ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Подземный город Содома
Леди и Некромант
Эпоха за эпохой. Путешествие в машине времени
Девушка Online. В турне
Баллада о Мертвой Королеве
Смотрящая со стороны
Вне подозрений
Мустанкеры
Золотой запас. Почему золото, а не биткоины – валюта XXI века?

В 7.30 принесли завтрак, а Гай все не возвращался. Веселый официант накрыл стол на балконе, расставив манго, блинчики, бекон, кофе и поджаренные хлебцы, и туда слетелось множество маленьких птичек, которые весело щебетали, рассевшись на шероховатом камне стены в ожидании крошек.

Клодия завтракала в одиночестве. Скорее, не завтракала, а клевала что-то. А потом сидела не шевелясь и наблюдала, как маленькие желтые пташки приканчивают ее манго и лакомятся сахаром из сахарницы.

В 8.30 в дверь постучали.

Пришла горничная в розовой униформе. Она принесла платье на плечиках, обернутое прозрачным пластиком.

– Платье, которое вы отдавали гладить.

Платье с широкой пышной юбкой даже отдаленно не напоминало ни один туалет из ее гардероба.

– Это не мое, – сказала Клодия, покачав головой. – Должно быть, на нем ошибочно проставили номер моей комнаты.

Через пять минут появился Гай. У него были мокрые не только волосы, но и шорты и тенниска.

– Где ты был? – спросила она, не зная, то ли сердиться, то ли плакать.

Гай был предельно напряжен и напоминал фейерверк, к фитилю которого уже поднесли спичку и который готов с минуты на минуту взорваться.

– Гулял, – ответил он, взъерошив пальцами волосы. – Я забрел дальше, чем предполагал, и хотел добраться обратно на маленьком катере, но у него где-то возле Сэнди-лейн кончился бензин.

Неожиданно в нем будто что-то прорвалось.

– Клодия, мне нужно поговорить с тобой.

– Я собираюсь принять душ.

– Не имеет значения. Мне обязательно нужно поговорить с тобой. – Схватив за руку, Гай потащил ее к кровати и усадил. – Мне нужно кое-что сказать тебе. Я уже несколько дней пытаюсь начать разговор, но…

О Господи. Только не сейчас. Я этого не вынесу.

Она еще никогда не видела его в таком состоянии. Гай шагал из угла в угодно комнате, ероша волосы. В его годосе появились страдальческие нотки.

– Я, наверное, сошел с ума. Мне сначала казалось, что не возникнет никаких проблем, но, видимо, я слишком многое принимал как само собой разумеющееся. Боже мой, я даже не спросил тебя! Но ты не беспокойся, нам не обязательно это делать, я могу сказать всем, что все отменяется. И если ты скажешь, чтобы я убирался ко всем чертям, я тебя пойму. Бог знает, что ты могла подумать после моего вчерашнего поступка… я, должно быть, совсем спятил, если подумал, что ты захочешь…

Гай сбивчиво бормотал о чем-то еще, а Клодия с удивлением смотрела на него, ничего не понимая.

– Что я захочу? – едва дыша, спросила она.

Глава 19

Лицо Гая выражало почти комическое отчаяние.

– Это неслыханная наглость с моей стороны… не знаю даже, что на меня нашло. Я организовал все, вплоть до мелочей. Я все предусмотрел, только не сделал тебе предложения.

Впервые в жизни Клодия чуть не потеряла сознание.

Две минуты спустя, когда до нее окончательно дошел смысл сказанного, она оказалась в его объятиях. Они поцеловались, и Клодия призналась ему в своих подозрениях. Потом они оба смеялись и плакали одновременно.

Господи. Разве я смогу разочаровать его в такой момент?

– Гай, я хочу этого больше всего на свете, – сказала Клодия нерешительно. – Но я так не могу. Если я лишу свою маму этого второго по значению великого дня в ее жизни, она никогда и ни за что меня не простит.

Синие глаза Гая искрились, как воды Карибского моря под солнцем.

– Это единственное препятствие?

– Да, но…

– Тогда забудь о нем. – Он прикоснулся губами к ее лбу. – Чтобы его устранить, у меня в заднем кармане брюк имеется волшебная палочка.

Всю остальную часть дня Клодия словно плавала на облаке в брызгах розового шампанского, то смеясь, то плача, а иногда делая и то и другое одновременно.

– Я думаю, что это самая романтическая история в мире, – вздохнув, сказала Джесс, когда они – Джесс, Кейт и Клодия – лежали возле бассейна.

