ЛитМир - Электронная Библиотека

— Будем. Скажи вот что — если не собирался идти против того, кто все это затеял, чем бы ты мне тогда помог?

— Не дал бы тебя убить. Хотя, сильно сомневаюсь, что кто-то собирался. Ты была отвлекающим фактором, вот и извращались с играми сознания. В первый раз, когда ты возле открытой двери стояла, если бы попыталась зайти в квартиру, я бы не дал. Вышел бы на клетку и предложил вызвать ментов или переждать у меня. Второй — вытащил тебя сразу, как ушли, пока не успела много крови потерять. Но вот про наркоту понял, когда глаза твои увидел. Поэтому и не предупреждал Николая Петровича — твои приключения было самым безобидным, на что пошли. Сорвалось бы это, придумали бы что-нибудь другое. Хорошо, что хватило ума сначала Полозу фотку скинуть, а не рваться на передовую… Но твой любовник тоже хорошо постарался, сильно карты попутал.

— Это верно. В любом случае — спасибо. Я постараюсь сделать так, чтобы отец расхотел получить твой скальп.

— А вот это было бы кстати, не хочется, чтобы он меня зуб имел.

— Не будет. Только мне ещё интересно — кто и как получил ключи от моей квартиры. Ведь не отмычками же открывали, да и кодовый замок с наскока не возьмешь.

— У тебя на площадке ещё у двоих соседей абсолютно такие же двери. На одной даже есть наклейка с рекламой фирмы, их установившей. А там тоже люди работают, за денежку дадут все, что нужно. Ну, это мой вариант, не факт, что правильный, но самый реальный.

— Надо же, как все просто… Всего хорошего. И хоть это странно прозвучит, но приятно было познакомиться, — Алена потянулась назад и, прихватив вещи, вышла из машины, не дожидаясь, пока Руслан поможет открыть дверь.

— И мне тоже. Прощай.

Шины скрипнули, когда авто резко сорвалось с места, через пару секунд исчезнув за поворотом.

— Позер.

Во дворе ничего не поменялось, разве что в этом году петунии пошли в активное наступление, почти вываливаясь за пределы клумб. Да Пират, с настороженным любопытством обнюхивающий издали нежданную гостью, заметно постарел, хотя и не утратил своей щенячьей дружелюбности и любознательности.

— Иди сюда, мальчик, — Алена опустилась на корточки, и собака, несмело начавшая вилять хвостом, почувствовав знакомый запах, резво подбежала к девушке. — Привет, хороший мой, — она потрепала его за уши, провела ладонями по жестковатой шерсти, одновременно пытаясь закрыться, чтобы её не лизнули в лицо. — Фу, не надо, — пса, волчком вертевшегося под ногами, мало волновало нежелание такого близкого контакта, поэтому он не оставлял попыток дотянуться до щеки так долго отсутствовавшего члена семьи.

— Он по тебе соскучился.

Алена, за собственным смехом не расслышавшая, как открылась дверь, повернулась на голос брата. Илья ничуть не изменился — все такой же замкнутый и тихий, хотя сейчас на лице и была тень улыбки.

— И я по нему, — Лёнка встала, отряхивая пыль и собачью шерсть с колен. — И по тебе тоже.

— Привет, — парень спустился по невысоким каменным ступенькам и осторожно обнял сестру. — Рад тебя видеть. Ты как?

— Все нормально.

Она чуть сжала ладони на его плечах, а потом отстранилась. Несмотря на то, что Алена была на самом деле счастлива увидеть семью, никуда этот холодок отчуждения между ними не делся. Они и раньше были, скорее, хорошими знакомыми, чем братом и сестрой, а теперь… От понимания, что Илья чувствует то же самое, стало только ещё более неловко.

— Как мама?

— Уже хорошо. Рвется домой, — он воспользовался её попыткой убрать эту непонятную паузу, и, взяв сумку, потянул Лёну к двери. — Идем, наша принцесса тоже здесь, хоть поздороваетесь.

— Мы недавно виделись, — девушка послушно двинулась следом, косясь по сторонам. Похоже, что после её отъезда тут сделали даже не ремонт, а перепланировку. — И не скажу, что меня прямо тянет кинуться ей на шею…

— Как и любому, кто хорошо знает Алинку, — Илья рассмеялся, заметив гримасу сестры. — Присаживайся, я её позову.

