ЛитМир - Электронная Библиотека

Тихонько прикрыв дверь и распотрошив содержимое сумочки, девушка нашла непонятно каким образом появившуюся там сегодня визитку. Ну, вот оно и желание, золотая рыбка…

— Добрый вечер, — Астахов ответил почти сразу, словно ждал её звонка. — Уже соскучилась?

— Безмерно, — Лёнка отошла подальше от двери и немного понизила голос. — Ты обещал исполнить одну просьбу.

— Так ты по делу? Я почти обижен…

— Для развлечения у тебя есть Соня. Кстати, как она?

— Замечательно. Скучать не дает. Секунду, — Даниил что-то неразборчиво сказал в сторону. — Извини, у меня немного времени. Давай свое желание.

— Оно касается моей сестры. Ты уже в курсе или ещё в неведении?

— Все, что касается вашей семьи, я принимаю близко к сердцу. Поэтому знаю, в чем проблема Алиночки, только… Ты уверена, что хочешь потратить единственную просьбу на эту..? — окончание он проглотил, но, похоже, в подборе эпитетов для её младшей, Астахов и Власов проявляли редкое единодушие. — Хочешь, отправлю её на пару лет в какой-нибудь глухой скит на перевоспитание?

— Нет, давай без фанатизма. Просто узнай, кто вредит, и помоги забрать все материалы. Не хочу, чтобы что-то всплыло через пару лет.

— Ну, смотри, дело твоё. Завтра позвоню и скажу все, что узнал.

— Спасибо. Значит, до завтра.

— Всего доброго.

Ещё не успев отложить телефон, Алена поняла, что в комнате не одна. Интересно, что именно успел услышать Женя?

— С кем ты говорила? — судя по спокойному голосу и выражению лица, зашел он уже в момент прощания, так что ничего компрометирующего узнать не должен был.

— С мамой, — врать ему очень не хотелось, но сказать, что попросила о помощи Даниила после того, как её предложил сам Женька… Не хватает только семейного скандала.

— Вы же с ней час назад разговаривали.

Алена только пожала плечами.

— Соскучились.

— Ясно. Идем поедим, и будешь дальше показывать мне из окна достопримечательности.

— Хорошо.

Хотя внешне вечер был и мирным, и каким-то нежным, но нечистая совесть не давала Алене расслабиться. Может, сказать сейчас? Так орать же будет… Ну, вообще-то он и завтра, скорее всего, наорет, так что невелика разница. А объяснить она все сможет. Во всяком случае, девушка на это сильно надеялась…

— Чего ты дергаешься? — Женька успокаивающе похлопал Алену по колену, но не забывал зорко следить за дорогой.

Как выяснилось, любящий папочка сохранил не только её квартиру, но и машину, даже ТО и страховка были пройдены меньше двух месяцев назад. О том, что Лёнкино авто стоит в гараже возле её дома, Николай Петрович вскользь заметил, когда позвонил сегодня утром. Добирались они сегодня без Алексея, которого Герман-старший припахал по полной программе — видимо, назревал кульминационный момент всего представления, поэтому остаться без водителя ему никак было нельзя, а доверить перевозку дочери кому-то другому он не мог.

— Я же последний раз сидела за рулем несколько лет назад, — хотя Алена и немного нервничала, но тело машинально выполняло привычные действия, не давая хозяйке задуматься и переключиться, не выжав сцепление. — Поэтому как-то волнительно…

— Если хочешь, могу повести я, только это будет ещё хуже, — мало того, что авто было на "механике", отчего Власов уже немного отвык, так ещё и праворульным, что для него вообще выглядело непривычно и как-то неправильно.

— Нет уж, спасибо… — поняв, что он может обидеться, Алена тут же добавила. — Ты же понятия не имеешь, куда ехать, а в здешних переулках и абориген заблудится.

Тут Лёна немного покривила душой — найти пансионат на окраине города в природоохранной зоне было не так сложно, но нужно же как-то утешить мужское эго.

Пока Женька развлекал её непринужденной беседой, невольно вздрагивая от некоторых финтов в духе стритрейсеров, девушка без эксцессов доставила их по нужному адресу, попутно работая гидом, но Власов все же попросил сосредоточится на дороге, а то она уже вторым рядом по встречке обгоняет.

— Это особенности местной манеры вождения, — припарковавшись возле металлических ворот, которые больше подошли бы колонии строго режима, чем лечебному учреждению, Алена грациозно выплыла из машины.