Солнечные лучи, пробиваясь сквозь листву, пятнами падали на поверхность воды. Кроны кокосовых пальм лениво колыхались на ветерке, налетавшем с моря. Где-то ворковали голуби.

– Об этом знали только Кейт и Пол.

– Я чуть не умерла от того, что нельзя было обо всем рассказать тебе, – пожаловалась Кейт. – Ведь мне пришлось молчать с тех самых пор, как мы вместе ужинали в «Белом лебеде», помнишь? Когда он все-таки решился сюда приехать?

Это было почти месяц назад…

– Значит, именно там вы все и затеяли? В «Белом лебеде»? – Кейт кивнула.

– Ты вышла в туалет, а я к тому времени уже выпила три коктейля с джином и высказывала какие-то дурацкие замечания относительно сдвоенных свадеб. Пол тогда пнул меня под столом и сказал: «Угомонись, Кейт, дай людям возможность самим решать свои проблемы». Но мы оба заметили, как у Гая загорелись глаза. Он сказал, что и сам подумывал об этом, а я чуть с ума не сошла от радости. Но Пол велел, чтобы я заткнулась. Тогда Гай спросил, – как мы думаем, успеет ли он все организовать за такое время, а потом ты вернулась за стол, и нам пришлось притвориться, будто мы говорим о чем-то другом.

У Клодии от удивления округлились глаза.

– Правда, вы говорили тогда о результатах дополнительных выборов. Мне еще показалось странным, что вы с таким пылом обсуждаете подобный вопрос.

Кейт фыркнула.

– А мне показалось, что мы прекрасно разыграли сцену. Идея с сюрпризом для тебя отчасти принадлежит мне. Поскольку мне было известно, что ты с ума сходишь по Гамильтону, а он явно без ума от тебя, я сказала ему, что ты обожаешь сюрпризы и что из этого может получиться такой сюрприз, каких свет еще не видывал. Короче говоря, ни один из нас не нашел в этой затее никаких изъянов. Но для того чтобы получился настоящий сюрприз, всем предписывалось молчать об этом до сегодняшнего дня.

– Гай рассказал мне, – кивнула Клодия, у которой перехватило горло. – Он все продумал в деталях. Он должен был пригласить меня перед завтраком на прогулку, раскрыть передо мной все карты, а потом заказать завтрак с шампанских в номер и сказать, что у него в кармане случайно оказалась парочка обручальных колец.

– Черт возьми, как романтично! – снова вздохнула Джесс. – Только я бы, случись такое со мной, начала бы не с шампанского. Пока я не выпью чашечку чая, со мной бесполезно разговаривать.

Кейт усмехнулась с довольным видом, но глаза Клодии увлажнились.

– Бедненький Гай. После всех его трудов…

– Но ведь даже самые лучшие планы иногда дают сбой, – вздохнула Кейт. – Все шло хорошо до дня накануне отъезда, а потом его начали одолевать всякие тревожные мысли. Ему стало казаться, что ты разозлишься, сочтешь это наглостью с его стороны и так далее и тому подобное. Я без конца убеждала его, что ты будешь на седьмом небе от счастья, но он не желал этому верить. А вчера, когда ты так расстроилась, подслушав телефонный разговор…

– Мне теперь очень стыдно, – призналась Клодия. – Откуда же мне было знать, что он разговаривал с Кейт, которая умоляла его открыться мне!

– А после того, как он организовал приезд сюда твоих родителей… – продолжала Кейт.

– Не говоря уже о его отце и матери. И Аннушке, – подхватила Клодия, – неудивительно, что он был в таком взвинченном состоянии. А вдруг я бы ему отказала?

Все разразились таким смехом, что проходивший мимо официант спросил, улыбнувшись:

– Вас развеселил коктейль «Фьюзи нейвел»? Не желают леди повторить?

– Лучше не надо, – сквозь смех сказала Кейт. – У вас все коктейли убойные, а моей подруге сегодня предстоит впервые встретиться со своей свекровью.

– Вот как? – воскликнул официант. – Не бойтесь, леди. Она будет вести себя миролюбиво. Все умиротворяются, как только попадают на Барбадос. Здесь вода, говорят, обладает особыми свойствами.

Клодия мечтательно наблюдала за крошечными птичками, которые, трепеща крыльями, зависали в воздухе вокруг куста, усыпанного красными цветами, по форме напоминающими колокольчики.

– Интересно, что сказали на все это мама и папа, – задумчиво сказала она. – Ты ведь, наверное, первая сообщила им эту новость?

76
{"b":"222","o":1}