ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
«Черта оседлости» и русская революция
Меня зовут Шейлок
Алгоритмы для жизни: Простые способы принимать верные решения
Руки оторву!
Маленькая книга BIG похудения
Сфинкс. Тайна девяти
Смерть от совещаний
Третье пришествие. Звери Земли
Дневник принцессы Леи. Автобиография Кэрри Фишер

И хотя Гай не бросал на них ответных взглядов, от этого легче не становилось. Впервые за четыре месяца их близких отношений Клодия почувствовала себя незащищенной.

– К вашим услугам, – сказал Гай, целуя ее в волосы. – Кейт еще не убила свою старушку?

Может быть, я делаю из мухи слона?

– Они подписали временное перемирие. Но похоже, что нам придется провести завтрашнюю ночь в разных комнатах – я с Кейт, а ты с Полом. – Хотя Гай был на несколько лет старше Пола, они подружились.

– Нет проблем. – Он уселся в плетеное кресло и положил ноги на маленький кофейный столик. – Ты не хочешь принять душ?

Клодия, на которой поверх бикини была надета только черная майка, еще не смыла с себя соль после купания.

– Через минутку. – Она помедлила, потом нерешительно сказала: – Гай, ты беспокоишься о работе, не так ли?

– Почему ты так думаешь? – искренне удивился он.

– Два последних дня у тебя какой-то встревоженный вид. – Гай ответил не сразу. Клодия могла бы поклясться, что в тусклом свете, проникавшем на балкон, она уловила в его глазах виноватое выражение.

– Просто я не могу сразу расслабиться, – сказал он немного спокойнее, чем требовалось.

– Я так и подумала. – «О Господи, как легко ложь слетает с моего языка». – Но ведь ты знаешь, что говорят о Барбадосе? Кислород здесь способствует релаксации. Здесь, наверное, где-нибудь есть фабрика, снабжающая атмосферу кислородом. – Клодия поднялась с кресла. – Пойду смою с себя соль и наведу красоту перед ужином.

Гай усмехнулся краешком губ.

– Только не переусердствуй, пожалуйста. Вчера итальянец за соседним столиком беззастенчиво пялился на тебя, а мне не хочется, чтобы дело дошло до международного конфликта.

Нет, ей не почудилось. В его тоне была какая-то неестественность.

Ну что ж, придется подыграть ему.

– Откуда ты знаешь, может быть, я тоже положила на него глаз? – игриво заметила она. – Он такой аппетитный! Прямо иллюстрация из «Путеводителя для гурманов».

Клодия сразу же пожалела о том, что сказала.

– Я пошутила, – сказала она, подходя к креслу и целуя Гая в волосы.

– Очень надеюсь. – Закинув голову, Гай прицелился и поцеловал ее в губы. – А теперь беги под душ, пока я не рассердился по-настоящему.

Сдерживая слезы, она ушла. Их гостиничный номер был очень просторный, с двумя большими кроватями и чудесной ванной комнатой.

Когда у Клодии было плохое настроение, она предпочитала принять ванну и сначала как следует «отмокнуть», а уж потом вымыть волосы и тело.

Еще совсем недавно Гай ни за что бы не усидел на балконе, пока она принимает ванну. Он нашел бы какой-нибудь предлог, чтобы зайти, присел бы на краешек ванны и с коварным огоньком в глазах предложил помощь. Клодия бы хохотала и брызгала в Гая водой или запустила губкой, так что ему пришлось бы снять сорочку. Не успела бы она и глазом моргнуть, как он бы залез к ней и стал намыливать ее губкой, приводя в возбуждение, после чего они еще долго резвились бы и дурачились в воде и устали бы так, что не смогли бы пойти ужинать. Они проспали бы до десяти часов и заказали бы в номер что-нибудь совершенно экстравагантное, чтобы побаловать себя.

А теперь Гаю совершенно безразлично, что она находится в ванне.

Клодия вымыла волосы под душем, взяла полотенце и насторожилась. Дверь была закрыта. Странно. Она оставляла ее приоткрытой…

Клодия слегка толкнула дверь и прислушалась.

В комнате работал телевизор – передавали «Новости Си-эн-эн». Но это было не все. Гай разговаривал по телефону. Затаив дыхание Клодия прислушалась, и с каждой секундой ей становилось все хуже и хуже.

Тихим напряженным голосом Гай говорил:

– Я знаю, я пытался ей сказать, но… – Сделав паузу, он продолжил: – Я знаю. Конечно, она заметила. Она не глупа. Послушай, дорогая, я попытаюсь…

Почувствовав, что подгибаются колени, Клодия как можно осторожнее притворила дверь.

