюсен, — чуть припухший язык заставил её немного шепелявить. — Если она с мамой в реанимасии, там нельзя с телефонами…

— Угу… — но ведь она же обещала отзвонить! А свои обещания Алена обычно держит… — Ладно, спасибо за помощь, пойду к себе. А ты собирайся, уже конец рабочего дня, скоро Серый забежит.

— Хорошо, — Инна потянулась всем телом и зевнула, прикрыв рот ладонью. — Не переживай, уверена, что все в порядке, просто закрутилась, да ещё после такого долгого перелета.

— Спасибо. Тогда до завтра, — Женька поцеловал сестру в лоб и, кивнув на прощение остальным сидельцам комнаты, ушел к себе.

По дороге домой он несколько раз пытался связаться с ней, но все с тем же результатом. Потом вообще поставил на автодозвон. Глухо. Такое впечатление, что Лёнка забыла обо всем и всех. В то, что отец не даст её в обиду, Власов как-то не сомневался, но нехорошие подозрения все усиливались. До такой степени, что он готов был лететь следом, наплевав на санкции на работе и просто здравый смысл.

Наконец, уже ближе к десяти часам вечера, вместо ненавистного механического голоса послышались гудки, сменившиеся спокойным и даже каким-то равнодушным Алениным:

— Да?

— Лён, у тебя все хорошо?! Почему не звонила?

— Извини, забыла, — не хватало разве что зевка для полной картины утомленной назойливостью недогадливого мужика.

— Блин, я же волнуюсь, неужели так трудно сказать, что все нормально?! — Женька с трудом сдержался, чтобы не треснуть кулаком по столу. И сдержался не потому что такой правильный, просто на постели лежал, стола под рукой не оказалось.

— Не кричи на меня. Прости, что говорю это по телефону, но нам не нужно было начинать встречаться. Мой дом здесь и возвращаться я не планирую. Вещи, которые остались у тебя, можешь выбросить. Ключи от моей квартиры отдашь Инне, скажу, как переслать их сюда. Дубликаты твоих отправлю почтой. Извини ещё раз.

И короткие гудки.

Он несколько секунд смотрел на телефон не просто удивленным, а охреневшим взглядом. Это что вообще такое?! Потом почти мгновенно расплывшееся по венам бешенство нашло главного виноватого, и новый мобильник едва ли не с первой космической полетел в стену, брызнув во все стороны мелкими обломками. Следом за ним отправилась стоящая на прикроватном столике лампа.

Нормально, твою мать! Он тут места себе не находит, а она вот так легко и просто решила послать его в задницу, да ещё и по телефону.

Цензурных слов у Власова просто не находилось. Мало того, эта с*чка его кинула, как пацана, это при том, что он с неё пыль готов был сдувать, мчаться в любой момент, есть с её руки! Хотел предложить переехать к нему…

Бл*!

Захотелось разбить ещё что-нибудь. Или просто ввязаться в драку и расквасить кому-нибудь морду. Это даже предпочтительнее.

Женька быстро переоделся, мельком посмотрев на раскрошенный вдребезги мобильник. Ни с кем говорить не хотелось, потому Власов спокойно спустился вниз и уже шагнул с своему кроссоверу, как на миг задумался. С каждой секундой все сильнее тянуло выпить, а пьяным он машиной не управлял никогда — спасибо ротному, который тогда ещё зеленому новобранцу Евгению объяснил, что выпимши за руль садиться не надо. Хорошо так объяснил, душевно. Зубы не выбил, но морду лица крепко подправил.

Благо, поймать такси в их городе проблемы не составляло, и уже через полчаса он оказался среди ритмичного грохота клубной музыки и извивающихся в какой-то пародии на танец тел. Пульсирующий свет бил по глазам, не давая рассмотреть, чья грудь прижимается к его спине, а шаловливые пальчики почти нарушили суверенную границу ширинки.

Оглянувшись и поймав откровенно-предлагающий взгляд длинноволосой блондинки, Женька кивнул в сторону бара. Девушка кокетливо опустила ресницы и пошла за ним. Через пару стопок текилы общение стало неофициальным до такой степени, что она уселась к нему на колени и активно ерзала, поглаживая по груди и нисколько не смущаясь хмурого выражения лица.

Только улыбки девицы (она, вроде, сказала свои имя, но он его забыл уже через пару минут) казались искусственными, прикосновения вызывали легкую брезгливость, а от аромата приторных духов горело во рту. Целовать себя в губы он не позволил. Просто не хотел. Девочка хоть и сделала вид, что обижена, но быстро перестала дуться и защебетала о какой-то посторонней хрени.

Власов её не слушал вообще, хотя, после очередной рюмки чего-то, обжегшего горло, девочка стала казаться милой и забавной. Настолько, что он поволок её к себе домой, хотя иногда пробивающийся сквозь пленку алкоголя разум намекал на неправильность действий. А вот нижний мозг всячески поддерживал.

Вывалившись из такси возле своего подъезда, Власов поддержал пошатывающуюся даму (Даша? Наташа? А, какая нахрен разница…) и повел к себе.

На лестничной площадке девчонка что-то интимно шептала ему на ухо и пыталась расстегнуть его рубашку, опираясь для надежности на дверь Женькиной квартиры, потому, когда эта самая дверь распахнулась, девица получила нехилое ускорение. Такое, что его самого чуть с ног не сбила.

— А кто у тебя дома? — это Маша (точно!) спросила слегка заплетающимся языком, косясь на освещенный проем.

— Никого нет. И ничего. Ни ума, ни стыда, ни совести, — на пороге стояла фурия, которая разве что искры их глаз не пускала и дым не выдыхала. Адская дева почему-то явилась в образе Инны. — Сереж, проводи, пожалуйста, эту милую девушку, она так торопится уйти…

Маша попыталась что-то несогласно вякнуть, но подозрительно молчаливый Тихонов, возникший из-за спины Инны, уцепил нетрезвую барышню под локоток и быстренько убрал с глаз. Только в подъезде некоторое время раздавался цокот каблучков и недовольное бормотание, постепенно сменившееся заинтересованным. От этого выражение лица Власовой стало и вовсе откровенно угрожающим, но вместо устраивания немедленной кровавой казни, девушка отошла и кивнула, приглашая пройти в родные пенаты:

— Вэлкам, пьянь.

Женька только качнул головой, отчего картинка перед глазами тоже опасно накренилась, но в коридор внедрился. И тут же отпрянул, когда, едва успевшая прикрыть дверь сестра влепила ему такую пощечину, что перед глазами огоньки во все стороны прыснули, а хмель, пометавшись по организму, вышел, похоже, через уши. Не зря же в них так подозрительно зазвенело.

44
{"b":"221999","o":1}