Оставшись одна, Герман оглянулась, сознавая, настолько лишней сейчас здесь смотрится. Как дворовая кошка на каминной полке, заставленной фарфором. Правда, ничего громить или просто нашкодничать не хотелось. Хотелось увидеть маму, поговорить с отцом, а потом залезть на руки к Жене и по-детски пожаловаться на все произошедшее. Не до слез, а просто, чтобы он посочувствовал, а потом, когда все это кончится, вместе посмеяться. Пообещать, что больше в такие приключения не полезут. И уехать домой.

Достаточно было одного взгляда на стену, чтобы понять, что она здесь никогда не почувствует себя своей. Не из-за фотографий, нет. Просто невозможно жить и быть счастливой там, где сознаешь собственную чужеродность. Эти три года не только она строила свою жизнь — семья занималась тем же самым. Даже если произойдет чудо, и они полностью смогут забыть все и помириться, сама Алена уже никогда не станет такой, как раньше. Почему-то именно сейчас, когда смотрела на одну из старых фотографий, сделанную ею лет пять назад, поняла это совершенно четко. И — странно — но больно от этого не было. Скорее легкая светлая грусть, но без горечи.

— Я вижу, с тобой все нормально.

Алина стояла на нижней ступеньке лестницы и с каким-то непонятным выражением рассматривала старшую.

— Да, спасибо за беспокойство, — только закончив полную дежурной вежливости фразу, Лёнка вслух фыркнула, осознав только что сказанное. Да уж, кто-кто, а сестра вряд ли не спала ночами, тревожась и не находя себе места.

— Зря ты так, — девушка подошла ближе, но обниматься не лезла. Уже хорошо, потому что тяги к лицемерию не испытывали обе. — Мы с тобой никогда подругами не были…

— … и вряд ли станем.

— Да. Но зла я тебе никогда не желала, — Алина села на диван, подобрав под себя босые ноги. — И Антон — тоже…

— Давай не будем о нем, хорошо? Не подумай, я не обижаюсь ни на тебя, ни на него — у вас свои жизни, гробьте их, как хотите. Можешь не поверить, но искренне желаю, чтобы все у вас получилось. Он ведь завязал?

— Больше двух лет назад, — младшая немного поколебалась, прежде, чем ответить. — Я думала, отец его убьет после того, как ты уехала…

— А смысл? Не он меня прогнал, и никто мне насильно дурь в руки не впихивал. Но что бросил — молодец, стоило сделать это намного раньше. Ты ведь в него давно влюблена была?

— С пятнадцати лет. Только кому я была нужна, если есть старшая сестра — умница-красавица?! — Алина с нескрываемой злобой отбросила подушку. — Ты у нас была светом в окошке, наследницей и вообще самой лучшей!

— Ну, вот и славно, а я уже начала думать, что тебя подменили, — Алена наблюдала за сестрой с любопытством и какой-то отрешенностью. — Ладно, не психуй, а то испортишь цвет лица перед свадьбой.

Но ответить младшая не успела, с каким-то ужасом посмотрев ей за спину и шарахнувшись в самый угол дивана. Что именно могла так напугать сестренку, которая могла довести абсолютно любого до состояния неконтролируемой ярости, Лёнка не поняла, потому оглянулась.

— Женька…

Она так и не поняла, как оказалась совсем рядом с ним, наверное, за секунду пролетела, но от облечения, когда его руки крепко-крепко сжались на её спине, на пару мгновений даже горло перехватило. И слух, наверное, отказал, потому что она видела, как шевелятся его губы, а не могла понять, о чем он говорит. Только сильнее стискивала пальцы на мужском затылке и прижималась всем телом, вдыхая родной запах.

— Ален! — до неё более-менее дошло только, когда Власов довольно ощутимо встряхнул её, чтобы привлечь внимание. — Ты в порядке?

— Угу, — а сама так и висела на нем, уткнувшись носом в шею.

— Точно?

— Абсолютно.

Видимо, только сейчас он понял, что все закончилось, когда увидел, ощупал и услышал это от Алены.

— Вот так тебя одну и отпускай, сразу сперли.

— А ты не отпускай.

— Теперь и не дождешься…

На покашливание стоящего неподалеку Никола Петровича они обратили внимание не сразу, хотя оно становилось все громче, намекая на дурное расположение духа папеньки и возможный бронхит.

63
{"b":"221999","o":1}