ЛитМир - Электронная Библиотека

— Спасибо вам большое, — Света, успевшая немного придремать за время поездки, позевывала и терла глаза, напрочь забыв про тушь для ресниц. — Вы уж извините, что пришлось из-за меня такой крюк делать…

— Да без проблем. Как говорят, бешеной собаке семь верст не круг.

Пока она пыталась сообразить, что это он только что сказал, Власов успел вернуться за руль и двинуть в сторону Аленкиного дома.

— Спасибо, что помог, её сегодня этот придурок реально напугал, — Герман надоело возиться в его акустической системе, и теперь девушка, повернув к себе зеркало заднего вида, планомерно развешивала по законным местам снятые ещё утром сережки. Это требование к внешности Алена особенно не любила. А ещё ей было интересно — почему все запреты и предписания касаются только женской половины? Что за дискриминация такая?!

— Может, тебе и, правда, другое место работы найти? — Женька приспустил на кончик носа солнцезащитные очки и внимательно посмотрел на свою пассажирку. — Сегодня повезло, а завтра такой дебил может и со стволом за пазухой прийти. Хочешь, помогу нормальное место подыскать?

— Да пока не нужно, — пристроив кольца на законные места, она тряхнула головой, растрепав уложенные волосы. Ну, не нравилась ей эта прилизанность, хоть тресни! — Но за предложение все равно благодарю.

— Упрямая ты, ужас просто.

Дальше они ехали почти молча, только лениво обмениваясь замечаниями по увеличению поголовья баранов и козлов на дорогах, да чуток поспорив, как лучше проехать — понадеяться на то, что пробки уже рассосались и двинуть короткой дорогой, или же, чтобы наверняка — длинным маршрутом.

Случай рассудил за них — тот самый объезд по окружной был перекрыт из-за очередного прорыва водопровода, потому пришлось тащиться через центр.

— Аленка, я из-за тебя на свидание опоздаю, — Женька не то, чтобы ворчал, но, определенно, был недоволен.

— Сам согласился, не ворчи теперь. Это не та гюрза, от которой я тебя в субботу спасала? — хотя и было немного неприятно слышать, что тебя везут попутным грузом, но Алена довольно спокойно отнеслась к такому высказыванию. Они же не настоящая пара, просто прикрывают друг друга и, естественно, у каждого своя жизнь.

Иногда ей становилось интересно, что было бы, если этот фарс станет реальностью? Нет, в самом деле. Как это, быть с Власовым не подставной девушкой, а настоящей? И тут же приходила к выводу, что удавила бы его уже через пару дней. Не потому что парень разбрасывает носки и не опускает стульчак унитаза (про первое она знала точно — грешен, относительно второго пребывала в блаженном неведении), просто представить Женьку, сосредоточившего внимание на какой-то одной девушке, не могла.

Они даже как-то поспорили по этому поводу, хоть и в шутку. Власов с пеной у рта доказывал, что если встретит ту, которая сможет полюбить его со всеми тараканами, он будет ей верен, как тот лебедь, бросившийся за любимой камнем вниз. Аленка же хихикала, предлагая искать претендентку на его сердце и прочие внутренние органы среди энтомологов. Больно уж разнообразна его мозговая живность.

— Нет, та больше не звонит и не пишет, — он хмыкнул, вспомнив, как Алена разыгрывала перед настырной девицей сцену ревности. И ведь так натурально обещала ей все волосы выдрать, что даже сам Женька поверил. Честно говоря, заметив, как Герман в самый разгар кампании подмигнула ему, у парня от сердца отлегло.

— Только учти, у меня завтра консультация, никаких спасений и защиты твоей чести и неженатой доли, — девушка зевнула и сочувствующе похлопала Власову по лежащей на руле ладони.

— По степени доброты ты идешь сразу за товарищем Берией.

Наконец, машина остановилась в Аленкином дворе, но задерживать своего извозчика девушка не стала, проникнувшись его горем — мало какая девушка согласится ждать парня, опаздывающего уже на пятнадцать минут.

Попрощавшись, Герман устало поплелась домой, медленно поднимаясь по лестнице и лениво обдумывая Женькино предложение. С каждой минутой разумность этого шага становилась все более очевидной. Наверное, и в самом деле стоит согласиться, хуже от этого точно не станет.