— Не обижайся, но за руль своей я тебя не пущу, — у Женьки таким эффектным появление не вышло — куда уж там, если тело больше привыкло к внедорожникам, чем к спорткарам, и правильному переходу из состоянии "полулежа" в "стоя" его не обучали…

— А мне нравится, как ты водишь, так что сама не соглашусь, — взяв его под локоть, Алена устремилась по аккуратной асфальтовой дорожке мимо каких-то местных кустов, которые Власов идентифицировать бы не смог при всем желании. Особенно, если его, этого желания, нет.

— Правильный ответ…

Продолжить разговор они не смогли, потому как из-за тех самых зеленых насаждений вынырнул какой-то жутко серьезный и деловой дядечка в темных очках, сильно напомнивший Женьке не то пародию на секретного агента, не то просто придурка, шарящегося по клумбам в строгом деловом костюме.

Проверив их документы, "агент" немного подобрел и, милостиво кивнув, предложил следовать за собой.

— Это местная охрана, что ли? — не желая уязвить чувство собственного достоинства сопровождающего, Власов немного понизил голос. — Соплей перешибешь…

— Не надо никого перешибать, особенно соплями! — Алена прошипела ещё тише, но весьма недовольно, так, что пришлось дальнейший путь провести в тишине, покое и скуке.

Местная атмосфера умиротворенности навевала зевоту, но прожужжавший в опасной близости от Женькиного уха слепень заставил всех ходоков взбодриться, поэтому в корпус санатория они попали очень быстро и слегка запыхавшись.

Двухэтажное здание, утопавшее в зелени и денежных вложениях, к которым местное отделения Минздрава явно имело чисто номинальное отношение, Женька с Аленой, следуя подсказке чернокостюмного дядьки, обогнули, потому что Ирина Леонидовна в этот утренний час принимала солнечные ванны на задней лужайке. Правда, назвав этот пойменный луг лужайкой, служащий явно поскромничал, зато направление указал правильное.

Следующие пару часов Власов в беседе принимал участие условно. Сначала они с Аленой на пару успокаивали прослезившуюся от счастья маму Иру, потом шмыгать носом начала уже сама Лёнка…

— Ну, а ты чего ревешь? — поскольку разделить их с мамой в данный момент возможным не представлялось, Женька одним движением гладил по головам обеих женщин.

Объяснить причину слез ему так и не смогли, поэтому оставшееся время Власов старался не особо явно таращиться на последнего незнакомого члена семьи Герман.

Алена была права — Ирина Леонидовна ему понравилась. Мягкая, немного стеснительная, с добрыми темно-серыми глазами. Ну, внешне он с ней познакомился ещё по фотографиям, а теперь смог понаблюдать напрямую. И все равно, даже сейчас, когда Лёнка была рядом, у её мамы то выражение грусти из глаз никуда не делось. Хотя, имея таких деток, тут и в голос взвоешь, не что про себя затоскуешь. Причем, Женька не делал скидок и для Алены, тоже характер не подарок, но ему нравится и полностью устраивает, так что это уже его проблемы. А вот почему мама не повлияла на младшую доченьку, не совсем понятно. Или побоялась, что уйдет по следам сестры? Так духу не хватит от всего отказаться…

— Жень!

Власов отвлекся от внутреннего препарирования отношений в отдельно взятой семье и обратил внимание на машущую перед его глазами Лёнку.

— Что?

— Я говорю, у мамы сейчас процедуры, так что пора уезжать. Когда мы улетаем?

Было сильное искушение сказать "Сегодня", но Женька прикусил язык.

— Наверное, через пару дней. Все равно скоро выходные, можно не спешить.

— Тогда мы завтра утром ещё приедем, — Алена расцеловалась с Ириной Леонидовной, Женьку тоже осчастливили чмоканьем в щечку, и молодежь засобиралась обратно.

— Ты ей понравился, — вновь предложив занять место капитана судна и встретив все тот же вежливый отказ, Герман щелкнула держателем ремня безопасности и тронулась в сторону дома. Уже на полпути у неё зазвонил телефон. Глянув на номер вызывающего абонента, Лёна почувствовала себя немного неуютно. И решила пока не отвечать. Позже перезвонит, не нужно с Астаховым при Жене говорить…

68
{"b":"221999","o":1}