ЛитМир - Электронная Библиотека

— Договорились. Все, мне пора, — быстро поцеловав подругу в подставленную щеку, Алена выскочила из кафе, торопясь вернуться на работу.

Требования дресс-кода, предписывающие появляться исключительно в черной юбке или брюках и фирменной белой рубашке, девушку не то, чтобы бесили, но и особого удовольствия не доставляли. А если учесть, что прекрасная часть трудового коллектива должна была носить туфли с каблуком, не ниже пяти сантиметров, то становилось ясно — придумал эту форму точно мужик. Потому что ни одной женщине не придет в голову заставить девочек скакать на шпильках десять часов кряду. Иногда, после особо напряженного дня, Аленка, лежа с поднятыми вверх ногами и морщась от охватывающей огненными волнами боли в ступнях, обещала самой себе — все, завтра же бросит горбатиться в этом гадюшнике! Ведь дело не в деньгах, вернее, не только в них — прожить она могла и на фрилансе.

Инна правильно сказала, что не так много в России толковых переводчиков с японского, причем, свободно владеющих не только деловой, но и технической терминологией.

И работать в этот салон Герман пошла, скорее, чтобы не стать классической отшельницей, живущей в сети и выбегающей на улицу только в случаях крайней необходимости.

Потрепанная "десятка" притормозила, пропуская Аленку, стоящую на тротуаре, хотя на светофоре был ещё только мигающий зеленый свет. Благодарно кивнув сознательному водителю, девушка перебежала улицу, торопясь до назначенного времени вернуться на рабочее место.

Успела она только чудом — у стойки консультанта уже маячил старший продавец, с затаенной радостью поглядывая на мерцающие цифры проекционных часов над стойкой с электронными книгами. Когда Алена, чудом исхитрившись вернуться ровно в срок, вошла в дверь салона, удовлетворенное выражение сползло с лица Олега Николаевича, как позолота с дешевой китайской бижутерии:

— Аленушка, что-то вы не торопились. Обеденный перерыв у вас довольно большой, могли бы прийти и пораньше, — мужчина остановился напротив Герман, перекатываясь в пятки на носок и глядя на немного запыхавшуюся девушку с, вроде бы и ласковым, но оставляющим неприятное липкое чувство укором. А обращение на "вы" он использовал только когда пытался донести до подчиненных их скудоумие и собственный гений.

— В следующий раз постараюсь вернуться раньше, — то, что спорить с этим придурком бесполезно, она поняла уже давно. Гораздо проще сделать вид, что прониклась его словами, и продолжать поступать по-старому. Это раньше, будучи идеалисткой, Аленка полезла бы доказывать правду, а теперь прекрасно понимала — никого, кроме неё самой, это не интересует, поэтому для нервов проще пропускать такие подколки мимо ушей.

— Будем надеяться, Аленушка, — удовлетворенный этой покорностью, Олег Николаевич ещё немного покрутился возле её рабочего места и, не найдя, к чему ещё придраться, ушел покурить.

— Дебил, — Света, напарница Герман, вслух произносить не стала, помня о недавно установленной системе видеонаблюдения, но, наклонив голову, четко проартикулировала этот "комплимент" губами. Аленка только тихонько фыркнула, но в душе согласилась. Казалось бы, у него жена умница и красавица, дети, слава Богу, в маму пошли, чего ему ещё нужно? Самоутвердиться? Так иди, карьеру делай, никто не держит. Вместо этого мужчина предпочел остаться на этой должности, доводя подчиненных до нервного тика и нехороших мыслишек, в которых фигурировала персона руководства и, как бы невзначай, падающий ему на голову кирпич. — Пообедать хоть успела?

— Да, спасибо, — Алена отвлеклась на девушку, у которой терминал по приему оплаты мобильной связи не выдал чек. Решив эту проблему, Герман, пользуясь отсутствием клиентов и начальства, села на высокий табурет, более уместный в баре, чем в салоне связи. Но с декоратором не поспоришь, приходилось пользоваться тем, что есть. Хотя, то, как довольно мелкая Алена, в узкой юбке по колено штурмует высоченный стул, можно было бы показывать за деньги. — У вас тут тихо?

