ЛитМир - Электронная Библиотека

В спальне было точно также тихо и сумрачно, как и во время её отбытия к обществу. Тихое размеренное дыхание Даниила намекало на то, что он продолжает мирно душить подушку, не заморачиваясь на предмет ускользающей и возвращающейся, как Карлсон, девушки.

Соня крадучись прошла к постели, стараясь не разбудить раньше времени и аккуратно пристроила чашку на прикроватную тумбочку. Если Дан и проснулся, то никак это не продемонстрировал.

Снятое платье с легким шорохом легло на подлокотник кресла, следом за ним полетело белье.

Так, а теперь нужно залезть под одеяло так, чтобы не потревожить спящего…

— Кто-то мне вчера обещал, что утром покажет, как скучала… — Даниил так быстро повернулся и, ухватив за талию, завалил её на себя, что Соня от неожиданности тоненько заверещала и зажмурилась. — Что такое?

— Дань! — девушка, отдернувшись, звучно шлепнула ладонью по его голому плечу. — Ты сдурел, так пугать?! А если бы я не успела поставить чашку? Ты понимаешь, что могла я тебя ошпарить?! — разъяренной кошкой вывернувшись из его захвата, она села на край кровати, опустив ступни на пол и пытаясь отдышаться. Да уж, поприветствовала любимого с утра… Теперь осталось хоть как-то утихомирить сердце, колотящееся где-то в районе горла и заставить пальцы перестать трястись. Ещё и в груди как-то нехорошо закололо…

— Сонь… — похоже, до Дана дошло, что она не притворяется, поэтому он предельно осторожно и нежно обнял её за плечи и потихоньку уложил рядом с собой. — Извини, не думал, что ты так испугаешься.

Отвечать она не стала, плотно зажмурившись и лежа под одеялом мраморной статуей. Игривое настроение куда-то мгновенно пропало, теперь Софья путалась успокоиться, периодически мелко вздрагивая. Блин, вот что у мужиков за идиотские шутки! Неужели они действительно считают, что, если подкрасться сзади и неожиданно схватить за ребра, ещё и громко вякнув что-нибудь на ухо, это смешно?

— Золотце, — так и не дождавшись никакой реакции, он приподнялся, пытаясь заглянуть ей в лицо. — Ты не плачешь?

— Не дождешься, — чтобы ответить, пришлось разжать зубы, которые тут же предательски клацнули.

— Тшшш, — Даниил приподнялся, усаживаясь на кровати так, чтобы опереться спиной на изголовье, и насильно устроил Соню себе на колени. — Я забыл, что ты такая боязливая…

Девушка, немного помолчав, залезла чуть выше и прижалась носом к его шее.

— Дело не в этом. Представь, что вчера ночь, когда ты спрашивал, сплю ли я, мне пришла бы в голову блажь подпрыгнуть и заорать. Хочешь сказать, что не испугался бы?

— Ну, визжать бы точно не стал… — широкая ладонь успокаивающе поглаживала её по спине, пока Соня не перестала нервно вздрагивать. — Я бы тихонько рядом лег. С сердечным приступом.

Софья фыркнула и, помедлив, довольно сильно укусила его за ключицу.

— Чтобы в следующий раз думал, прежде, чем сделать что-то похожее.

— Обязательно, — пока она успокаивалась, Дан успел вытащить из волос удерживающие их шпильки и пальцами расправил все ещё влажные темные пряди. — Куда ты ходила?

Ясно же, что сейчас резкие или подчеркнуто сексуальные действия точно не в тему, поэтому он медленно поглаживал её затылок и узкую спину, легонько целуя нахмуренный лоб и скулы.

— На кухню… — постепенно бешено стучащий пульс утихал, зато по телу разливалась истома. Даже желание треснуть Даниила в лоб, чтобы больше никогда так не пугал, прошло, уступив чуда более мирным порывам.

— И что ты там видела? — не выпуская Соню из рук, мужчина сполз, укладываясь на спину, но все ещё не разжимая рук, вдруг это хитрый маневр с её стороны, и стоит только отвлечься, как его Золотце тут же спрыгнет с кровати и удерет.

— Ничего интересного, — она все-таки отвоевала право на весьма ограниченную свободу и заползла на него верхом, усаживаясь на бедрах. — Тебя искал Димка, жаждал пообщаться, — из вредности Соня попыталась встать. — Хочешь сейчас с ним поговорить?

