ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Level Up 3. Испытание
Когда львы станут ручными. Как наладить отношения с окружающими, открыться миру и оказаться на счастливой волне
Империя должна умереть
Живи легко!
1356. Великая битва
Теряя Лею
Сочувствующий
Не делай это. Тайм-менеджмент для творческих людей
Здоровый сон. 21 шаг на пути к хорошему самочувствию

Пустынные улицы, иллюзорный свет фонарей окрашивающий все в синее, изредка откуда-то доносятся до нас звуки проезжающих автомобилей, и конечно манекены, манекены вглядываются нам в душу, сверлят нас взглядами своих пустых глазниц...

11.

В лунном свете плюс свете фонарей дом выглядел просто как с... голливудского фильма из жизни миллионеров - две роскошных пальмы обрамляли по сторонам фасад выкрашенный в темно-розовый цвет, полукруглые арки с колонами на балконе второго этажа, широкое крыльцо на террасу которая тоже с колоннами и арками, высоченные дубовые что ли двери с латунными, под бронзу ручками и украшениями, а может это и была бронза...

Но при утреннем свете дом показал свое истинное лицо, лицо дома, который был опущен своими хозяевами лет пять назад, затем в нем поселились панки с Андалузии, и наконец в нем осели Вилли, Инесс, Роса, Хуан, Ева, Дани, Алис, и я...

Кое-где разбитая плитка террасы и двора, местами ободранная, отбитая, отпавшая штукатурка, вымытая дождями и ветрами с моря краска, поросшая травой грязно-красная черепичная крыша, рассохшиеся и то и дело норовящий выпасть из своих гнезд квадраты паркета, отсутствующие люстры и розетки на ободранных и разрисованных панками стенах... И мебель, явно оставшаяся от прежних хозяев, немногочисленная, старая, расшатанная и обшарпанная мебель, явно видевшая девятнадцатый век с его балами, сеньорами с напомаженными башками и сеньоритами с мушками в уголке губ и вуалью на шляпке с вишнями, цветами и прочей флорой... Скорей всего в этой вилле? особняке? жило и привидение, которое в самое ближайшее время даст о себе знать каким-нибудь особо брутальным способом... Даже наши многочисленные собаки предпочитали проводить большую часть своего времени или во дворе или на террасе, стараясь лишний раз не входить в дом, видимо своим собачьим чутьем чуя это самое привидение...

И пальмы, пожелтевшие когда-то роскошные пальмы, показавшиеся мне вчера ночью просто великолепными, не выдержали испытания дневным светом и показались в своем истинном виде... Стволы уходили столбами на высоту крыши, пожелтевшие листья с картонным шелестом шумели об давно прошедших днях, грустили об давно умерших людях, что когда-то бегали наперегонки вокруг шершавых стволов... Стволов, как бы сверху вниз надрубленных по всему кругу и с самого низу до самого верха, это остатки когда-то отрубленных листьев, по этим надрубленным как будто остаткам когда-то отрубленных листьев при определенной сноровке можно подняться к самой вершине, как по ступеням... К желтым картонным листьям, засохшим гроздьям мелких коричневых плодов, еще какому-то мусору, выросшему в кроне пальм...Среди всего прочего на одной из пальм болтался оставленный панками уехавшими в Голландию маленький флаг с черепом и костями, Вилли предложил мне как пирату слазить за ним, я же именно ссылаясь на свое пиратское настоящее отказался от этого опрометчивого шага...

Я сидел на террасе в кресле когда-то имевшем темно-вишневую бархатную обивку, теперь же можно без труда разглядывать набивку кресла и его внутренний мир. Кресло при моих редких движениях как-то подозрительно и угрожающе скрипело, но я на это не обращал ни какого внимания. Через распахнутое окно доносились звуки моющегося в ванной Вилли, как ни странно, но вода в этот замке с привидениями текла... холодная правда, но подогрев ее в баке на треноге во дворе, использовав как дрова разрубленный старый книжный шкаф, Вилли первый мужественно залез в голубую с потрескавшейся голубой же эмалью, ванну... Мне было интересно - как долго я проживу здесь... Мне нужно на Гомеру, я уеду на Гомеру, говорят там еще есть место, где в пещерах живут хиппи, я уеду, это понятно, но сказать об этом ни с того, ни с чего людям проявившим ко мне столько много участия, людям ставшими моими друзьями, это было выше моих сил... И еще мне обязательно нужно разгадать, расколоть, расшифровать что ли, ну понять эту сранную странную фразу...

Sucedio gue un Fama bailaba tregua y bailaba catala delante de un almacen lleno de cronopis y esperanzas. Именно эта фраза сверлила мне мозг, не давала ни как покою, мешала жить. Да - Фама не живая, это я отчетливо вижу, но почему сранный cronopis с маленькой буквы - ума не приложу...

Во дворе было чисто и пустынно, герлы подмели все, что могли, тяжелый мусор мы сложили в черные мешки и приготовили к относу в ночи на соседнею улицу к мусорным бакам... С мусором и мусорщиками у меня очень болезненные воспоминания, лучше сменить тему... Разноцветными пятнами там и там лохматыми кучками дышащего меха валялись вдоль чугунной решетчатой ограды наши собаки, ни как не реагируя на редких прохожих, изредка прошедших с той стороны нашего забора по тротуару...

