ЛитМир - Электронная Библиотека

С трудом сажусь на матрасе, вчера или сегодня фиестили всем сквотом, и гости были, вот и тяжесть в голове, ногах, руках... Нагибаюсь за костылем, в висок ударяет резкая, адская боль, что бы не упасть хватаюсь за ночной столик, ну за пластик ящика из-под пива, на пол, на плитку летят кружка - вдребезги, остатки кофе темными пятнами медленно в стороны, разная мелочь, какие-то прайса...

Сижу опершись на матрас, мокрый как после дождя, в голове пусто и звон, но боль ушла, висок не ноет. Осторожно нагибаюсь за костылем - попытка номер два, и ничего... Встаю опершись на псевдоантиквариат, переступаю осторожно месиво с ящика, ковыляю к двери. Черт, что же я хотел такого важного сказать пиплам, ни как не могу припомнить...

За дверью длинный темный коридор и ни звука, даже собак не слышно, бреду постукивая костылем по плиткам, во всей почте на полу керамика, видать что б не жарко было, под ногами то и дело попадается черт знает что, постоянно спотыкаюсь о всякое говно, то ли посуда побитая, то какие-то железки, судя по звону, неужели так нафиестились? ни хера не помню... Последнее что помню - пустынные улицы, иллюзорный свет фонарей, окрашивающий все в синее, изредка откуда-то доносятся звуки проезжающих автомобилей, и конечно манекены, манекены вглядывающиеся в лицо, сверлящие взглядом своих пустых глазниц... Многочисленные манекены с высоко подбритыми затылками и широкими плечами...Манекены вглядываются мне в душу, сверлят меня взглядами пустых глазниц, хотят что-то разглядеть, что-то высмотреть, что-то понять... А я мечусь среди громадин зданий, в пустоте и темноте освещенной фонарями, шарахаясь от провалов огня наполненных подозрительно вглядывающихся манекенами с широкими плечами в классике костюмов и лысыми башками черного и пепельного цвета... пустыми глазами высоко подбритыми затылками широкими плечами и лысыми башками черного и пепельного цвета... Многочисленные манекены. Да, Фама эта не живая, рок-н-ролл мертв, но я то жив, стуча костылем я метался среди зданий, под проливным дождем, в пустоте и темноте освещенной фонарями и луною, шарахаясь от провалов огня наполненных подозрительно вглядывающихся манекенами за полировкой стекла...

Останавливаюсь перед дверью Вилли и Инесс, за нею тишина, спят наверное, и все же, все же, интересно, что я такого им рассказать хотел? поднимаю руку и стучу... По двери которая от моего стука легко распахнулась... В свете яркой луны сквозь распахнутое окно вижу разбитую посуду, какой-то мусор и ни души... Ошарашено перевожу взгляд с одного поломанного предмета на другой разбитый, а в голове одна мысль - что же черт побери я хотел им такого интересного рассказать?..

Ни чего не поняв по состоянию комнаты, разворачиваюсь и ковыляю к следующей двери, не стуча толкаю ее плечом, дверь и распахивается, зияя дырою на месте замка. За дверью то же самое - разбитая псевдомебель, мусор, выбитое окно, брошенные вещи... Тусклым глазом смотрит на меня тушка зайца, поднимаю его за плюшевые уши, с удивлением вглядываюсь в стекло глаз - это же любимая игрушка Росы, как же она ее оставила?.. Да и вообще куда они все подевались, и что это все значит, неужели они съехали и позабыли меня?..

Мысль бьется испуганной птицей, я панически выламываюсь в коридор, цепляясь костылем за что попало, ломлюсь дальше, дальше, дальше и... Во время остановившись, торможу на гладких плитках пола, свободная рука цепляется за штукатурку стены - впереди пусто. Коридор обрывается, стены нет, внизу груда строительного мусора в свете луны, впереди черное небо с редкими огнями недалекой железнодорожной станции, наверху только луна... Значит началось... Начали сносить, демонтаж, а я то и ни чего и не услышал, и меня ни кто не предупредил, сволочи...

Бреду-ковыляю назад, отпихивая ногами разный мусор, позвякивает разбитое что-то, протягиваю руку к клюке замка, но внезапно, по какому-то наитию толкаю дверь кулаком... И в моей комнате страшный бардак - выбитое окно, разбитая обстановка, мусор, запустение... И на стене усмехается в свете луны череп с флага... Пихаю ногою матрас, падаю в сон, утром придут рабочие, я и съеду... Падаю, падаю, падаю и снова тоже самое, снова все тоже, что было вчера и наверное и позавчера и не знаю когда...

