ЛитМир - Электронная Библиотека

-Тебе без плавок не сильно холодно бежать было? - неизвестно зачем поинтересовался я, с трудом переводя дыхание и сглатывая липкую слюну. Она с коротким хохотком ответила:

-Смешно...

И вот там, в парке, в полной и беспросветной темноте мы предприняли вторую попытку сблизиться еще ближе, хотя куда еще ближе, налицо такая близость, которой у других не достигается и через несколько месяцев совместного знакомства - пробежка через почти полгорода с ее плавками в руке... Но мы пошли еще дальше - ее плавки я наконец засунул в карман своих джинсов, а она присев на корточки или почти на корточки, заинтересовалась зипером этих самых джинс, как вдруг!..

И мы снова бежали, я на ходу задергивая заевший зиппер, механично переставляя негнущуюся ногу, которая уже не ныла, а просто выла от боли, и костыль, Кармен хохоча в полный голос и придерживая меня под свободную руку, тричка под курткой давно прилипла к спине, и остановились мы только перед узкими дверями старого двухэтажного дома, покрашенного в темно-голубой цвет. Кожа под бородой страшно чесалась, хайра казалось были насквозь промокшими, пальцы с трудом удерживали костыль, я с трудом дыша, поинтересовался:

-Что это было?..

Кармен пожала плечами, сдернула бэг на бок, выгребла из него ключи и отпирая дверь, ответила:

-Сейчас я думаю, что это был просто попугай. Но в ту минуту я была просто уверена, что это был или упырь какой-нибудь или еще какая-нибудь нечисть...

-А...а разве такие попугаи бывают?.. -

глуповато поинтересовался я, заглядывая в проем двери. Но там ни чего интересного не было - в тусклом свете лампочки блестели деревянные ступени узкой лестницы, ведущей круто вверх.

-Бывают и больше, но ночью они вроде бы спят... Идем, ну же, здесь я думаю нам уже ни кто не помешает...

-Ты так думаешь? -

с сомнением в голосе протянул я, глубоко вздыхая после пробежки и еще раз вгляделся в дверной проем ведущий вверх.

-Ну что же, вперед.. Веди.

И к тому же, а вдруг это все же судьба, вдруг я тоже начну учиться на юридическом факультете, вот именно, на факе, и с меня может быть еще получится настоящий человек.

Да, Кармен оказалась виртуозкой в сексе. Но меня это ни сколько не удивило и тем более ни расстроило, я давно уже в своей жизни все воспринимаю так, как оно есть... Виртуозка так виртуозка, но мы тоже не лаптем щи хлебаем, и нас тоже не в капусте нашли и вообще - у нас за плечами такая сексреволюция, что ей просто и не снилось в эротичном сне... Напоследок Кармен меня оседлала как амазонка, укрепилась в своем мнении на моем пожившем прике, и помчалась в неизвестные мне дали... Откуда я вернулся совершенно измученным, истерзанным, без сил и как не старалась Кармен, применяя изыски Кама Сутры и французской любви, повторить это путешествие в неизвестность уже не получилось... И она меня оставила в покое.

А утром-то я и обнаружил все это - узкую комнату с плакатами неизвестных мне звезд местной эстрады и рока, две полки набитые юридическими учебниками и юридическими книгами, гору журналов для молоденьких девушек с рассказами в фотографиях - она любит его, но он любит другую, груду нашей перепутанной одежды, и эту самую книгу на низком столике в изголовье... За окном слегка плакало серое небо, совершено не похожее на небо Маллорки, за стеной негромко играла какая-то классическая музыка, там жила другая будущая юриста, Кармен положила свою горячую и тонкую ногу на мой совершенно равнодушный прик в гармошку, рука ее тихо лежала на моей безволосой груди. Я же лежал вытянувшись во весь свой длинный рост закинув руки за голову и краем глаза рассматривал ее крашенные в рыжий дреды толщиной в два пальца, эти ее ссученные в валенок хайра...

-Ты не спишь, -

поинтересовалась-сказала Кармен, не открывая своих вроде бы карих глаз. Я ответил вопросом:

-Откуда у тебя эта книга?

-Какая?

-Ну Кортасар этот...

-Я ее купила, - удивилась Кармен. -А что?

-Ты ее читала?

-Да, эта моя любимая книга, а почему ты об этом спрашиваешь?

-На странице сто тринадцать есть загадочная фраза...