-Ты грустный, Майкл? -

поинтересовалась моим внутренним состоянием улыбчивая Инесс. Смуглое лицо пытливо вглядывается мне в фейс, пытаясь понять, что у меня на сердце.

-Или уставший, Пирато? -

это уже конечно Роса, выглядывая из-за плеча Инесс, с улыбкой на мордашке. Ежик белобрысых волос, серые глаза, курносый нос, вот тебе и испанка!..

-Да нет, я просто задумался... -

пытаюсь я отбрехаться, но понимаю - не получается. Инесс качает головой, Роса улыбается еще больше:

-Наверное ты грустишь по кому-нибудь, Майкл-пирато?

Я неопределенно пожал плечами и стряхнул пепел с джойнта на пол террасы - действительно, я просто грущу по Майклу-Данило, был такой длинный хипарь, веселый и слегка хулиганистый, прошедший и абсцесс, и эмиграцию, и ебаную работу Микки-Маусом, и общение с совками в страшном сквоте, и полет-падение... и сейчас работающий пиратом, но где же все то, от чего тащился, чем гордился и чем-кем был?.. куда подевалось, японский городовой!.. неужели все смыло, ампутировано вместе с теми шутовскими крыльями, да же ангел из меня не вышел, крылья и те были картонные...

-Ей, ты уснул или помер, Майкл, я больше не буду тебя называть русо локо, хочешь?.. не буду, что с тобою, ты что?!.. Передо мною сидя на корточках махая руками прямо перед моим фейсом, почему-то орал и прыгал как обезьяна, Вилли совершенно с сухими волосами...

-Вилли, ты что - голову не мыл? -

как то глупо и неизвестно почему спросил я. Вилли подпрыгнул и заорал изо всех сил:

-Ты русо локо!.. Ты сидишь в кресле весь день, ни с кем не разговариваешь, ни чего не жрешь, не пьешь, и даже не куришь!.. Ты наверное с ума сошел, русо локо!.. Я с тобой уже полчаса пытаюсь разговаривать!.. Что с тобой?!.. Что с тобой?!.. Что с тобой?!..

...Майкл не знал - спросить прямо про сумку или подождать, когда сами заговорят об ней. В его новой комнате, в этой вилле с пальмами и скорей всего с привидениями, все его вещи были на месте. Все его личные вещи, заботливо собранные скорей всего Росой. Были на месте, она ни чего не забыла на почте, ни чего, даже то, о чем он уже забыл, какие-то безделушки, почти мусор. Все было заботливо собрано и уложено в две больших коробки. И перевезено в этот новый сквот, и поставлены коробки в его новую комнату, окно которой как и все окна других комнаты на втором этаже, выходило на балкон с колоннами и арками. А по углам виллы? особняка? стояли две пожелтевших пальмы и шелестели картонными листьями, как фольгой от шоколада...

...Ла Фама золотом по алому на шоколаде за 0,85, Фама вообще не живая, Вилли похож на Че Гевару, я на упавшего ангела, выложенное плитками с красивыми буквами название неизвестной мне улицы, Инесс с Росой в своих школах штурмуют вершины знаний, я вглядываюсь, вглядываюсь и вглядываюсь в темный проем окна в ночное небо - нет, Гомеры не видно...

Ужинали мы при свечах, но не ради романтики, а просто и в этом сквоте электричество было давным-давно обрезано. Я сидел на одной стороне стола вместе с Росой, Хуаном и Евой, на другой стороне стола разместились Вилли, Инесс, Алис и Дани, а вот их зачем перевезли - непонятно, хотя скорей всего это у них такой вопрос по отношению ко мне... У Алис с Дани. Я для них лишний. Не испанец, один и не современный. Я лишний здесь да и везде для всех... Потому что я не модный, не современный... У меня нет дредов, пирсинга, штанов с накладными карманами и висящей мотней, линялых тричек с капюшоном и приклеенным лозунгом на груди и спине «УБЕЙ МЕНЯ!!!», бейсболки и прочая, прочая, прочая... Я не тащусь от той какофонии, от которой тащатся Алис и Дани, мне совсем неинтересно ни чего из того, что может быть хоть немного интересно им... Мы разные... И я чужой, всем чужой, ко всему прочему я еще и чужой, и Алис с Дани видимо ни как не могут понять, что же может связывать меня с Вилли, Росой и Инесс... А я сам толком не пойму, ведь действительно, у нас так мало, так мало на первый взгляд, точек соприкосновения, так мало общих интересов, так... но мы не чужие друг другу, нет-нет, мы почему-то дружим... и даже нам вместе интересно, но я скорей всего уеду на Гомеру, говорят там еще есть место, где в пещерах живут хиппи, не может же быть, что в целом мире ни кого не осталось, это просто мне не везет, пока, а потому ни как не могу пересечься с западными волосатыми, не возвращаться же в говно Совка... тем более дважды в одну реку не вступить... да и сменилось там много... ну и не тянет меня туда совсем, ну ни сколько не тянет...

11
{"b":"222000","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Печальная история братьев Гроссбарт
Война на восходе
Украина це Россия
Беззаботные годы
Любовь яд
Кристалл Авроры
Правила развития мозга вашего ребенка. Что нужно малышу от 0 до 5 лет, чтобы он вырос умным и счастливым
А может это любовь? Как понять, есть ли будущее у ваших отношений
О темных лордах и магии крови