ЛитМир - Электронная Библиотека

— Может. Но тогда получается, что они работали вместе. Или хотя бы знакомы. Но это тоже вряд ли, она для него дороговата, — в голосе все же появилось сомнение. — В общем, расспроси, узнай, подкупи…

— Все понял, что ты меня учишь работать, как свекровь невестку — готовке? — несмотря на возмущение, вставать Димка не спешил, предпочитая с комфортом развалиться на мягком сиденье. У него в кабинете диван ничуть не хуже, но есть определенный кайф в том, чтобы делать это именно в кабинете гендиректора.

— Да тебя не пнешь, чесаться не будешь. Ты мой телефон не видел?

— Что, пропустил сеанс связи? Ничего тебя на это вечером ласково клюнут в макушку. А через полгода будешь удивляться, откуда плешь взялась…

— Тогда ты должен быть уже полностью лысым, — не обращая внимания на шипение со стороны уголка отдыха — который так и хотелось переименовать в живой уголок — Дан полез ворошить бумажки. — Ай, черт, зарядить забыл…

— Воооот, — Димка наставительно поднял вверх палец. — Скоро начнешь отзванивать каждые полчаса, и все равно останется недовольна.

— Ты с Таней поругался? — Младший только досадливо отмахнулся, подтверждая предположение. — Тогда все понятно. У нас все зашибись, так что рано злорадствуешь.

Последние слова он произнес, прислушиваясь к шуму, доносящемуся из прихожей. Там кто-то пытался прорваться в кабинет, но это ладно, а почему тогда так жалобно блеет Славка?

Димка тоже мгновенно насторожился и даже успел спустить одну ногу в подлокотника дивана, когда дверь распахнулась, а на пороге появилась Соня с таким выражением лица, что оба начали пытаться понять — за что? А то, что пришла она с крайне недружелюбными намерениями, понятно сразу.

— Наверное, "зашибись" было в прямом смысле слова? — под недобрым взглядом Димка не только опустил и вторую ногу, но и сел максимально прямо, сложив ладони на коленках.

— Ой, как удачно, что вы оба здесь, — девушка захлопнула дверь, оставив в приемной переминающегося секретаря и флегматичного Артема. Маета Славки была понятна — у начальства через несколько минут предстоят неотложные дела, а задерживать Софью Андреевну строжайше запрещено, вот и думай, кого отшить — посланника Малеева или её.

— Что-то случилось? — не заметить, что Золотце, мягко говоря, не в духе, было невозможно, но нужно же с чего-то начинать разговор.

— Кого-то по дороге загрызла?

— Пока нет, но прямо сейчас могу исправиться, — она даже не повернулась, чтобы посмотреть на автора комментария, прямой наводкой проходя к столу. — Дим, помолчи и, желательно, уши заткни.

— А ты сейчас будешь матом ругаться? — младший тут же сделал стойку. — Тогда смелее, если тебе не хватит диапазона познаний, выступлю суфлером.

— Утихни, — до Даниила уже дошло, что не станет Соня так себя вести без особой причины, значит, что-то произошло. И вину за это самое что-то она уже успела превентивно возложить на них с братом. — У тебя все хорошо?

К удивлению присутствующих, девушка не стала отвечать, но положила на хаотически разбросанные по столу бумаги свой мобильник. Добившись полного внимания, Соня все также безмолвно ткнула пальчиком в сенсорный экран и отступила к окну.

Саундтрек начался с какого-то шуршания и чьего-то надсадного дыхания. А потом пошло, собственно, то, ради чего она и разбавила их тесную мужскую компанию собственным появлением.

"— Повтори, пожалуйста, а то связь плохая, — это точно была Соня. А вот голос собеседницы был им незнаком.

— Говорю ещё раз — к нам приезжали, расспрашивали о тебе, — женщина на секунду замолчала, потом, откашлявшись, продолжила. — Двое мужчин, солидно выглядят, оба за тридцать. Один из них сказал, что вы вместе учились, были друзьями, хочет пригласить тебя на встречу выпускников.

— Что ты им ответила?

— Как ты и просила — мы с тобой не поддерживаем отношения, последний раз я слышала, что ты живешь и работаешь в Нижнем Новгороде. Все правильно?