...Пустынные улицы, иллюзорный свет фонарей, окрашивающий все в синее, изредка откуда-то доносятся звуки проезжающих автомобилей, и конечно манекены, манекены вглядываются в лицо, сверлят взглядом своих пустых глазниц прямо в душу... Многочисленные манекены с высоко подбритыми затылками и широкими плечами...Манекены вглядываются мне в душу, сверлят меня взглядами пустых глазниц, хотят что-то разглядеть, что-то высмотреть, что-то понять... А я мечусь среди громадин зданий, в пустоте и темноте освещенной фонарями, шарахаясь от провалов огня наполненных подозрительно вглядывающихся манекенами с широкими плечами в классике костюмов и лысыми башками черного и пепельного цвета...С пустыми глазами, высоко подбритыми затылкам, широкими плечами и лысыми башками черного и пепельного цвета... Многочисленные манекены. Да, Фама эта не живая, рок-н-ролл мертв, но я то жив, стуча костылем я метался среди зданий, под проливным дождем, в пустоте и темноте освещенной фонарями и луною, шарахаясь от провалов огня наполненных подозрительно вглядывающихся манекенами за полировкой стекла...

-Пирато, вставай завтракать, все проспишь! - врывается в мой сон неизвестно откуда испанский голос Росы. Я с трудом продираю глаза, как будто засыпанные мелким песком, поднимаю голову, осматриваюсь... В свете солнечных лучей бьющих сквозь дерево жалюзи вижу относительный порядок, все на своих местах, даже ящик-столик не перевернут и любимая кружка с рисунком ветряной мельницы цела... Уф, ну и сон, бормочу влезая в шорты. Цепляя костыль, прихватывая кружку с остатками кофе и устремляясь навстречу запахам с кухни.

Возле туалета сталкиваюсь с Вилли - он оттуда, а я туда.

-Салют русо локо, привет Майкл, -

приветствует меня Вилли с улыбкой на смуглом лице.

-Салют, слушай Вилли, тебе ни разу ни кто не говорил, что ты похож на Че Гевару? -

выпаливаю неожиданно даже для самого себя. Вилли смеется и становится еще больше похожим на коменданте Че с плаката:

-Не раз. Ты не первый. Да и ты мне этим уже давно надоел!.. А знаешь на кого ты похож, Майкл?

-Знаю. На упавшего ангела...

7.

Солнце на голубом безоблачном небе светит, но уже не греет, редкие туристы, знакомые фейсы местных, редкие капли монет... Стою опершись на костыль, треуголка на затылке, крюк на левой руке безвольно висит вдоль бедра... Да, по-видимому сезон действительно кончился, на что зимою здесь жить - ума не приложу, наверное надо искать новые теплые края, пипл говорит, что на Гомере есть хипповое место, в пещерах волосатые живут... А Гомера-то к Канарским островам относится, далеко-далеко в Атлантике лежит, там тепло...

Сенкью вери мач - машу вяло крюком на брошенную монету в сундучок, судя по звуку - жалкий полтинник. Турист широко лыбится, рад-радешенек, мол помог убогому, пирату на пенсии, маму его за ногу за такую помощь... Снимаю не сходя с места маскарад, карнавальный наряд, укладываю все хозяйство в бэг, заработанное - жалкие 12 эуро сую в карман. Да, вчера 15, позавчера 16 с лишним, вот-вот наступит день когда в сундучке будет 0 целых фак десятых и пойду я со шляпой в руке к ближайшему костелу... Одна радость - я там не буду одинок, у каждого костела по паре нищих-бомжей трется, гляди и мне на кусок багеты перепадет...

Бреду стуча костылем по плиткам улиц полу праздного города под красивым и длинным названием - Ла Пальма де Маллорка, хотя местные выговаривают Майорка, но я на лингвистические изыски плюю. По сторонам дома в стиле модерн, Мавритания, пришей кобыле хвост, людей не видать - сиеста, сезон окончен, цирк уехал, а клоун остался. И этот самый клоун, паяц - я... Мама говорила - Мишенька у нас шут, ради красного словца не пожалеет и отца... Пипл с дредами и пирсинг по всему фейсу и то косится на лонговый хайр да цветной прикид... Эпоха ушедшая в жопу, отцветшее лето любви и я с костылем, пират на пенсии... Не дадите ли немного прайса на поддержку идей шестидесятых? Спасибо...

6
{"b":"222000","o":1}