— Меня всего прямо трясет, так хочу увидеть брата, — он мгновенно вернул её на место, но вместо того, чтобы начать активные действия узконаправленного свойства, положив ладонь ей на затылок, заставил нагнуться совсем низко, чтобы почти соприкоснуться лбами. — Прости, пожалуйста.

Софья только вздохнула и движением ресниц показала, что извинения приняты, после чего стряхнув его руку, уже без принуждения легла, прижимаясь щекой к его скуле.

— Вроде, взрослый умный мужик, но иногда ведешь себя…

— Как подросток?

— Угу, — Соня потерлась о его подбородок и недовольно сморщила нос. — Ты небритый.

— Дай мне пару минут, — Дан с явным сожалением приподнял её, собираясь переложить на кровать, но столкнулся с активным сопротивлением объекта заботы.

— Положи, где взял!

Проследив за прищуренным взглядом, направленным на стоящую совсем рядом чашку, Даниил ощутил прилив сожаления.

— Ты мне кофе в постель принесла?

— Во-первых, мы для этого слишком мало знакомы, — Соня теперь смотрела на него с каким-то шкодливым выражением. — Во-вторых, кофе такими дозами не пьют.

Потянувшись с кружке, она сделала глоток и на несколько секунд задержала, смакуя горячую жидкость, прежде, чем проглотить. А потом, вернув посуду на место, провела языком по его груди, прихватывая сосок, и с силой втянула его в рот.

— Твою мать! — от ощущения во всех смыслах обжигающе-горячей ласки он невольно выгнулся, зарываясь пальцами в её волосы, чтобы не дать отодвинуться.

— Как не стыдно в таких выражениях о родительнице… — она оправилась на освоение близлежащих территорий, не забывая периодически покусывать его кожу и тереться лицом, разве что не мурлыча.

— Сонь, я тебя три дня не видел, у меня же терпение не железное.

— До этого ты меня две недели не видел, и ничего, жив, — Соня на секунду задумалась, не добавить ли для обострения экстрима согревающие оральные процедуры, но потом отказалась от этой затеи — чай все-таки горячеват, можно ненароком нанести тяжелую моральную травму. Ну, и физическую тоже…

— Ты по мне совсем не скучала? — не то, чтобы это был очень удачный момент для подобного вопроса, но стало немного обидно. Он там с ума сходил, размышляя, не обидел ли кто его Золотце (Димка на это ответил, что она сама кого угодно в гроб вгонит), а теперь столкнулся с такой реакцией.

Услышав в его тоне какие-то непонятные нотки, Соня отвлеклась от исследования его живота. И переползла повыше, чтобы оказаться лицом к лицу.

— Скучала. Это я вредничаю из педагогических соображений.

В этот раз он её перехватывал намного осторожнее, да и вообще больше таких неожиданностей решил не устраивать.

— Значит, решила меня проучить? — если Соня и была против того, чтобы он поменял их местами, распластав Золотце на спине, то никак это не показала. — А не страшно?

Софья тихо фыркнула, демонстрируя оскорбительную непочтительность, и обхватила его за пояс ногами. Но когда Даниил повторил её фишку с горячим поцелуем, зашипела, и не только от удовольствия.

— Почему ты не сказал, что он обжигает? — понятно, что кожа с неё не слезет, но получилось очень даже чувствительно.

— Да? А мне понравилось.

— Продолжим? — Соня потянулась к чашке, но тут же была остановлена и перевернута на живот.

— Обязательно, но потом, — теплые губы проложили дорожку из поцелуев от одного плеча к другому.

— Чай остынет, — было и приятно, и немного щекотно, и возбуждающе, и вообще как-то так, что одновременно хотелось, чтобы он продолжил и, в то же время, остановить и крепко прижаться, показывая, насколько Соне его не хватало.

— Я тебе принесу сюда чайник, — мешающее одеяло полетело на пол вместе с одной из подушек. — И вообще всю кухню, а теперь забудь обо всем…

— Сонь!

— А? — Маркевич оглянулась, с трудом оторвав взгляд от Даниила, который что-то обсуждал с братом. Они оба устроились в тени огромного валуна, который нависал над галькой, выполняя роль своеобразного тента.

103
{"b":"222002","o":1}