ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Отель
На струне
Взлеты и падения государств. Силы перемен в посткризисном мире
Инстаграм: хочу likes и followers
Естественная история драконов: Мемуары леди Трент
Уроки плавания Эмили Ветрохват
В плену
Книга Пыли. Прекрасная дикарка
Инженер. Золотые погоны

— Финансистов представляет Павел Михайлович, — экономист, наоборот, был предельно доброжелателен и даже буркнул: "Здрасти" в ответ на дежурную улыбку Власова. Ну, этому профессией предначертано иметь хитрую рожу, тут уже ничего не попишешь.

— Ну, и, напоследок, главный по технике — Марат Львович.

А вот к этому мужчине Женька присматривался недолго. Потому что не хотел вызывать подозрения, у страшноватого даже с мужской точки зрения потомка не то евреев, не то татар. Такого нужно как раз менять местами с начбезом — один взгляд на покрытое какими-то рытвинами и шрамами лицо, с которого на тебя смотрят веселые глаза кровавого маньяка, и никаких претензий и споров не возникнет в принципе.

— Естественно, здесь представлены далеко не все структурные подразделения, но мы сегодня собрались для решения определенных проблем, так что эмиссары от остальных пока не участвуют, — резко оборвав процедуру приветствия, Николай Петрович ещё раз обвел узкий круг особо доверенных испытующим взглядом и поднялся с кресла. — Как вы знаете, наш коллега и мой заместитель, Алексей Сергеевич Михайлов, трагически погиб два дня назад, и хотя похороны уже прошли, предлагаю почтить память минутой молчания.

Подчиненные с разной степенью одухотворенности на лицах последовали примеру руководства и послушно оторвали седалища от сидений и, как по команде, опустили глаза, делая вид, что не услышали замечания прекрасной дамы, вполголоса проскрипевшей:

— Не переживайте, его там тепло встретили — воду вскипятили, вилы наточили…

Логист закашлялся, то ли от возмущения такой душевной черствостью, то ли от маскируемого смеха, то ли та самая рубашка его уже окончательно додушивала. Больше никто никаких звуков не издал, с видимой скорбью опустив глаза долу и приняв соответствующие моменту постные выражения лиц. Продолжалась минута тишины секунд пятнадцать — горе горем, а деньги зарабатывать надо, тем более, Герман не особо и убивался по предавшему товарищу.

— Спасибо, а теперь перейдем к вопросам, из-за которых мы здесь собрались, — Николай Петрович кивнул, предлагая холопам порадовать барина, и уселся на свое законное место.

— Прошу прощения, — самым смелым оказался начбез, видимо, в силу профессиональных особенностей. — Молодой человек является специалистом по решению таможенных проблем?

— Почти. Он является мужем мой старшей дочери Алены. Она, как вы знаете, владелица одного из пакетов акций. Евгений Викторович прибыл, чтобы убедиться в эффективности нашей работы, — Герман заметил это мимоходом, роясь в документах, словно не о глобальном перераспределении сил в составе держателей активов заметил, а предупредил, что через пять минут обеденный перерыв.

— Даже так… — это неожиданно оживился финансист, на секунду прикрывший глаза, а потом посмотревший на Женьку уже гораздо более внимательно и радушно. — И давно произошло это счастливое событие?

— Вы о решении моей жены самостоятельно управлять принадлежащими ей акциями или о нашем бракосочетании? — Власов чуть откинулся в кресле, вроде, не сводя глаз с Павла Михайловича, но продолжая наблюдать и за остальными. Придворный люд оживился в ожидании ответа, но особых эмоций не проявлял.

— Конечно, о вашей свадьбе, — экономист ещё сильнее растянул тонковатые губы в улыбке, но счастья во взоре не прибавилось.

— Недавно, — Женька все также расслабленно покачивался в мягком кресле из стороны в сторону, размышляя, на кого из этих гиен работает Руслан и что именно успел им передать. В том, что слежка за Аленой день и ночь не велась, они с Германом согласились, так что никто не мог доказать, что Лёнка не сбегала с лучшим другом побрачеваться. — Мы не хотели привлекать внимание, потому все прошло тихо и скромно.

— Ну, что ж, поздравляем, — Эльвира Генриховна по-птичьи наклонила голову набок. — Раз Николая Петровича не смущает присутствие новоиспеченного родственника, то давайте все-таки начнем работать. Время — деньги, господа.

