ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да. Гай решил, что так будет лучше, – сказала Кейт. – Твоя мама оправилась от потрясения секунд через десять. Гай, наверное, сумел произвести на нее благоприятное впечатление, когда ты брала его с собой в Испанию на уик-энд.

– Да уж, в этом он, несомненно, преуспел. – В памяти Клодии возникла четкая картина первых минут наедине с матерью. Та затащила дочь на кухню и прошептала: «Должна признаться, дорогая, он показался мне очаровательным. Это у вас серьезно?»

– Правда, твой отец был более осторожен в оценке, – продолжала Кейт, – но нам – мне, Гаю и твоей матери – удалось общими усилиями уломать его. Я потратила уйму времени, выбирая для тебя платье, так что имей в виду, если оно тебе не понравится, я тебя убью. Ума не приложу, как вышло, что я написала на нем неправильный номер комнаты! Наверное, во всем виноваты несколько выпитых «Больших бамбуков».

К ним подошел Гай в темно-синих шортах и белой тенниске.

– Я еду в аэропорт, – сказал он, наклоняясь, чтобы поцеловать Клодию.

– Может быть, мне все-таки поехать вместе с тобой?

– Нет, останься и отдохни. – Клодия посмотрела ему вслед.

– Мне ужасно неловко, – сказала она. – Позднее мы должны снова ехать в аэропорт встречать моих родителей и Аннушку. Ему придется провести в такси полдня.

– Ничего, – успокоила ее Кейт. – Когда им приходится что-нибудь организовывать, они чувствуют себя полезными. А нам надо поберечь силы, чтобы завтра предстать в полном блеске, так чтобы наши матери прослезились, радуясь за нас. И если уж мы заговорили о матерях, то, мне кажется, его мать должна тебе понравиться. Правда, это не имеет большого значения, поскольку она живет в Бостоне и едва ли будет возникать каждые пять минут и учить тебя, как готовить яичницу.

К большому облегчению Клодии, мать Гая ей сразу же понравилась. Сэйра была очень похожа на него – элегантная, обаятельная и отнюдь не назойливая.

Ее собственная мать всю дорогу от аэропорта тараторила без умолку.

– Ну что ж, дорогая, – сказала она, как только они остались одни. – Ты всегда говорила, что не выносишь скучных, предсказуемых мужчин. Не скрою, я предпочла бы, чтобы церемония бракосочетания состоялась по всем правилам, в церкви, но если ты счастлива…

– Но это будет церковная церемония, мама, только в несколько нетрадиционном стиле. Сюда специально приедет викарий англиканской церкви. А алтарь, сплошь покрытый цветами, здесь сооружают в саду.

– Ну и хорошо. Мне бы только сделать красивые фотографии, чтобы показать в клубе любителей бриджа.

Мать Кейт нашла союзницу в лице Маргарет Мейтленд.

– Я им сказала, чтобы ни в коем случае жених и невеста не спали в одной комнате накануне свадьбы, – решительно заявила она, когда женщины сидели в саду перед ужином. – Это очень плохая примета.

– Вы совершенно правы, – поддержала ее Маргарет Мейтленд. – Этого никак нельзя допустить.

– В конце концов все получилось как следует, – продолжала мать Кейт. – Две невесты будут спать в одной комнате, а два жениха – в другой. Заметьте, я бы ничуть не удивилась, если бы они потом поменялись местами. Так что для большей верности нам, пожалуй, следует их покараулить.

– Не обращайте на это внимания, – сказал отец Клодии. – Давайте-ка лучше выпьем за здоровье счастливых пар.

– И за мою соблазнительную мачеху, – добавила Аннушка, улыбнувшись Клодии. – Как подумаю о том, сколько противных женщин претендовало на это место, мне хочется поздравить себя со счастливым избавлением.

– Еще парочка снимков, дорогая, – сказала мать Клодии. – Кстати, и пленка кончается.

– Ох, мама, ты уже сделала несколько сотен снимков! – Гай улыбнулся.

– Доставь ей удовольствие, – прошептал он. – Она ради нас приехала сюда, и еще несколько снимков не убьют нас.

Солнце клонилось к закату. Уже были сделаны фотографии в саду, у покрытого цветами алтаря, с каждым мыслимым человеком, включая официантов и водителя катера, заглянувшего сюда, чтобы пожелать счастья молодоженам. Гости веселились в саду, где ромовый пунш и шампанское лились рекой.

– Должна признаться, твое платье оказалось очень удачным, – сказала мать Клодии, наверное, в сотый раз.

