ЛитМир - Электронная Библиотека

Переодевшись в более подходящий для предстоящего шоу наряд, Соня спрятала передатчик в накладной карман удобных брюк, не собираясь рисковать и оставлять его в комнате. Понятно, что для Даниила это просто способ развеяться, но раз уж подписалась на такое, нужно отблагодарить хозяина за гостеприимность и устроить ему достойное развлечение. И начать стоит, пожалуй, с маленького локального конца света… В почти прямом смысле этого слова.

Через три часа

— Я не знаю, что эта… сделала с распределительным щитком, но электроснабжение у нас сейчас от генератора, — Димка уже перестал психовать и теперь тоже с любопытством и предвкушением ждал, что ещё выкинет эта моль. Называл он её так за мелкие размеры и причиняемые крупные разрушения и проблемы.

— Ну, не сожгла же она его, — Даниил, который не ожидал настолько быстрого развития событий, сейчас крутился в кресле, пытаясь вспомнить — сохранил он документ до того, как вырубился свет или нет? По всему выходило, что тут второй вариант ответа.

— Нет, он вообще выглядит, как новый. Только не работает, — младший брат улегся на диване, свесив через подлокотник ноги, и задумчиво уставился в потолок. — Если так пойдет и дальше, она порушит тебе дом.

— Не успеет. Где она сейчас?

— Окопалась в комнате. Если хочешь спросить, что именно там делает, то сказать не смогу — пока ребята бегали выяснять, что у нас тут за приход Чубайса, твое Золотце успело побывать на пульте охраны и выяснить, где именно в её комнате стоит камера. Короче, видеоряда оттуда у нас теперь нет.

— Что она с ней сделала? — хотя его дом и подвергся такой опасности, но на настроении Дана это никак не отразилось. Наоборот, он с интересом и предвкушением ждал, что ещё учудит Соня.

— Ну, если учесть, что на последней картинке она замахивалась на камеру туфлей… Может, ну её, эту идею с тем, чтобы она работала на нас юристом? Пусть идет ко мне — если не придушу за три дня, станет моим заместителем.

— Обломишься. Пусть пока немного поразвлекается, пар выпустит, наши орлы жирок растрясут. А то привыкли, что у нас тут тишина, скоро на рабочем месте спать будут. Она точно в комнате? Не могла выбраться через окно?

— Обижаешь, за ним пристально наблюдают. Малеев больше не звонил?

— Нет, а зачем? Своё порицание он мне уже высказал, какая теперь разница? Никаких доказательств все равно нет, так что с этим проблем быть не должно.

— Странно, с чего он вообще решил, что это мы грохнули Михайлова?

— Ну, не признаваться же, что тот свое отыграл, и его просто пустили в расход. Это уже не наши проблемы. Самое главное — проследи, чтобы Золотце случайно не удрала и не искалечилась. И не нужно ей видеть с Герман. Надеюсь, хоть Алёна нормально сидит у себя и никуда не рыпается? — старшему надоело устраивать себе карусель, поэтому Даниил прошелся до окна. Во дворе было все тихо. Пока.

— Да, она что-то там в ноутбуке копается.

— Вот и хорошо, не хватает только и эту по всему острову ловить. Но ты все-таки посмотри, чем занята Соня. Не хотелось бы, чтобы она из подручных средств соорудила какой-нибудь гранатомет.

Похоже, что эти слова бросили-таки тень сомнения на способности подчиненных, потому что Димка резко перестал любоваться потолком и спрыгнул с дивана.

— Схожу я, наверное, проверю… От греха, так сказать.

— Подожди, говоришь, она была в комнате охраны? — Дан весь подобрался.

— Да, а что такое?

— А никто там мобильник или ноут не оставлял?

— Фуф, напугал, блин… — Димка, который после слов брата совсем уж насторожился, немного расслабился. — Не оставлял, я спрашивал.

— Ладно, тогда иди. Если будет что-нибудь интересное, сразу зови.

— Вот не поверишь, но мне так нравилось, когда у нас здесь не было никаких девок и связанных с ними проблем…

— Зато теперь намного веселее, — Даниил, немного подумав, тоже увязался следом за младшим.