После этого шушуканье сразу стихло, и Женька теперь больше присматривался к тому, как ведут себя заседатели, а не прислушивался к сути совещания. Все равно в морских грузовых перевозках нихрена не понимал. Конечно, расширить кругозор никогда не поздно, но сейчас у него были гораздо более важные цели и задачи. Итак, как минимум, ещё кто-то один из присутствующих работает против семьи Герман. Утверждение лично для Власова было несколько спорно, но Николай Петрович в этом был уверен. Дело в том, что погибший Михайлов был исполнительным, старательным, но совершенно не инициативным. А ещё — немного трусоватым. Потому ему никогда и не грозило подняться выше, просто морально волевых качеств не хватит. И он обязательно должен был иметь того, кто поможет и прикроет, такой уж склад характера. Н-да, большинство доводов писано на воде тем самым орудием, которым Алексея Сергеевича встречали на новом ПМЖ.

Но даже не это убеждало Германа в распространении флюидов ереси и предательства. Руслана ему посоветовал эсбэшник, что автоматически относило Владимира Федоровича в разряд вероятных подпольщиков. Чем провинились остальные присутствующие, Женька не знал. Пока. Но обязательно это выяснит.

Насколько Власов понял, со стороны так нагло ломать многоходовую комбинацию бы не стали — Герман не только под богом ходит, но и под куда более приземленными личностями, для которых срыв готовящейся сделки будет означать колоссальные потери, причем, не только денежные. И если все рухнет, Николаю Петровичу, в духе южных соседей, стоит сделать себе сеппуко.

А вот изнутри, с вероятной сменой правящей династии… И здесь появляется второе "но". Герман — держатель самого крупного пакета акций. Но не контрольного. А если учесть те пять процентов, которых он "лишился", признав их с Аленой брак, скоро тут начнется нечто, похожее на праздничный сбор пираний, почуявших свежую кровь.

Выступать в роли главного блюда Женьке страшно не было, наоборот, тревога и цейтнот только подогревали злость. А ещё — очень не хотелось, чтобы Лёнке пришлось снова быть в этом, чего там выражения подбирать, дерьме. Нет, он полностью верил, что к старой зависимости она уже не вернется, но ничего хорошего от такой шоковой терапии тоже не видел. Скорее бы все закончилось, чтобы забрать её и вернуться домой. И гори они синим пламенем, эти интриги и подковерные игры, спасибо, такого добра ему и на работе хватает, нафиг надо с этим ещё и в личной жизни связываться.

Итак, больше всех нервничал логист. Ну, у него могут быть просто проблемы со здоровьем, так что интенсивное потоотделение пока не доказательство вины. Да и потом, в этом ведомстве вечно что-то идет не так — то не вовремя отгрузят, то не там, то не в том количестве. Если вообще привезут, не закончится топливо/здоровье/деньги/терпении (нужное подчеркнуть). Уж это он знал хорошо, Серега постоянно с подобным сталкивался. Но вот разница в том, что Тихонов — логист от Бога, а насколько профессионален этот Андрей Васильевич, Власов понятия не имел. Хотя и сомневался, что Герман будет держать полную бездарность.

Безопасник. Вот тут ничего конкретного он не заметил — мужчина вел себя спокойно, но уверенно, тем более, что от него на данном сборище требовалось только подтвердить, что все будет тип-топ, сопровождение осуществят на высшем уровне, все "ненужные" вопросы аккуратно обойдут.

Финансист что-то постоянно черкал в блокноте, и у Женьки было стойкое впечатление, что он там рисует рожи. Но заглядывать через плечо не стал — ни повода, ни возможности. Пусть пока дальше совершенствует изобразительные таланты. Хотя, стоит признать — на все обращенные к нему вопросы Павел Михайлович отвечал в срок и даже, наверное, в тему, раз совещание продолжалось в рабочем режиме.

Марат Львович проявлял вторую по степени заинтересованность к обсуждаемым темам, после самого Германа. Во всяком случае, ни на какую постороннюю деятельность не отвлекался, был собран и внимателен, не подкопаешься.

52
{"b":"221999","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Город. Сборник рассказов и повестей
Алхимики. Бессмертные
Ключ от твоего мира
Блондинки тоже в тренде
Бумажная принцесса
Слово как улика. Всё, что вы скажете, будет использовано против вас
Сколько живут донжуаны
Павел Кашин. По волшебной реке
Гребаная история