Не успел я договорить, как Кармен перескочила через меня, одеяло отлетело в сторону, я увидел смуглое тело с небольшими грудями и растительностью подмышками и внизу впалого живота, но после бурной ночи меня все это нисколько не интересовало. Кармен уселась на край кровати, в отличии от моей в сквоте эта кровать была настоящая, и схватила книгу.

-Которая фраза? Их здесь много...

-Sucedio gue un Fama bailaba tregua y bailaba catala delante de un almacen lleno de cronopis y esperanzas.

10.

Я остался у Кармен еще на один день. И ночь... На большее меня, а правильней сказать моего здоровья, уже не хватило. Может быть это и было той причиной, которая выкинула меня на хмурые предрассветные улицы, пронизанные вчерашним и позавчерашним дождем, осенней грустью, а то и тоской, и конечно рухнувшими надеждами.

Я брел-ковылял тяжело опираясь на костыль, меня провожали подозрительными взглядами манекены из-за стекла витрин. Улицы были пустынны и гулки, как необставленная квартира, я был совершенно один... Совершенно один, и хотя Кармен со сна бормотала - я тебя буду ждать, но у меня негодяя было свое мнение... Дреды не хайра, виртуозность в сексе не есть признак того, что я потерял с эмиграцией, оставил во всех этих Крымах и Гауях, а сейчас изо всех сил ищу, и не могу найти...

С Кармен ништяк, пока есть здоровье и сила, но это все не то, не то, не то... скорей всего мне действительно надо махнуть на Гомеру, там-то вроде бы еще остались волосатые морды, там-то и повстречаю какую-нибудь герлу... А может быть Кармен туда прихватить? Как же, поедет она, она же грызет гранит науки.. Да и дреды это не хайра...

Серое небо, пустая площадь Испании, редкие автомобили, еще более редкие пассажиры на перроне, игрушечный поезд с игрушечными вагонами и совершенно настоящим проводником-ревизором. Двери открываются, вместе с редкими пассажирами ковыляю в вагон, усаживаюсь, двери закрываются и мы едем... Домой, в сквот, на станцию...

-Сеньор?.. -

открываю закрывшиеся глаза, протягиваю приготовленную монету в одно эуро, получаю билет и сдачу, не пряча в карман, врубаюсь - ревизор не спросил до какой станции мне нужен билет, значит... Значит я так примелькался, так на отсвечивал, что пора уже с Маллорки валить... Например на Гомеру... К тому же там и зимой тепло...

Выпуливаюсь на перрон, передо мной полуразваленный дом, это моя родная станция Понт-д-Инка, ковыляю опираясь на костыль, Кармен все дальше и дальше отдаляется в моей лохматой башке, наверное я не очень хороший человек, наверное я фрилавщик, да нет же, нет! я просто снова ошибся и не встретил своих, свою, ну хиппушку или хотя бы герлу, которая меня бы понимала до конца...

Я остановился на тротуаре. Прямо передо мною пролегала улица, превращенная уродами в трассу, автомашины, микроавтобусы и драйвера мчались по ней неровным потоком, с большими интервалами между сбившихся в стадо возле светофоров автомобилей. А за улицей, прямо передо мной, на том самом месте где еще позавчера утром стояла почта, наш сквот, мой дом, черт меня побери! лежала огромнейшая груда кирпича, каких-то труб, досок, каких-то железяк что ли, клубилась проволока... А где же сквот?.. Вместо сквота была груда мусора и одиноко торчала дверь с решеткой и с запыленным рифленым стеклом...

Я побрел через улицу стуча костылем, совершенно не обращая внимание на какие-то там визги тормозов, крики и ругань взбесившихся водителей, я брел как во сне, спотыкался, чуть не падал, выпрямлялся и все ни как не мог добежать до другой стороны в общем-то совершенно не широкой улицы - один поток в одну сторону и другой в противоположную... Я бежал все быстрей и быстрей, визги тормозов, крик и ругань слились в какой-то сплошной неразличимый и неделимый на отдельные звуки какой-то запредельный что ли шум, какой-то просто неуловимый, не усваиваемый что ли...

9
{"b":"222000","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Факультет судебной некромантии, или Поводок для Рыси
Хищник: Охотники и жертвы
Данбар
Текст, который продает товар, услугу или бренд
Черные крылья
Как устроена экономика
Верные враги
Не прощаюсь