Тот отозвался негромкой, но прочувствованной фразой, касательно места, в котором он видел такое веселье, и особы, его обеспечившую. Правда, справедливости ради, не забыл и главного идейного вдохновителя вспомнить хоть и коротким, но емким словом.

Не успели они выйти в коридор, как оба насторожились и принюхались.

— Твою мать, она что — устроила пожар?! — Димка тут же гавкнул в рацию, чтобы охрана осмотрела все помещения.

В воздухе ощутимо тянуло какой-то едкой вонью, которой и сравнения-то было не подобрать. Но пожарная сигнализация не срабатывала, что довольно странно. Только Астаховым было не до выяснения такой мелочи. Может, из-за отключения электроэнергии там что-то закоротило, всякое бывает.

— Давай вниз, я посмотрю, может она что-то подожгла в комнате, — Даниил понесся к обители Сони, внутренне приготовившись свернуть девчонке шею за такие выкрутасы. Хотя и не придерешься — в пари было условие выбраться из дома, а если она его сожжет, то и проблемы-то как таковой нет.

Димка с топотом и громким сравнительным анализом сложившейся ситуации убежал по лестнице, заорав на кого-то из подчиненных, попавшихся на пути.

— Какого хрена вы не чешитесь, когда она тут устроила партизанское движение?!

Ответ Даниил не расслышал, потому что уже дергал ручку Сониной двери. Естественно, та была заперта.

— Золотце, быстро открывай!

Глубокомысленное и абсолютное молчание с той стороны навело на определенные подозрения, поэтому мужчина не став долго раздумывать, со всей дури пнул дверь ногой. Замок, хоть и был не самой хлипкой конструкции, перед превосходящими силами противника бесславно пал и сломался.

Как он и подозревал, в спальне никого не было, только занавески колыхались под легким сквозняком, да приоткрытая решетка вентиляции давала полюбоваться на какую-то фиготень, медленно тлеющую и распространяющую по дому удушающие миазмы. Что самое обидное — в комнате почти не воняло, Соня создала такие условия, чтобы тонкую струйку дыма полностью уносило при помощи тяги.

Схватив первую попавшуюся под руку тряпку — похоже, это было что-то из одежды пленницы — Астахов, мигом завернув в неё отчаянно воняющую дымовуху, выбросил этот комок в окно, создав ажиотаж и волнение у дежурящей там охраны.

Следующий двадцать минут вся мужская популяция дома (Нелли Павловна невозмутимо продолжала крутиться на кухне, а Алёна Герман, не ведающая о масштабе грозящей катастрофы, сидела в комнате) искала поджигательницу. К сожалению, безуспешно. Ни одна камера не зафиксировала, как и когда Соня успела выбраться из спальни, но, на всякий случай, окно в её комнате Димка лично заколотил гвоздями-"двухсотками".

— Мы все перерыли, но её нет, — саданув последний раз молотком, чудом разминувшись со своим пальцем, младший брат отошел, чтобы полюбоваться работой. — На пристани она не появлялась, вертолет тоже на месте, значит, где-то отсиживается. Или решила заранее утопиться, но вряд ли — такие не горят и не тонут. Умная стерва… Только из-за этого, когда найду, убью быстро.

— Сам же хотел подчиненным учения устроить, — Дан пролистал лежащие на столике бумаги. Остатки после изготовления дымовой шашки, скорее всего. Что за пластиковую ерунду она в них завернула, установить не удалось, но провоняло полдома. — Вот и наслаждайся.

— Да я прямо тащусь, разве не заметно? — пристроив орудие труда на подоконнике, Димка уселся в кресло. — Зачем она это сделала? Детство в заднице заиграло?

Старший брат бросил листы обратно на стол и быстро пошел к двери.

— Когда отрубилось электричество, она побывала в комнате охраны.

Младший, не поняв такой реакции, тем не менее, порысил следом.

— И что?

— Единственное место, которые мы не проверили — мой кабинет.

Она была там. Девушка с независимым видом сидела в кресле за его столом, без злорадства и ехидства глядя в глаза влетевшему хозяину помещения.

— Прошу прощения, что без разрешения, но все были так заняты, и я не стала отвлекать… — Соня попыталась подняться, но опустившаяся на плечо тяжелая рука надежно придавила её к сиденью.

23
{"b":"222002","o":1}