ЛитМир - Электронная Библиотека

Именно это сейчас и выяснял Димка, который напряг все связи, чтобы узнать, насколько важен их гость в пищевой цепочке.

В офис пришлось возвращаться без брата, потому что повседневные дела никто не отменял, более того, нельзя дать понять, что все происходящее как-то нервирует или настораживает.

— Слушай вести с полей, — Димка появился только через пару часов, когда немного распрягся с заботами по своему непосредственному ведомству. — У него сейчас положение не то, чтобы швах, но уже и не так крут, как был десяток лет назад. На смену старичкам уже спешат молодые да борзые.

— Хочешь сказать, что в нефтяном крае стали меньше играть? Ни за что не поверю, — Дан отложил бумаги по грядущему тендеру на точечную застройку в центре города.

— Правильно сделаешь, что не поверишь. Конечно, не стали, но Марата в последние несколько лет существенно подвинул другой выдающийся персонаж, тоже с богатым прошлым. Открытого конфликта, естественно, нет, кому он нужен? Но напряженность растет, даже странно, что он отвлекся на Золотце в такой-то момент.

— Если двигать его начали после отсидки, то ничего удивительного — он сам почти открытым текстом сказал, что это как-то связано с теми деньгами, которые она увела. И из-за этого он и сел.

— Могу попробовать узнать.

— Если только для общего развития. Самое главное, что не будут особо жалеть, если сядет ещё лет на десять, — не то, чтобы это прямо сняло гору с плеч, но облегчение Дан испытал. Не стоит устраивать себе проблемы, которых можно избежать.

— Мне аккуратно намекнули, что там не станут горько плакать, если он вообще не вернется.

— Ого. Значит, кого-то крепко допек… — грех радоваться, но такое положение дел и вовсе развязывало руки. Вот только пачкать их не хотелось, однако, если придется…

— Работа нервная, хоть и хорошо оплачиваемая, но пенсия там не предусмотрена. Я ребят предупредил, они теперь от вас с Соней вообще не отойдут, пока проблему с этим придурком не решим, но вы и сами аккуратнее.

— Я когда-нибудь с таким шутил? — он мельком посмотрел на часы. У Сони сейчас как раз обеденный перерыв, захотелось увидеть её и посидеть с женой хоть полчасика, но не судьба. Ладно, брату и тем, кому он поручил её охранять, Даниил доверял.

— Нет, но вдруг она на тебя плохо влияет? — Димка пожал плечами и немного расслабился. Все-таки приятно понимать, что размах проблемы не так широк, как кажется на первый взгляд. — Зато в наших проблемах тоже немного продвинулись.

— И как?

За всем, что заварилось вчера, Даниил, конечно, не забыл и покушение на него, и прочие "внезапно" возникающие нехорошие случайности, типа той же прокурорской проверки, просто как-то переключил внимание.

— Ну, как ты и думал.

Значит, Малеев. Ни удивления, ни каких-то других эмоций Дан не испытал хотя бы той простой причине, что был уверен и до этого. Разница только в том, что теперь у него есть то, что терять ни в коем случае не захочет.

— Не очень хорошо… — Даниил задумчиво потянулся к трубке телефона.

— Это если сказать мягко. Конечно, он через годик-другой полностью успокоится и забудет, что ты его почти лохом выставил, но до этого придется быть очень аккуратными.

Пока брат рассказывал то, что он и сам знал, ответил Славик, который в связи с повешенной нагрузкой уже не только стал похож на привидение, но и, судя по цвету лица, готовился занять это штатное место.

— Слав, организуй мне встречу с Николаем Петровичем Германом.

Не став выслушивать ответ помощника, Даниил снова повернулся к Димке.

— Заскучал по дорогому другу и товарищу?

— Почти, — хотя как раз друзьями их назвать было затруднительно, но взаимное уважение, базирующееся на четком понимании сильных сторон друг друга, они испытывали. — Хочу с ним поговорить про дальнейшее сотрудничество.

— Если не ответишь Малееву, он может попытаться повторить. А если ответишь… Тоже плохо.

— Знаю. Но сейчас важнее понять, что именно он хочет. Если окажется, что не особо оборзеет, я ему это, может, отдам, только пусть отстанет. Надоело уже.

— Стареешь?

— Хочется думать, что умнею, но кто знает.

Дан поморщился от звука зуммера на интеркоме. До чего же противный, давно уже нужно было сменить, но постоянно об этом забывает.

