ЛитМир - Электронная Библиотека

Клодия сбросила с себя пальто и перекинула через спинку дивана.

– В прошлый раз сорочка была кремового цвета, но ты тогда сказал, что предпочитаешь черную.

– Я помню, – сказал Гай и посадил жену к себе на колени.

– А еще ты сказал, что я выгляжу, как выпускница монастырской школы, которая пытается изобразить из себя соблазнительницу. Я тогда очень обиделась.

Гай провел кончиками пальцев по ногам в черных чулках, замерев на том месте, где чулки заканчивались.

– Это было еще до того, как я узнал, насколько соблазнительной ты можешь быть на самом деле.

– Тебе не кажется, что в черном шелке я все-таки соблазнительнее, чем в кремовом? – шаловливо спросила она.

– Ты была бы соблазнительной даже в рубище. – Гай провел рукой по ее волосам, остановившись там, где, как ему было известно, находилось местечко, прикосновение к которому ее особенно возбуждало. – Но соблазн в шелках – это нечто особенное.

– Так и было задумано. Ведь это твой день рождения.

– После того как ты отсутствовала целых шесть дней… – поцеловав ее плечи, Гай спустил с них узенькие бретели, – мне, пожалуй, больше по душе соблазн в натуральном виде.

В камине пылал огонь, и в комнате было очень тепло. Лампы освещали комнату приглушенным светом, а диван был достаточно широк.

Портли спал, тактично отвернувшись, на самом маленьком кресле, которое он теперь считал своим собственным.

Несколько утолив жажду страсти, они улеглись у огня.

– Ты еще не открыл свой подарок, – сказала Клодия.

– Мне показалось, что я только что это сделал, – усмехнувшись, сказал Гай, освобождая от обертки маленький пакет. Там оказалась баночка настоящей икры, которую он обожал. – Я должен немедленно ее попробовать, – сказал Гай и, поцеловав Клодию, отправился на кухню.

Он возвратился с намазанными маслом тартинками и бутылкой вина, и супруги устроили импровизированный пикник у камина.

– Извини, я не купила тебе настоящий подарок, – сказала Клодия, когда они уже опустошили полбанки икры, – но я кое-что заказала. Правда, чтобы получить этот подарок, придется подождать какое-то время.

– Ты мне сама скажешь, что это такое, или я должен отгадать?

– Попробуй отгадать.

– В таком случае подскажи немного.

– Они бывают двух видов, – сказала она, подумав.

– Наверное, что-нибудь ручной работы? – Клодия рассмеялась.

– Не совсем.

– Что ты имеешь в виду? – Что значит «не совсем».

– Именно это я и имею в виду: «не совсем ручной работы». – Она видела, что заинтриговала его. На лице Гая был написан нескрываемый азарт, который появлялся у него всякий раз, когда ему никак не удавалось отгадать последнее слово в кроссворде.

– Прошу еще одну подсказку. – Клодии захотелось его немного помучить.

– Ты к старости становишься тугодумом, – поддразнила она. – Вся эта история с соблазнами, наверное, плохо повлияла на твой мозг.

Как она и ожидала, Гай сгреб ее в охапку и начал щекотать, пока Клодия не взмолилась о пощаде.

– Отпусти меня!

– Только если дашь мне еще одну подсказку. В противном случае я продолжу атаку.

– Ты играешь не по правилам, – посмеиваясь, запротестовала Клодия. – Я не в состоянии отбиваться. – Она лежала плашмя на ковре, а Гай, склонившись над ней, держал ее за запястья.

Он поцеловал ее в нос.

– Тогда сдавайся.

Клодия посмотрела на него снизу вверх.

– Ладно. Они бывают двух цветов: голубые и розовые, но выбирать нельзя – это уж как повезет.

Минут десять спустя до Гая дошел смысл ее подсказок. Он, ошалевший от радости, напоминал своим видом собаку, получившую и кусок рождественской индейки, и сосиски, обернутые ломтиками бекона, и все остальные лакомства в мире.

– Интересно, что скажет Аннушка? – сказала Клодия, размышляя вслух.

– Она будет на седьмом небе от счастья.

– Ты уверен?

– Абсолютно. – Гай крепко прижал ее к себе. – На днях она сказала: «Вы с Клодией собираетесь завести детишек или проблемы со мной заставили вас навсегда отказаться от этой мысли?»

Она рассмеялась.

– Я думаю, ты предпочел бы голубой цвет?

– Мне все равно, лишь бы это было.

– Думаю, в твоих интересах выбрать голубой. Ведь против меня, Аннушки и миссис Пирс ты и без того пребываешь в меньшинстве.

– У меня есть Портли, – усмехнувшись, сказал Гай.

– Портли не в счет. Его, бедняжку, едва ли можно считать полноценным мужчиной.

Клодия взглянула в сторону кресла, где только что спал Портли, но его там не было. Он под шумок нашел себе более интересное занятие, с аппетитом поглощая икру из банки, оставленной на подносе.

– Ах ты, негодное животное! – прикрикнула Клодия. – Ведь это подарок на день рождения твоему папочке!

– Оставь его в покое, – миролюбиво сказал Гай. – У бедного зверя так мало радостей в жизни. А меня впереди ждет куда более ценный подарок.

– Но ждать придется ужасно долго, – вздохнув, сказала Клодия. – Я стану похожей на собор Святого Павла и буду ходить как утка. А ты, глядя на меня, будешь сожалеть, что твой подарок упакован в такую неэлегантную оболочку.

Уголки его губ дрогнули.

– И в результате я, возможно, не выдержу и сбегу с миссис Пирс.

Клодия едва удержалась от смеха.

– Думаю, вы очень подойдете друг другу. Сидели бы вечерами и обсуждали сравнительные достоинства разных мозольных пластырей и ворчали бы, возмущаясь, что телевидение заполонил секс.

– Не говоря уже о такой увлекательной теме, как недуги знакомых: проблемы с мочеиспусканием у миссис такой-то и прогрессирующее слабоумие у мистера такого-то.

Клодия рассмеялась.

В глазах Гая отражалось пламя камина; он поднес к губам ее руку и поцеловал.

– Ты будешь похожа на корабль под парусами – величественная и прекрасная.

– Уверяю тебя, ты ошибаешься.

– Нет, ты будешь именно такой.

– Не буду. Я стану громоздкой и буду ходить вразвалку…

Портли, оторвавшись от икры, взглянул на них. Странные существа – люди. Вот, полюбуйтесь, снова зачем-то припали друг к другу губами… Зачем это нужно, когда вокруг и без того есть чем полакомиться? Нет, никогда ему их не понять.

78
{"b":"222","o":1}