— Да, спасибо, все именно так. С чего ты решила, что они не мои бывшие одноклассники?

— Сонь, они оба старше тебя лет на пять.

— Я поняла. Ещё что-нибудь?

— Они спрашивали, не нужна ли нам помощь. А потом начали ненавязчиво интересоваться, на что мы живем. И взгляды у них какие-то… недобрые.

— Ты их фамилии спросила?

— Конечно. Гришин и Савельев.

— Оль, успокойся, я все решу. Если снова придут, просто не открывай дверь. Как она?"

Здесь запись обрывалась, а в кабинете повисла напряженная тишина.

— Я же просила перестать копаться в моем прошлом… — это прозвучало не обвиняющее, а обиженно и как-то устало. К ним она так и не повернулись.

Даниил едва заметно вопросительно кивнул Димке, который уже согнал с лица дурашливость, но серьезностью момента, похоже, ещё не проникся. Брат отрицательно покачал головой, но на выраженное жестом предложение покинуть кабинет тоже ответил невербально, но несколько нецензурно.

— С чего ты взяла, что ищет кто-то посторонний? — именно Димка подал голос первым, пока Дан обходил стол, чтобы обнять Соню.

— Потому что у меня не было одноклассников с такими фамилиями, более того, у меня тогда вообще не было друзей. И школу я закончила одиннадцать лет назад, какая нахрен встреча одноклассников?!

— Тшшшш… — Даниил осторожно обнял её за плечи, прижавшись к напряженной спине. — Ни я, ни Димка никого не посылали.

— Кому ещё ноги оттоптала? Вспоминай сейчас, пока ещё есть возможность подготовиться. Блин, как же все не ко времени…

— Уйди ты, наконец!

Соня даже повернулась, чтобы посмотреть, правда Дан психнул на замечание брата, или ослышалась на нервной почве. Судя по тому, что Димка тоже выглядел немного ошарашенным — не показалось.

— Да ну вас, разбирайтесь сами, — махнув рукой, младший оскорбленно покинул кабинет, не забыв громко хлопнуть дверью. Наверное, её такими темпами скоро придется менять…

— Иди сюда, — Даниил потянул Соню к своему креслу, но она уперлась, не собираясь двигаться с места.

— То есть, как это не вы?

— Вот так. Все, что связано с твоей приемной семьей, я узнал больше месяца назад. И методы у меня не такие топорные. Кто бы это ни был, он не просто пытался что-то найти, а делал это демонстративно.

— Думаешь, звонок Оли отследили? — стало и легче, и страшнее. Легче потому что это не Дан её подставил, а страшнее… Есть только один человек, который горит желанием её найти. Почти десять лет прошло, но есть обиды, которые не забываются, и вряд ли за это время Марат заимел склонность к всепрощению.

— Я пока ничего не думаю, жду, когда ты все расскажешь.

Все-таки утащив её к своему месту, Дан устроил Соню на колени, встревоженный каким-то странным выражением в глазах. Это было очень похоже на страх, но он ни разу не видел, чтобы Золотце так откровенно его демонстрировала.

— А теперь говори, кого ты боишься больше, чем меня.

— Тебя я совсем не боюсь, так что список будет длинным, — наверное, было бы намного правильнее сбросить его ладони со своей талии и, гордо вздернув подбородок, встать и устроиться напротив. Вместо этого она положила голову ему на плечо и вся как-то съежилась. — Я пока не уверена…

— Значит, расскажешь о подозрениях. Но кто-то под тебя копает, это точно, — пока Соня собиралась с мыслями, скорее всего, прикидывая, с какими купюрами озвучит свой рассказ, Даниил вызвал секретаря и поручил прибывшую делегацию от губернатора перебросить на Дмитрия Александровича. Ибо нечего расслабляться, пока у старшего брата вот-вот развернется семейная драма.

— Ну, это может быть и не тот, о ком думаю… — она поерзала, устраиваясь удобнее. — Но, скорее всего, он.

— Уже хорошо. А теперь рассказывай с самого начала. Кто такой, где его найти, в чем претензии к тебе?

Соня глубоко вдохнула, словно не говорить собиралась, а нырять на глубину. Выдохнув, она чуть отстранилась и, не открывая глаз, почти зашептала:

108
{"b":"222002","o":1}