ЛитМир - Электронная Библиотека

Огненный ромовый пунш не смог прогнать холодный, страх, копошившийся в ее сердце.

Может быть, ему хочется немного побыть одному? Может быть, ему утомительно находиться вместе двадцать четыре часа в сутки?

Высвободив руку из-под руки Гая, Клодия легонько поцеловала его в щеку.

– Пойду поищу Кейт, – бодрым голосом сказала она.

– Хорошо, – сказал Гай, – увидимся позднее. – От его улыбки у Клодии сжалось сердце: до того та получилась кривой и неестественной.

Комната Кейт и Пола находилась недалеко от пляжа, на первом этаже одного из уютных гостиничных коттеджей, разбросанных по саду.

Кейт и Пол сидели на веранде с вечерними коктейлями в руках.

– Это называется «Большой бамбук», – сказала Кейт, когда Клодия присоединилась к ним за столом. – Не знаю, что они туда добавляют, но бармен нас заверил, что коктейль прочищает мозги. С гарантией. Я попросила его послать такой же моей матери, пока я не задушила ее собственными руками.

– Угомонись, Кейт, – сказал Пол, – выполни ее прихоть ради мира и спокойствия.

– Зачем она во все вмешивается? – пробормотала Кейт. – Я так и знала, что начнет командовать. Сначала ей не понравилось мое платье, потом она начала учить персонал гостиницы, как ухаживать за цветами, а теперь без конца бубнит, что если Пол, мол, увидит меня в день свадьбы до начала церемонии, это принесет несчастье.

– Нет проблем, – пытался урезонить ее Пол. – Я переберусь к Гаю или Тому, а ты останешься с Клодией или Джесс.

– Если уж мне придется выбирать, то пусть это будет Клодия.

– Хорошо, пусть будет Клодия. Возможно, это неплохая идея, – добавил Пол, задумчиво потягивая коктейль. – Мы могли бы пуститься в холостяцкий загул на всю ночь и устроить мальчишник в «Огнях гавани», а вы, девочки, посидели бы здесь, посплетничали и сделали маникюр.

– Только этого мне не хватало, – простонала Кейт. – Устроить девичник в компании моей матери и свекрови! А если ты осмелишься напиться и наутро будешь страдать от похмелья, то я немедленно с тобой разведусь.

– Не напьюсь, – пообещал Пол. – Во всяком случае, выпью не больше чем обычно. Более того, я обещаю и пальцем не прикасаться к роскошным женщинам, которые, несомненно, будут умолять меня доставить им незабываемое наслаждение, прежде чем они потеряют меня навсегда.

– Ох, убирайся с моих глаз, – сердито буркнула Кейт. – Иди и прими душ или займись еще чем-нибудь.

Подмигнув Клодии, Пол удалился, громко напевая о том, что завтра он женится и простится со свободой.

– Это будет послезавтра, дуралей! – крикнула ему вслед Кейт. – И не вздумай вытираться всеми полотенцами сразу!

Клодия, потягивая коктейль, окинула взглядом сад. Стемнело, и лягушки начали свой концерт. Все было бы превосходно, если бы…

Пол оставил чуть приоткрытой раздвижную дверь. Он все еще пел, и Кейт, оглянувшись через плечо, сказала со вздохом:

– Наверное, он действительно любит меня. Мать довела меня до того, что я все время огрызаюсь на своего бедненького ягненочка, а он и слова в ответ не скажет…

– Тебе повезло, – сказала Клодия. – Но никогда не воспринимай это как должное.

Кейт сразу же уловила чуть заметную дрожь в голосе подруги.

– Что случилось?

– Ничего. – Клодия заставила себя улыбнуться. – Наверное, сегодня во время прогулки на «Веселом Роджере» я перебрала ромового пунша.

– Я не стала пить ромовый пунш, – сказала Кейт. – Наш официант за завтраком предупредил нас о его коварных свойствах. – Утром все они ездили на прогулку на «пиратском» судне. Не поехала только мать Кейт, которая сочла эту затею вульгарной. Там они танцевали до упаду на палубе, съели по огромному бифштексу на обед и хохотали до колик, когда Кейт захватил в плен «пиратский экипаж» и ее заставили под угрозой абордажных сабель пройти по доске. – Все это было грубовато, но безумно весело, – призналась Кейт, – я рада, что поехала.

– Я тоже, – ответила Клодия, заставив себя улыбнуться. – Гай сначала не хотел ехать, но потом и он был вынужден признать, что было весело. Это все равно что побывать в Диснейленде.