Протерев запотевшее зеркало в ванной, Клодия взглянула на свое отражение. Даже после четырех дней пребывания здесь ее кожа приобрела едва заметный золотистый оттенок. Барбадос был расположен всего на 13° севернее экватора, и Клодия старалась избегать палящих лучей солнца.

Но сейчас ей было не до того.

«Чего ты ожидала? – жалобно спросила она, глядя на свое отражение. – Неужели ты рассчитывала, что проживешь счастливо всю жизнь с таким мужчиной, как он? Будь реалисткой, Клодия. Это не волшебная сказка. Это жизнь, а она, как мы знаем, жестока».

Надо держать себя в руках, чтобы ни в коем случае не омрачить великий день в жизни Кейт и Пола. В течение последующих двух дней Клодия должна быть веселой и радостной, а потом будет проще. Счастливые молодожены ненадолго уедут, а гости задержатся еще на несколько дней, потом все разъедутся. Назад к реальности.

Клодия высушила волосы под встроенным феном и перед зеркалом привела в порядок лицо.

Гай успел переодеться и снова сидел на балконе, читая газету. Двери он закрыл, но шторы были раздвинуты.

Клодия надела изумрудного цвета топ с довольно глубоким вырезом. Ноги ее еще недостаточно загорели, поэтому она решила, что будет лучше смотреться в кремовых льняных брючках.

– Ты выглядишь великолепно, – сказал Гай и обнял ее за талию. – Чувствую, что сегодня вечером мне не избежать стычки с итальянцем. Дело может дойти до драки.

– Боже упаси, – с упреком сказала Клодия. – Если ты намерен изображать собственника, то я ведь могу засомневаться в разумности продолжения наших отношений.

Ей отчаянно хотелось, чтобы он грубовато сказал: «Разве я не имею права вести себя по-хозяйски? Разве ты не знаешь, как я к тебе отношусь?»

Ишь, размечталась.

Но Гай лишь произнес в ответ:

– Извини, я не хотел изображать ревнивого собственника. Если ты готова, то пойдем.

Во время ужина, накрытого на воздухе под натянутым тентом, предохраняющим от неожиданных тропических ливней, Клодия чувствовала себя как актриса на сцене, смеялась и болтала, как и все.

После ужина, когда она забежала на минутку в дамскую комнату, Кейт вошла туда следом за ней.

– Вижу, ты чувствуешь себя лучше, – сказала она.

– Я вела себя глупо, – усмехнувшись, ответила Клодия. – У меня, как всегда, разыгралось воображение.

Кейт не могла скрыть облегчения.

– Я ведь говорила тебе, что все твои страхи – чепуха.

Конечно, ты надеешься, что все это чепуха… Ведь тебе так не хочется, чтобы это место превратилось в «отель разбитых сердец» в день твоего бракосочетания…

– Ты, как всегда, оказалась права. Гай еще не отключился от работы, и вынужденное безделье убивает его.

Потом они пили ликер под звездами, расположившись вокруг небольшой танцевальной площадки. Оркестр из нескольких музыкантов заиграл «Остров под солнцем». Кейт растрогалась, глядя на родителей.

– Взгляни на маму с папой, – с нежностью произнесла она, когда ее родители вышли на танцевальную площадку. – Обнялись, словно парочка юнцов. Мне всегда казалось, что это слащавая старомодная мелодия, но здесь, под звездами… – Кейт схватила Пола за руку. – Ну-ка, поднимайся, о мой будущий супруг, и потанцуй со мной.

Танцевали все, кроме Клодии и Гая, а также Тома и Джесс, которые только что присели, чтобы отдышаться после быстрого танца.

Клодия весь вечер старалась не обращать внимания на напряженную отрешенность Гая. После ужина он, кажется, совсем потерял покой. Как только музыканты заиграли, он потащил ее на площадку и танцевал с невиданной энергией. Но сейчас, когда Клодия умирала от желания умчаться в его объятиях под какую-то изумительную сентиментальную, щемящую вест-индскую мелодию, он сидел, уставясь в пространство, и нервно постукивал по колену ключом от их комнаты.

И в тот самый момент, когда Клодия чувствовала себя такой несчастной, перед ней появился давешний итальянец.

– Позвольте пригласить вас на танец.

Не успела она ответить «с удовольствием», как Гай очнулся от задумчивости.

74
{"b":"222","o":1}