ЛитМир - Электронная Библиотека

— Софья Андреевна, — они как раз притормозили на перекрестке, поэтому Егор смог поймать её взгляд в зеркале заднего вида. — Вы, если что-то такое почувствуете или заметите, сразу говорите. И вам легче, и нам проще, кто его знает, что там было. Да даже если ничего и не было, лучше перестраховаться.

Хоть это в полной мере и не успокоило, но хоть как-то утешило. Только вот Дану тоже нужно все рассказать, и, желательно, не тянуть…

Дозвониться до него сразу не получилось, телефон оказался недоступен. Наверное, на важной встрече, он всегда его в таких случаях отключает. Ладно, Димке доложились, значит, миссию исполнили. Но происходящее настораживало, и сильно…

Только ещё один вопрос — если это не игры больного разума, то откуда кто-то мог знать, где она сегодня будет? По большей части Соня работала в офисе, хотя периодически выезжала к партнерам, особенно, сели речь шла о юридическом аудите. Большие фирмы она проверять не бралась, там работы нескольким специалистам на пару недель, но вот некрупные организации — пожалуйста. То есть, гораздо логичнее было бы ждать у её офиса, а не в какой-то подворотне, в которую Маркевич завезли первый раз за все то время, что она живет в этом городе.

— Лен, привет ещё раз, — пока Егор целенаправленно двигал к дому, Соня решила не откладывать поиски решения этой загадки. — После того, как я уехала, меня никто не искал? Или, может, спрашивал?

— Да, звонили из компании "Фараон", сказали, что вы сегодня назначали им встречу на половину пятого, но в вашем плане они не значатся.

Софья чертыхнулась по себя. "Фараон" — ночной клуб Марата, который раньше носил статус казино. Именно в нем она и играла.

— Ты сказала, где меня можно найти?

— Я предупредила, что у вас сегодня расписан весь день, и предложила перенести их на другое время.

— Если правильно понимаю, они не согласились…

— Нет, настаивали, что нужно срочно передать вам лично в руки какие-то документы, — видимо, секретарша уже поняла, что сделала что-то не то. — Я ошиблась, да? Но вы же сами распорядились номер вашего мобильного незнакомым не давать…

— Лен, ты лучше четко скажи, говорила, где именно я буду в ближайшие несколько часов? — пришлось добавить стали в голос, потому что предчувствие постепенно оформлялось в четкую уверенность, и это не радовало.

— Предложила оставить бумаги у нас на проходной или подъехать к четырем на Алеутскую…

— Все понятно, — с одной стороны, нужно бы сделать строгое внушение за такую безалаберность, а с другой — значит, это не сдвиг по фазе, и было в том проулке что-то нехорошее. — Меня сегодня уже не будет, заканчивай текущие дела и иди домой. И большая просьба — впредь никому не говори, куда я уехала. Если будет нужно, найдут сами.

— Хорошо, — Лена окончательно скисла. — У вас все нормально?

— Да, не беспокойся. Всего хорошего.

Соня попробовала ещё раз дозвониться до Даниила, но результат был снова тем же.

— Эта дурочка кому-то сказала, где вас искать? — молчавший на протяжении всего разговора Егор подал-таки голос.

— Да… Но тут больше моя вина — я не говорила, что такой информации давать нельзя, — теперь Софья об этом жалела. Хорошо, что все обошлось, а если бы нет? От одной мысли, что снова окажется в руках Марата, её всю передернуло. Нет уж, спасибо, но от такой чести откажется.

— Вроде, немаленькая, должна уже и сама соображать, — охранник был явно недоволен и видел необходимости это скрывать.

— Все мы хороши. Обошлось и ладно, теперь сделаем выводы и впредь будем умнее. Или хотя бы опытнее…

— Я уточню у Артема, говорил он ей что-то по этому поводу, или стоит её ещё раз проверить. И пусть внушение сделает.

Угу, главное, чтобы после этого внушения не пришлось оплачивать Лене декрет. Хотя, это уже сугубо их дело.

— Добрый вечер, — Герман был пунктуален, как, впрочем, и всегда. — Видимо, у тебя какое-то срочное дело.

— Спасибо, что приехал, — Даниил тряхнул сухую кисть Николая и показал в сторону кресла. — Что-нибудь будешь?

— Я сюда пришел не чаи гонять, так что давай ближе к делу.