— Если бы, — Света сдула со лба светлую челку и перестала симулировать бурную трудовую деятельность, перекладывая на стойке рекламные проспекты. — Помнишь, когда ты уходила, я парню сенсорник оформляла? Так вот, он его, выйдя за порог, уронил на асфальт. Естественно, экран вдребезги, аккумулятор аж за урну ускакал, парень в ауте. Так этот косорукий, все это добро подобрал и начал выступать — говорит, что он его купил с трещиной.

Подобные истории случались если не каждый день, то довольно часто, поэтому Алена не совсем поняла волнение напарницы.

— Отшили? — а времени до конца рабочего дня то ещё сколько… Ужас.

— Да. А он начал права качать, какими-то крутыми друзьями пугать. Ну, Тимур нашу вневедомственную охрану вызвал, они парня быстро успокоили…

— А чего тогда дергаешься?

— Ну, этот придурочный пообещал, что узнает, где я живу… — Светка нахмурилась и тяжело вздохнула. Вроде, и такое уже не раз слышала, мало ли всяких больных на голову, но все равно было страшновато.

— Понятно. Тебя проводить? — не то, чтобы Алена считала напарницу подругой. Скорее, хорошей знакомой, но беспокойство девушки вполне понятно — кто его знает, вдруг именно этот психопат не соврал и, действительно, решит именно так утешить свою ненормальную душеньку.

— А вдвоем, думаешь, отобьемся?

— Меня сегодня Женя собирался забрать, мы тебя проводим, — Герман не хотела дергать "любимого" чаще необходимого, но в такой ситуации, как Светка, могла оказаться любая, поэтому девушка решила припахать Власова. Да и Олегу Николаевичу будет нелишним напомнить, что Алена, вроде как, особа несвободная, пусть свою жену, вышедшую за хлебом, так усердно пасет.

Быстренько набросав смс-ку с велением явиться к восьми вечера за своей ненаглядной, Аленка зевнула, не разжимая губ. Что-то ей все уже начало надоедать — и эта монотонная работа, и какая-то рутина, постепенно засасывающая все глубже. Может, и в самом деле, поискать другое место? Ведь у неё гуманитарная "вышка", можно попробовать. Конечно, преподавать вряд ли возьмут, не тот профиль, да и опыта у неё нет, но можно же присмотреться. Проблема денег перед ней сейчас не стояла — после того, как Алена заключила договор с одной компанией, имеющей в партнерах какую-то фирму из Страны Восходящего Солнца, эту работу вообще можно было забросить. Но слишком уж привыкла за два с половиной года тянуться, не давать себе времени на бесполезные сожаления, что не идти куда-то утром уже казалось неправильным.

Да уж, кто бы ещё лет пять назад сказал, что папина девочка, едва ли не по щелчку пальцев получающая все желаемое, станет жить обычной, нормальной жизнью, в которой нет тусовок на всю ночь, соревнований по стритрейсингу на мокром асфальте трассы на аэропорт и поездок дважды в год на распродажу в Милан и Токио, не поверила бы. А если этот кто-то ещё и начал уверять, что Алене все это будет нравиться, вообще сочла бы сумасшедшим.

Телефон коротко загудел, сообщая о принятом сообщении. Женька был в своем репертуаре — вместо того, чтобы обойтись стандартным "Ок" или "Понял", буковки сложились в ехидное:

"Как прикажет моя госпожа. Опахало захватить?"

"Ты, главное, себя захвати. И не забудь про счастье на лице при виде любимой"

"А она там тоже будет?!"

— Балабол, — тихо, так, что даже немного успокоившаяся Светка не услышала, шепнула Аленка, убирая мобильник. Так, теперь ещё день простоять, да ночь продержаться… В том смысле, что доработать этот день, не двинув по немного кривоватым передним зубам Олега Николаевича, у которого, к тому же, на редкость говорящая фамилия — Дуров, и не уснуть на рабочем месте…

Женька явился ровно в срок, а именно — за четверть часа до закрытия салона. Аленка со Светой уже почти вслух материли нехорошую личность, по воле которой им приходилось не дефилировать и плавно плыть лебедушками, а ковылять и прихрамывать на каблуках, и его прибытию обрадовались, как новости о неожиданной премии.

5
{"b":"221999","o":1}