Вынув ключи из сумочки, Алена уже предчувствовала, как сейчас устроится в ванной и будет читать новый триллер Герритсен. И остановилась, не дойдя до цели каких-то полметра.

Входная дверь её квартиры была немного приоткрыта.

Девушка замерла, чувствуя, как усталость растворяется под натиском выплеснувшегося в кровь адреналина. Даже колени начали чуть подрагивать, зато голова стала соображать предельно четко и ясно. Неизвестно, есть ли там кто или нет, но входить нельзя, это точно.

Вероятность того, что Алена забыла закрыть дверь, убегая утром на работу, не рассматривалась. Да, она не отличалась от большинства людей, зачастую не помня все действия, совершаемые автоматически, но если уж по пять раз моталась проверять, выключила ли утюг…

Хорошо ещё, что переобулась в мягкие балетки, ибо в официальных рабочих колодках она бы цокала по бетонному полу, будто полковая лошадь по плацу. Сделав несколько шагов, девушка осторожно, издали заглянула в приоткрытый проем. Сравнение "гробовая тишина" ей упорно не нравилось, но именно оно первым пришло на ум. И от этого стало ещё более жутко. Вдобавок, появилось неприятное ощущение, как от недоброго взгляда в спину. Даже кожу на затылке закололо. Оглянувшись по сторонам, она, вроде и успокоилась — все те же привычные двери соседских квартир — две напротив, и одна рядом с её собственной. Наверное, просто паранойя…

Не выпуская из стиснутого кулачка связку ключей, один из которых она зажала между пальцами, чтобы ударить, как кастетом, если вдруг нападут, Аленка быстро вытащила из сумочки мобильник, с каким-то недоумением глядя на собственную дрожащую ладонь. Её нельзя было назвать тургеневской девушкой, способной упасть в обморок при малейшей опасности, а поди ж ты, трясется, как в припадке. Совсем уже распустилась…

Нужный контакт она нашла сразу, хорошо, что звонила по нему совсем недавно. Почему-то позвонить "02" ей и в голову не пришло, наверное, на фоне стресса.

— Давай быстро, а то за перекрестком менты стоят, штрафанут за разговор без гарнитуры. Тонировку мне ещё на прошлой неделе содрали, поэтому не спрячешься.

— Жень, у меня дверь открыта, — Алена отошла подальше от входа в свою жилплощадь и оперлась на перила. Сейчас её не особо волновала их чистота, просто колени, которые ещё несколько минут назад просто подрагивали, теперь и вовсе начали подкашиваться.

— Ну, закрой, нашла проблему, — нетерпение и даже немного злая насмешка заставили бы в другой ситуации просто бросить трубку, но сейчас она пропустила мимо ушей эту издевку.

— У меня открыта входная дверь. А утром я её точно закрывала.

После секундной паузы послышался скрип тормозов и гораздо менее благозвучные и приличные высказывания.

— Ты туда заходила?! — похоже, что, помимо прочих автомобильных неприятностей, Власова на днях ожидало ещё и "письмо счастья" за превышение скорости.

— Нет, стою на лестничной площадке.

— Умничка. А теперь взяла ноги в руки и быстро пошла по лестнице вниз. К лифту даже не подходи, поняла?

— Хорошо, — Алена, как и было велено, начала спускаться.

— И не клади трубку, говори со мной. Слышишь?

— Слышу. А о чем? — мозги, как отшибло, Алена даже не представляла, какую выбрать тему для разговора. И ведь бывала в гораздо более страшных ситуациях. И в аварии на машине не раз попадала, и несколько дней сидела под охраной с полным запретом на выход из дома и приближение к окнам — у отца тогда нарисовались серьезные разногласия с местным криминалитетом, но сейчас…

— Да хоть о налоговых вычетах для малоимущих республики Чад! Просто не молчи, чтобы я знал, что тебя там не треснули по голове из-за угла.

— Спасибо, утешил, — с каждой пройденной ступенькой Аленку немного отпускало, и теперь, помимо все того же страха, она испытывала ещё и злость. На того, кто нарушил неприкосновенность её дома, на обстоятельства, а больше всего — на саму себя. Что за заламывая рук и истерики? Совсем уже в размазню превратилась, что ли?!

7
{"b":"221999","o":1}