ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Входя в дом, оглянись
Хочу ребенка: как быть, когда малыш не торопится?
Голос вождя
Девушка из кофейни
Чертов нахал
Щегол
Запад в огне
Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса
Звезда Напасть

Но разбираться, сон это, глюки или не дай бог реальность, было уже некогда - манекены или люди, но они как-то разом полезли через забор, ринулись в распахнувшуюся калитку, упали на колено вдоль решетки забора оплетенной проволокой и засохшими лианами ... И все сжимали в правой руке что-то, короткое и длинное, черное, матовое и блестящее, и протягивали это в нашу сторону, что-то такое, что даже мне, закоренелому пацифисту-рецидивисту, это показалось очень и очень почему-то знакомым...

...Как мы оказались в подвале, как мы загнали с Вилли всех остальных в дальнею комнатушку подвала, почти до потолка заваленную старой плетенной мебелью, как мы забаррикадировали подвал изнутри, откуда взялась эта сумка - проскочило мимо сознания... выпало, выскочило или никогда и не было...Ни когда и все это просто страшный сон!..

Я стрелял из неизвестно откуда взявшегося в моей руке пистолета, изо всех сил стараясь ни в кого не попасть, нет - мне не было жалко этих взбесившихся манекенов, и угрызений хипповой совести я почему-то не испытывал, но мне очень и очень хотелось на Гомеру, а стоило мне попасть хоть в одну блестящую под синим светом фонарей смуглую лысую башку - как я могу задержаться на неизвестное мне количество времени на этом острове... Рядом так же с азартом палил и тоже из неизвестно откуда взявшегося пистолета Вилли, палил прищурившись и улыбаясь, но на секунду отвлекшись от такого увлекательного дела, как стрельба по манекенам, он заорал мне, заорал изо всех сил, потому что из грохота выстрелов с нашей и с той стороны было не сильно хорошо слышно:

-Держись Майкл, я больше никогда не буду тебя называть локо, держись!.. И постарайся в никого не попасть, иначе мы не отмажемся от полисов!.. Держись, я уже слышу сирены!..

И продолжил стрельбу, прерываясь лишь на секунду для смены обоймы, выхватывая ее, обойму, из синей сумки. И я тоже продолжил остановленное было занятие - стрельбу по манекенам, и тоже прерывался только для смены обоймы или что бы выхватить другой пистолет, видимо для разнообразия, из большой синей сумки, стоящей между нами... И я тоже уже слышал отдаленный вой полицейских сирен. Внезапно я вспомнил и заорал обращаясь к Вилли:

-Так почему ты так похож на Че, Вилли?!

-А я откуда знаю, наверное мы с ним родственники, Майкл, стреляй!

-Ты когда родился, Вилли, ты когда родился, ты когда, Вилли, родился?!

-А ты что, предлагаешь отпраздновать здесь день рождения?! У меня сегодня день рождения, именно сегодня, именно сегодня, но я не думал что будем справлять так! Именно так, стреляй!

-А какое это число, какое сегодня число и в каком году ты родился?! - проорал я и выстрелом пуганул особо настырного манекена, почти подползшего к подвальному окну под террасой, откуда собственно мы и стреляли, ведя этот неравный бой...

-Ну...восьмого...октября...тысяча...девятьсот...шестьдесят...седьмого...года,

а роддом тебя не интересует, Майкл! -

между выстрелами проорал в ответ Вилли и поменял обойму. Вой сирен был все ближе и ближе, и звучал для нас как любимая музыка любимой команды.

-Нет, Вилли, роддом меня не интересует! -

выпалил я обойму и бросив пистолет под ноги, выхватил из сумки следующий. Лоб мне ожгло шершавым кусочком отлетевшей штукатурки и задним числом я услышал прозвучавший выстрел, свист и глухой звук вонзившейся в стену пули.

-Просто ты знаешь кто умер в этот день, и в этот месяц, и в этот год? -

я выпалил штук восемь пуль в сторону наседающих манекенов и мгновенно поменял обойму - и откуда только сноровка взялась, непонятно. От дыма сгоревшего пороха першило в горле, слезились глаза и чесалось в носу, уши же давно уже заклало...

-Нет, не знаю, а что, что мне, что мне до этого? -

монотонно, как будто забивал гвозди, выбухнул Вилли из пистолета в окно.

-Че! Че Гевара! Вот почему ты похож так на него! Но почему Фама не живая и что означает эта фраза, я ни как не могу понять, Вилли! Да, Фама эта не живая, рок-н-ролл мертв, но я то жив! Жив!!!

-Стреляй!!!

Вой сирен был так близок, что казалось от этой какофонии просто разорвет уши.

Внезапно обрушившаяся на нас тишина просто парализовала меня и Вилли.

Неужели все?..

КОНЕЦ? НЕТ, НАЧАЛО.

2003 год.

Прага.

16
{"b":"222000","o":1}