ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Золотая клетка
Как разумные люди создают безумный мир. Негативные эмоции. Поймать и обезвредить
Ключ от тёмной комнаты
Ты сильнее, чем ты думаешь. Гид по твоей самооценке
Поющая для дракона. Между двух огней
Черепахи – и нет им конца
Загадка воскресшей царевны
На Алжир никто не летит
Кофе на утреннем небе

Зато больше нигде, ни на каких Мальдивах, Канарах или, прости Господи, побережье Краснодарского края, не пахнет морем ТАК. Отчаянно, как будто завтра все выветрится. И Алена не могла надышаться этим воздухом — мокрым, холодным, но таким вкусным. И чайки здесь самые красивые. Хотя и наглые. Тут даже вороны другие. А настоящее Владивостокское "Птичье молоко"?! Впервые попробовав эти конфеты на новом месте жительства, девушка с трудом сдержалась, чтобы не выплюнуть приторное крупчатое нечто, которому кондитеры посмели дать это гордое название. К слову сказать, больше она это "лакомство" никогда не ела. Пусть это покажется глупостью, но хоть в этом хотелось остаться верной родному городу.

И все равно, несмотря на всю эту тоску и ностальгию, после того, как все уляжется (а она очень надеялась, что решиться все мирным путем), девушка наговорится с мамой, может, даже восстановит настороженный нейтралитет с отцом, но потом вернется домой. Потому что здесь для новой Алены места нет.

— Скучаешь?

Герман не вздрогнула только, потому что в последний момент увидела в стекле отражение подошедшего со спины Даниила.

— Нет, мне здесь очень весело, — Лёнка повернулась, устраиваясь на подушке с ногами. — Но все-таки хотелось бы узнать причины такого навязчивого сервиса.

— Я не об этом. По дому скучаешь? — вопреки её ожиданиям, Астахов не стал зубоскалить и ехидничать, а, подтащив поближе один из стульев с витыми спинками, уселся на него верхом.

— Естественно. Я же здесь выросла, — откровенничать не особо тянуло, но и хамить не следовало, потому девушка полностью сосредоточилась на попытке понять, на кой черт он к ней пришел.

— Ага, город детства. Если не будешь бузить и пытаться сбежать, тебя перестанут кормить снотворным.

— Не буду. Спасибо, — у Аленки немного от души отлегло. С одной стороны, ему верить несколько опрометчиво, а с другой — какая разница, она же что сонная, что бодрствующая почти никакого сопротивления оказать не сможет.

— На здоровье. Только учти — одна попытка, и сидеть будешь не здесь, а в подвале. Я там специально держу пару помещений посырее и с крысами, — Даниил положил запястья на спинку своего трона и устроился на них подбородком, упорно нервируя Герман взглядом. Вот не зря у него прозвище — Полоз. Было в этом сосредоточенном и внимательном разглядывании что-то змеиное. Размеренность и хладнокровность, наверное.

— Если это не будет наглостью с моей стороны, можно спросить — сколько это все продлиться? Чтобы я была морально готова.

— Дня три-четыре, — похоже, все, что хотел, он в ней уже увидел, потому перевел глаза за Аленкино плечо, на низкие плотные облака. Чем девушку, признаться, порадовал — нервы-то после всего произошедшего не железные… — Давай я тебе обрисую в общих чертах сложившуюся ситуацию. Твой отец решил провернуть одно дело. Очень выгодное.

— И вы с этим не согласны? — девушка насторожилась, потому что такие признания в духе киношных героев отдавали нехорошими перспективами на дальнейшее.

— Честно? Мне все равно. Не мой профиль, — заметив, как Лёнка тайком выдохнула, Астахов рассмеялся. — Решила, что твой отец на старость лет захотел двигать преступный бизнес?

— Ну, он им и сейчас занимается, давайте будем откровенными. Вопрос в масштабах.

— Все правильно. Так вот — если у него это получится, Герман соберет в своих руках почти все ниточки, благодаря которым и можно управлять прибыльной, хотя и не совсем законной деятельностью. Только не разочаровывай меня вопросом о местной ФАС. Они бы и рады сюда лапку сунуть, но откат идет уровнем выше.

— Если вам все равно, зачем тогда я здесь? — спина начала мерзнуть, потому Аленка слезла с подоконника и устроилась на другом стуле, лицом к Даниилу. Конечно, просчитать эту продуманную сволочь по выражению лица у неё не получиться, но все равно выбор развлечений невелик.

— Вот и я себе тот же вопрос задаю, — Астахов ухмыльнулся, словно она ему рассказала похабный анекдот. — Давай, блесни талантами, хочу послушать твои версии.

Алена на секунду задумалась.