Платье простого покроя, без бретелей, было из шуршащего кремового шелка с пышной юбкой до щиколоток. Голову Клодии украшал веночек из цветов, изготовленный местным парикмахером.

Единственным ювелирным украшением была нитка натурального жемчуга, презентованная Гаем в качестве свадебного подарка. Еще одним его подарком были подвязки из голубых шелковых незабудок, настолько очаровательные, что их жаль было прятать под юбкой. Кейт немедленно потребовала, чтобы Клодия обнажила бедро и позволила запечатлеть их великолепие.

Гай взглянул на ее босые ноги с розовыми ноготками.

– Я так и знал, что забуду что-нибудь важное, – сказал он, скорчив гримасу. – Но из тебя, ей-богу, получилась прекрасная босоногая невеста!

Только в самый последний момент они заметили, что у Клодии нет подходящих к платью туфель. Хотели одолжить у кого-нибудь, но ни одна пара ей не подошла.

В сотый раз за этот день ее глаза увлажнились.

– Ох, Гай, неужели ты думаешь, что я могу расстроиться из-за каких-то туфель в такой день?

– Ну, а теперь последний, – сказала ее мать. – Поцелуй на закате солнца. Прошу вас…

– Их не надо упрашивать, дорогая, – усмехнулся отец. Маргарет Мейтленд сделала последний снимок.

– Отлично, – с удовольствием произнесла она. – Уж этим-то снимком я заткну за пояс Морин Уотер, которая хвасталась свадебными фотографиями своей невзрачной дочери. Платье на ней было чересчур вычурное, хотя и стоило кучу денег. И я не вижу ничего особенно привлекательного в старомодных «роллс-ройсах». В наши дни каждый Том, Дик или Гарри приезжает в церковь на «роллс-ройсе».

Из аэропорта Хитроу Клодия добиралась на такси до дома дольше, чем предполагала.

– Я расплачусь с вами сейчас, – сказала она водителю. – Вы не забыли, что вам следует делать?

– Вы уже несколько раз повторили это, дорогуша.

Она взглянула на счетчик, добавила чаевые и еще несколько банкнот сверх того.

– Спасибо, дорогуша. Надеюсь, вы ему не бомбу собираетесь подарить?

– Сегодня у него день рождения. И годовщина нашей первой встречи. Видите ли, он думает, что я все еще в Амстердаме. Я его предупредила по телефону, что не смогу сегодня вернуться домой.

– В таком случае надеюсь, что он будет дома.

– Будет. Я предупредила, что позвоню ему в восемь часов.

– А если дверь откроет кто-нибудь другой?

– Не откроет. Миссис Пирс уехала навестить сестру, а его дочь сейчас в Испании по студенческому обмену.

Миссис Пирс оказалась не такой уж несносной старухой. И даже если пирожки у нее получались не вкуснее, чем булочки из школьного буфета, зато начинка бывала неплохой. А если на лице экономки иногда появлялась кислая мина, так это обычно объяснялось тем, что ее мучили мозоли.

Наконец такси, прорвавшись сквозь транспортные пробки, подъехало к дому. Шторы на окнах были задернуты, так что Гай не мог увидеть их из окна.

Клодия встала в сторонке у двери, а водитель нажал кнопку звонка.

– Специальная доставка из Амстердама, приятель, – сказал он, когда дверь наконец открылась.

– Вот здорово! – Клодия по голосу поняла, что Гай очень обрадовался. – Нужно расписаться в получении?

– Нет необходимости, приятель. Пока.

Пришлось поторопиться, пока Гай не закрыл дверь. Как только водитель сбежал по ступеням вниз, она шагнула из своего укрытия.

Гай остолбенел от радостного удивления еще до того, как она распахнула пальто и предстала перед ним в короткой сорочке из черного атласа и черных чулках, которые поддерживались атласными подвязками. Клодия достала из-за глубокого выреза красную розу и протянула ему.

– С днем рождения, Гай, – произнесла она с чуть заметной дрожью в голосе.

Радостно рассмеявшись, он сгреб ее в охапку и ногой закрыл дверь. Все еще смеясь, они оба упали на диван в гостиной.

77
{"b":"222","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Футбол: откровенная история того, что происходит на самом деле
Тварь размером с колесо обозрения
Танки
Палачи и герои
Потерянное озеро
LYKKE. Секреты самых счастливых людей
Великие Спящие. Том 1. Тьма против Тьмы
Витающие в облаках
Острова луны