ЛитМир - Электронная Библиотека

— Сомнительно, но принимается, — Даниил оттолкнулся от камня и выпрямился, чем заставил Маркевич нервно вздрогнуть. — Раз ты предложила компромисс, то тебе первой и озвучивать условия. Да, кстати, а тебе не жалко было подставлять девушку, которую просила связаться со своим Кириллом? Она ведь ни в чем не виновата, но пришлось сделать внушение… Естественно, никому звонить не станет, так что только зря подвела человека.

— На войне бывают случайные жертвы, — Соня только грустно качнула головой, но раскаивания на её лице он не увидел.

— Прагматично, но справедливо. Итак, чего ты хочешь?

— В идеале — убраться отсюда, и больше никогда не видеть ни этого острова, ни тебя. И не надо так усмехаться, я знаю, что эта мечта утопична. Поэтому предлагаю перевести все в деловое русло. Тебе нужны мои умения, мне — гарантия, что за какой-то проступок не свернут шею и не подставят. В других условиях, если бы я не участвовала в операции, благодаря которой ты лишился крупной суммы, а потом не начал меня пугать и ловить, у меня не было бы и сомнений, сотрудничать с тобой или нет. Но сейчас…

— Сейчас я могу сбросить тебя с этого уступа, вздохнуть спокойно и пойти домой.

— Не спорю. Но вряд ли станешь, — Соня перестала строить из себя суицидницу, но и далеко от края не отходила, сделав всего пару шагов в сторону Даниила. — Ты ж меня эти дни изучал, как под микроскопом. И если ничего не сделал за устроенную энергетическую катастрофу и небольшой пожар…

— Электричество починили через час после того, как ты покопалась в щитке. Пожарная сигнализация настроена на показатель "дым" и "открытый огонь". В обоих случаях просто не мешали. Мало ли, зачем тебе нужна была такая ситуация…

Маркевич мысленно выматерилась, что за ней водилось крайне редко, но сдержаться смогла. А она-то уже губы раскатала, что смогла сделать и Астахова, и его братца, и всю охрану… Неприятно чувствовать себя мартышкой, корчащей рожицы в зеркало, которое на самом деле является односторонним стеклом.

— Могу только позавидовать такой слаженной работе коллектива.

— Дело долгих лет, — а вот Даниил улыбку скрывать не стал. — Не расстраивайся, ты прошла намного дальше, чем девяносто девять процентов людей, случись им оказаться в такой ситуации. Я признаю твои таланты, и хочу кое-что предложить. Работать ты на меня все равно будешь, другой вопрос — добровольно или по принуждению. Меня больше устраивает первый вариант, но, если выбора не станет, вполне удовлетворюсь вторым.

— И на каких условиях? — ну, наконец-то, перешел ближе к телу. Причем, во всех смыслах — непонятно как, но между ними осталось метра три свободного пространства. Когда он успел настолько приблизиться, Соня не поняла, но чуть отступила.

— Финансовую сторону вопроса обсудишь с моим начальником отдела кадров, а вот правовую я тебе обрисую сам. То, что будет написано в контракте, это все красиво и серьезно звучит, но сути не передает. А она просто и незатейлива — попробуешь начать работать ещё на кого-то, очень сильно пожалеешь. Деньгами и прочими благами не обижу, но попытку предательства не прощу.

— Справедливо, — Маркевич и сама не любила двурушничества, потому вразрез с её моральными принципами это не шло. — Надеюсь, после того, как мы обговорим все условия, больше быть здесь почетной гостьей мне не придется?

— Это мы решим в отдельном порядке. Но пока я не буду уверен в твоей лояльности, придется посидеть здесь. Работать сможешь и в удаленном доступе, все, что нужно, тебе привезут.

— За хорошее поведение ты меня будешь катать на вертолетике и издали, чтобы Боже упаси, не убежала, показывать город? — это ей не нравилось совершенно, но если Астахов будет настаивать, придется согласится. Есть и более принципиальные вопросы.

— А за отличное — ещё и бинокль дам. Твою безопасность я гарантирую. Есть ещё невыясненные моменты?

— Куча, но их можно решить и попозже. Итак, когда я увижу договор?

— Как только юрист его составит. А сейчас предлагаю скрепить его рукопожатием, — Астахов протянул ей ладонь, предлагая не только жест мира, но и помощи — слезать с облюбованного ею камешка было высоковато.