— Герман на второй линии.

— Соедини.

Димка показал, что пока убегает по своим делам, видимо, отчаявшись получить более конкретные пояснения по задумке брата. Поначалу Данькина скрытность его бесила, а потом привык, все-таки единственный родственник, не душить же за это.

— Добрый вечер. Хотел встретиться? — у Николая был немного хрипловатый голос, в котором не было ровным счетом ничего — ни удивления, ни заинтересованности. И звучал он так всегда. Вот с кем интересно хоть сотрудничать, хоть враждовать, тут приходится выкладываться по полной программе. А ещё Даниил уважал его за немногословность и отсутствие склонности к беседам на отвлеченные темы.

— Да, есть разговор, касающийся не только нас двоих, но и ещё кое-кого из партнеров.

— Я освобожусь через час, где встречаемся?

— Давай у меня в офисе.

— Идет.

Прощаться Герман не стал, просто положив трубку. Все-таки жаль, что старшая дочь не стала ему помощницей, у неё папины гены. И тут же вспомнил, как в шутку предложил ей выйти замуж. Хорошо, что у неё оказалось чувство юмора, а амбиции не перевесили все остальное, а то могло бы получиться неудобно.

Зато теперь у него есть жена, осталось только донести до неё эту новость. И ведь вчера почти созрел, чтобы обо всем рассказать и даже предложение сделать, но… Соня умная и рациональная, и она все же женщина, так что тот путь, который выбрал он, безопаснее и надежнее.

Даниил сдержал свое обещание, и Марата она не видела. Зато появилось ощущение направленного в спину недоброго взгляда. Как будто кто-то проводит холодной мокрой тряпкой по затылку, заставляя передергиваться всем телом. Бррр.

Но сколько не пыталась подловить того, кто так пристально пялиться, никак не получалось. Ни резкое оглядывание, ни аккуратный осмотр заднего вида через приоткрытую пудреницу результатов не давали. Может, это уже навязчивые идеи?

Если охрана и заметила её прыжки и ужимки, то никак это не прокомментировала, но Соня решила, что хватит строить из себя мартышку перед зеркалом. В конце концов, работы много, делать её нужно, а она продолжает себя накручивать.

Поскольку сегодня было запланировано два выезда "в поля" на встречи с клиентами, то в перерыве между ними девушка устроилась в тени бело-зеленого тента, натянутого прямо на тротуаре возле одного из бесчисленных кафе. Место здесь тихое, можно даже сказать, спокойное, хоть и самый центр города. Да и Егор, который сегодня занял место Артема, пропавшего по каким-то санкционированным Даниилом делам, ничего против не имел. Сидел себе через два столика от неё, правда, от каких-либо напитков отказался, но встревоженным не выглядел — знай себе, посматривал по сторонам, смущая этими взглядами молоденькую официантку, переминающуюся у двери.

Соня же не торопясь пила безалкогольный мохито, пыталась определить степень своей вменяемости, учитывая одолевавшую временами паранойю, и смотрела за детьми, играющими в парке, расположенном через дорогу. Даже периодически поднимавшийся пронзительный визг сегодня не особо раздражал, наверное, все-таки уже немного привыкла к Маше.

После их с Даном вчерашней откровенности стало и проще, и сложнее. Теперь немного прояснилось, почему так опекает брата — получается, что даже при живых родителях он во многом был у Димки на роли отца. А уж когда не стало матери, и вовсе заменил обоих родителей. И некоторый деспотизм тоже пришел именно оттуда, но Соне не хотелось, чтобы и её ставили на место неразумного создания. Нет, Дан всегда подчеркивал, что ничуть не считает её глупой или неспособной на какие-то поступки, и все же не могла отделаться от понимания, что иногда с ней обращаются с какой-то ласковой и уважительной, но снисходительностью. Не то, чтобы это сильно задевало, но заставляло чувствовать себя младше. Как будто и так существующей разницы в возрасте не хватало… Но она её совершенно не волновала, тем более, что иногда, когда все наваливалось разом, да ещё и из памяти начинали самовольно всплывать какие-то нехорошие воспоминания, Соня ощущала себя не просто взрослой, а старой. Абсурд, стоило посмотреть в зеркало, чтобы понять, что она точно такая же, как и вчера, но эта усталость и какая-то вымотанность заставляли чувствовать себя столетней старухой.

117
{"b":"222002","o":1}