– Музыка была завораживающая, – вздохнула Кейт. – После того как мы сошли на берег, ноги мои еще часа четыре продолжали танцевать. – Она нахмурилась. – Клодия, что случилось?

– Меня беспокоит Гай, – не выдержав, призналась Клодия. – Он стал каким-то тихим и странным. Он пытается что-то скрыть, но я-то вижу. Однажды, когда мы были в Маскате, я уже видела его в подобном состоянии. Его что-то тревожит, и мне кажется, что причиной этого являюсь я. – Она судорожно сглотнула комок, образовавшийся в горле. – Мы еще никогда не проводили столько времени вместе. Я думаю, он начинает сожалеть об этом. Наверное, я ему наскучила.

– Ох, какая чушь! – воскликнула Кейт. – Сегодня на «Веселом Роджере» все было в полном порядке.

– Да, но там вокруг было много народу. Он становится скучным, когда мы остаемся вдвоем. Я только что оставила его на пляже: сидит, смотрит на море, а в мыслях витает где-то далеко…

– Может быть, он думает о работе, – попыталась успокоить ее Кейт. – Знаешь ведь, какие они, мужчины. Думают, что без них кто-нибудь что-нибудь сделает не так. Все они считают себя незаменимыми.

– Если это так, то почему Гай не хочет сказать мне? – Клодия снова судорожно глотнула воздух. – Нет, здесь что-то другое. Я думаю, он разлюбил меня, но не знает, как сказать об этом.

– Клодия, что за чушь!

– Может быть, перестанешь твердить одно и то же? Ты ведь не видела его таким. – Клодия закусила губу, чтобы не расплакаться. – Следовало бы знать, что так хорошо не может быть вечно. Он разлюбил Симонну, когда встретил меня. Может быть, теперь он встретил кого-то еще и никак не может заставить себя сказать мне об этом?

– Ох, какая чу… – Кейт вовремя остановилась. – Уверена, что никого он не встречал. Иди к нему сейчас же и скажи, что не уйдешь, пока он не объяснит, что случилось.

– Не могу. – Клодия смахнула слезу. – Я боюсь его спрашивать, потому что боюсь того, что он может мне ответить.

Тут даже Кейт не на шутку перепугалась.

– Я уверена, что ты тревожишься понапрасну. Умоляю, спроси его, чтобы не мучиться зря.

Уверена. Почему это люди всегда говорят «я уверена» когда на самом деле никакой уверенности нет? Я уверена, что выключила утюг… Я уверена, что отослала письмо…

Но уверена Кейт или нет, а Клодия уже пожалела, что не промолчала. Кейт и без того хватало проблем накануне свадьбы. И не следовало омрачать ее счастье своими страхами.

Клодия заставила себя улыбнуться.

– Надеюсь, ты права. Я всегда взвинчиваю себя по пустякам.

– Ты всегда была глупой трусихой.

– Знаю. – Клодия допила коктейль. – Увидимся за ужином, – сказала она и ушла.

На полпути к пляжу Клодия обернулась. Кейт уже ушла с веранды, – наверняка отправилась рассказывать обо всем Полу. А это лишний раз доказывало, что Кейт тоже обеспокоена.

Может быть, она даже что-нибудь знает? Может быть, что-нибудь заметил Пол? Может быть, они уже обсуждали эту проблему?

Совсем расстроенная, Клодия вернулась на пляж, но Гай уже ушел.

Их комната тоже находилась недалеко от моря, из окна открывался чудесный вид. Когда она вернулась, Гай принимал душ.

– Я здесь! – крикнула Клодия и вышла на балкон.

Сюда доносился ласковый плеск воли, набегавших на берег. В воздухе мелькали маленькие летучие мыши, хватая на лету насекомых. На шероховатом коралловом камне стены застыл без движения геккон, и только пульсирующая жилка на его горле говорила о том, что он жив.

Из душа появился Гай – веселый и бодрый, обернутый полотенцем, словно набедренной повязкой. Через сутки пребывания здесь его мускулистое тренированное тело приобрело шоколадный загар. Клодии иногда даже хотелось, чтобы Гай не был таким привлекательным. Она не могла не замечать, какими взглядами провожают его женщины. Взгляды некоторых из них откровенно говорили ей: «Поберегись. Я была бы не прочь увести такого при первом удобном случае».

73
{"b":"222","o":1}