— Это даже к лучшему, — пока гость устраивался, Астахов выглянул в приемную. — Ко мне никого не пускать.

Ждать реакции Славика он не стал.

— Строишь подчиненных? Вот и правильно, — Герман с невозмутимым спокойствием оглянулся. — На прослушку проверять будешь?

— Я тебя для этого слишком уважаю.

Николай не ответил, но кивнул, признавая его слова исчерпывающими.

— У меня есть предложение и к тебе, и к… остальным членам совета директоров.

— Интересно…

— Это я его ещё не озвучил, — Даниил откинулся в кресле, тщательно изучая оппонента. Герман сидел свободно, не демонстрируя никаких эмоций. — Мне не нужна вражда.

— Уверен, в ней никто не заинтересован. И я в том числе.

— Не сомневаюсь. Я знаю, кто помог мне прогуляться по лесу.

— В компании с будущей женой? — вот теперь Герман все-таки улыбнулся, хотя выражение глаз и не изменилось.

— Свежий воздух, комары… Романтика. Ну, как тут не влюбиться? Но это отвлечение от темы.

— И у тебя есть доказательства? — Герман не хуже самого Даниила понимал, что если Астахов захочет их найти — найдет. Но тогда плохо будет всем…

— Будут.

— Воля твоя. Что именно ты хотел предложить?

Падающий косой луч солнце прошелся по изрядно посеребренной шевелюре Николая, в которой за последние несколько месяцев прибавилось седых волос.

— Мир. И компромисс.

Против этого решения выступало мужское эго, зато положительно высказывался здравый смысл. Для Даниила не проблема решить вопрос с Маратом самому, но тогда, вольно или нет, но они с Соней окажутся втянуты в бандитские разборки. Не для того он лишил себя удовольствия лично удавить эту гниду, чтобы приобрести такие проблемы в дальнейшем.

— Я не стану ничего искать, выяснять и требовать компенсации, взамен же, в качестве ответной услуги, один рецидивист должен сесть. Надолго.

— Забота об общественном покое очень похвальна. А за ним что-нибудь есть? — Николай чуть нахмурился, но медленно кивнул.

— Думаешь, если поискать, не найдут? — несмотря на распоряжение, в дверь постучал какой-то камикадзе. — Секундочку.

Быстрая проверка выявила, что дерзнувшим нарушить начальственный покой оказался Димка. Ладно, он второе лицо организации, не особо и не пустишь в кабинет, так что вины Славки тут нет.

— Николай Петрович, — младший брат уважительно кивнул гостю. — Не возражаете, если на минутку отвлеку Даниила Александровича?

Герман не возражал, о чем тут же и сообщил.

— Что такое? — Славика на рабочем месте не было, так что говорить можно было напрямую.

— Егор звонил. То ли им почудилось, то ли в самом деле что-то было, но их кто-то ждал, пытались перехватить.

— Как она? — если с Соней что-то случилось, нахрен все договоренности, он Марата голыми руками порвет.

— Нормально, уже дома, пообещала, что оттуда до твоего приезда не выйдет. Сегодня у её секретарши настойчиво спрашивали, где сегодня будет Софья Андреевна, та и рассказала. Ждали рядом с местом, где должна была проходить встреча.

— Отправил кого-нибудь узнать, что там было?

— Обижаешь. Отправил, жду отчета. Но что-то подсказывает, что Золотце вряд ли ошиблась, — Димка тоже выглядел встревоженным, но на брата посматривал с подозрением, слишком нехорошим блеском загорелись глаза.

— Езжай к нам, пока отвлеки её, сейчас разгребусь с делами и приеду, — Дан уже взялся за ручку двери, зная, каким будет дополнительное условие.

— Все нормально?

— Пока нет, но будет.

Особой наивностью Астахов не страдал (как и не особой, впрочем, тоже), потому прекрасно сознавал, что Соня не сможет полностью расслабиться и чувствовать себя уверенно, пока есть вероятность возвращения Марата. Но теперь понял окончательно, что длительная отсидка не выход.

— Можно вопрос? — Герман не сдвинулся с места, даже смотрел все на ту же стену с какой-то абстракцией, присобаченной дизайнером два года назад во время ремонта. Дана она не раздражала — светлые пастельные оттенки, которые для него не означали вообще ничего. Ну, или творческого воображения не хватало.

119
{"b":"222002","o":1}