— В аэропорту меня встретил Михайлов, папин зам, а очнулась я здесь. Если учесть, что вы утверждаете, будто вмешиваться не собираетесь… Получается, что для вас все это такое развлечение.

— Предположение почти верное, — Даниил все-таки встал, чтобы принести тот самый временно забытый поднос, и протянул Аленке стакан с чем-то, по виду похожим на апельсиновый сок. — Не бойся, сказал же, что усыплять больше не буду. Могу первым попробовать.

— Спасибо, верю и так.

Конечно, Герман соврала — не верила она ему ни на грош, как-то пытаться налаживать сотрудничество нужно. Пусть и такими небезопасными способами.

— Ну, и зря. Это я к тому, что верить никому нельзя. Тебя же просто, как разменную монету, использовали. Если бы привезли туда, куда собирались, поверь, так цацкаться бы не стали.

— Что с Михайловым?

— Сгорел от стыда в приступе раскаяния. Ты не отвлекайся, говори дальше.

— Хорошо. Если расширение папиного влияния лично вам ничем не грозит, остается только одно — вы ждете, чем все кончится. Если у отца получится, вы вернете меня с обоснованием, что радели за мою безопасность.

— А если у него не получится..? — похоже, что этот разговор доставлял ему истинное удовольствие, во всяком случае, смотрел он на Алену едва ли не с доброй улыбкой.

— Тогда возможны варианты. Но все они не в мою пользу, — чтобы скрыть нервное напряжение, девушка отпила сок, с трудом глотая чуть горьковатую освежающую жидкость.

— Ты почти права. Во всяком случае, в том, что касается первой части. А про вторую… Давай пока не будем о грустном, хорошо? Ведь не дура же, понимаешь, что если Акелла промахнется…

— … стая поднимет бунт, и начнется грызня за власть.

— На месте твоего отца я бы тоже не сильно обрадовался, что единственный вменяемый ребенок сначала на дурь подсел, а потом и вовсе ушел в закат, — Даниил одним гибким движением встал со стула и направился к двери. — Можешь ходить по дому и даже выйти во внутренний двор, только охрану предупреди. И глупостей не делай.

— Завтра в восемь заедет мой водитель, и начинаем действовать по плану, — Николай Петрович показал глазами на сидящего за рулем парня, тот молчаливо кивнул и снова сосредоточился на дороге. — Ты же понимаешь, что можешь и пулю поймать?

— Понимаю, — Власов ещё раз прокрутил в голове разговор. Есть, конечно, спорные моменты, но, в целом, все логично и разумно.

— Вот и хорошо. Держи, — Герман чем-то звякнул, и на ладонь парню опустилась холодная связка ключей. — Это от Алениной квартиры.

— Она же её, вроде, продала.

— Да. Мне, — свет от фар встречной машины на пару секунд осветил пожилого мужчину, подчеркнув усталые складки у рта и круги под глазами. Как ни старался делать вид, что все нормально, но становилось все заметнее то дикое напряжение, в котором пребывал Герман. — А вообще-то это не твое дело.

Женька негромко усмехнулся, признавая его правоту. И ещё раз убедился, что, как ни старался папаша делать вид, что судьба старшей дочери его не касается, но полностью следы не подчистил.

— Если что-то измениться, сразу предупредите, — Власов на память продиктовал временно прихватизированный номер Сереги и вышел в ночь. Тьма гостеприимно облепила его холодным туманом, отчего у Женьки сразу создалось впечатление, что его с головы до ног окатили водичкой из колодца. — Блин, ну, у вас и климат…

— Это ты ещё не видел местную зиму, — Герман опустил стекло. — Пятый подъезд, восьмой этаж, квартира двести сорок три.

— Понял, — иронично козырнув отъезжающей машине, Женька осмотрелся. Ухоженный двор, даже не на каждой клумбе машина стоит. Причем, если он правильно рассмотрел, все бибики, как одна — праворульные. Дааа… Вот тебе и особенности отдельно взятой губернии.

Преодолев барьер подъездной двери и покатавшись на удивительно чистом лифте, Власов, наконец, очутился перед дверью временного пристанища. Ключи провернулись настолько легко, словно замки раз в неделю смазывали и прочищали. Хотя, после знакомства с Германом, он бы не особо удивился, узнав, что предположения верны.

50
{"b":"221999","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ненависть. Хроники русофобии
Почувствуй,что я рядом
Прыг-скок-кувырок, или Мысли о свадьбе
Дети мои
Гормоны счастья. Как приучить мозг вырабатывать серотонин, дофамин, эндорфин и окситоцин
Истинная вера, правильный секс. Сексуальность в иудаизме, христианстве и исламе
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
То, что делает меня
7 навыков высокоэффективных людей. Мощные инструменты развития личности