Соня пару секунд поколебалась, но оперлась на него, осторожно спускаясь с уступа.

— Спасибо за помощь и терпение.

— На здоровье. Кстати, хочу тебе кое-что показать, — Даниил, не отпуская её пальцев, вытащил второй рукой из кармана брюк мобильник, в котором Маркевич узнала свою собственность. — Позвони кому-нибудь.

Девушка не совсем поняла, зачем он это делает, но все-таки ткнула в номер их офиса. Нужно же заодно узнать, что там сделал с оставшимися вещами арендодатель. Но телефон на попытки дозвониться отвечал только надписью "Соединение разорвано".

— Здесь стоит оборудование, гасящие все сигналы, кроме тех, которые идут по определенной линии. Твой маячок не работал.

— Но тогда зачем…?! — вот сейчас у неё просто слов не хватало. Ведь получается, что Астахов изначально контролировал почти все её движения и никакого не то что ущерба, а просто мелкого вреда она не нанесла. Ну, кроме, разве что, провонявших вещей.

— Затем, что я предпочитаю решать вопросы мирным путем. И только, если не получается, применяю силу, — Даниил, не обращая внимания на не самый радужный настрой спутницы, поцеловал её запястье и потянул в сторону дома. — А теперь пошли мириться с охраной. Ты досталась слишком дорого, чтобы дать кому-нибудь из них прибить тебя ради морального удовлетворения.

Пока он вел её в свою обитель, Соня мысленно успела высечь себя за самомнение и отсутствие реального взгляда на вещи. Ведь мелькала же мысль, что все получается даже легче и проще, чем она думала сначала. Так нет, все списала на свои способности, а не на коварство противника.

Да… Щелчок по носу получился демонстративный и болезненный, стоит это признать прямо. Хотя отсутствие злорадства в словах Даниила и не лило бальзам на душу, но хотя бы унижение не было полным и беспросветным. Значит, это братцы так развлекались. Нехило…

— Почему никто меня не остановил, когда я пробралась в кабинет? — девушка не стала отдергивать ладонь, хочется ему вести её за ручку, как дитя неразумное, пусть.

— Потому что это было единственным, чего не учли и не предусмотрели, — Астахов немного замедлил шаг, заметив, что Софье приходиться спешить, чтобы успеть за ним. — Но охрана по шапкам за это уже получила, так что подобного не повторится. А где ты научилась таким диверсиям? Не похоже на поведение домашней девочки.

Соня внутренне немного напряглась, но только легко улыбнулась.

— Я была хулиганистым ребенком, а друзья во дворе и не такому научат.

— Какой у тебя был интересный двор…

— Советское детство и не к такому готовило, — Маркевич теперь думала, как бы ненавязчиво перевести разговор с темы её прошлого. Потому впервые за все время знакомства обрадовалась показавшемуся впереди Димке, как родному.

— Жива ещё…

Похоже, с радостью она все-таки поспешила.

— Я произвожу впечатление человека, торопящегося на тот свет?

— Честно? Да, — младший Астахов замер прямо перед ней, засунув руки в карманы джинсов и осматривая девушку подозрительным взглядом. — Иначе не стала бы соваться в ту авантюру.

— Дим, хватит, — Даниил явно не собирался оставаться статистом. — А теперь поприветствуй нашу новую сотрудницу Софью Андреевну.

Сотрудница выдала лучшую улыбку, немного напоминающую оскал, и, ухватив кончиками пальцев свободной руки край своей рубашки, изобразила книксен.

— Ё-моё, теперь и на работе никакого покоя не будет… — не похоже, чтобы его сильно порадовала или вдохновила новость дня. — Давай договоримся сразу — ты не лезешь в мои дела, ведешь себя хорошо и тихо, и за то будешь жить долго и счастливо.

— До самой своей смерти? — если с Даниилом особо не поспоришь, все равно победа весьма сомнительна, то с его братом вполне можно позубоскалить. Все-таки старшему природа отсыпала харизмы и внутренней силы намного больше, и в его присутствии Маркевич почти всегда чувствовала себя неуютно. — Я предлагаю более простой вариант — мы не терроризируем друг друга, а вместе, дружным и слаженным коллективом, трудимся на благо общего дела.

26
{"b":"222002","o":1}