ЛитМир - Электронная Библиотека

— Суханов сейчас в районе порта, встречается с кем-то из клиентов. Девка окопалась в офисе, никуда не выходила, наши ребята её пасут, — Дмитрий Астахов с комфортом откинулся на спинку кресла и рассматривал старшего брата, который в это время сосредоточенно копался в компе.

— Странно… — Даниил отвлекся от основного развлечения и задумчиво посмотрел за окно. Начавшийся пару часов назад мелкий дождь перешел в ливень.

— Что именно?

— Она не поддалась на провокацию, — Астахов-старший перевел взгляд на Димку. — А судя по тому, как именно нас сумели кинуть, это точно не первый раз. Тогда почему не прореагировала?

— Может, ещё не знает, кого конкретно лохонули? Ну, или настолько уверена в том, что прикроют…

— Сомневаюсь. Отправь ребят к ней в гости. Пусть не пугают и ничего не делают, просто проверят, на месте ли, — мужчина, потеряв интерес к обсуждаемой теме, снова увлекся документами.

— Ладно, — Дмитрий быстро передал архаровцам просьбу начальства и задумался. — Наши смогли сказать, как именно они все провернули?

— Точно это знает только та самая Софья Андреевна. Вот и хочу с ней пообщаться. Тогда и поймем, как именно она будет компенсировать ущерб.

— Слушай, но это же даже в чем-то гениально… Заставить нас выкупить нашу же собственность. Что ты с ними собираешься делать? — утомившись рассматриванием невозмутимой маски на лице Даниила, младший брат прошелся по кабинету, бегло просмотрев корешки книг в шкафу и тронув стоящую тут же вазу с цветами. Неизвестно, с чего домработница вынесла уверенность в необходимости присутствия этого благоухающего веника, но хозяину помещения было на это как-то ровно, а Нелли Павловну все слишком уважали, чтобы задать такой вопрос.

— Ещё раз все перепроверить, но, получается, нас уделали. Если не сможем доказать, что тендер был проведен правильно, значит, претензии справедливы. А если учесть, что Минобороны сейчас и не материт только ленивый, огласке предавать не станут.

— Получается, специально ждали, пока не только оформим все бумаги, но и начнем строительство. Суки…

— Зато свежо и оригинально, — Даниил забросил свои изыскания в компьютере и поднялся. — Если бы выдвинули требование освободить территорию раньше, запросили бы меньше денег. А теперь, хочешь или нет, но отбивать вложенное надо. Поэтому выкупать придется.

— Нехорошо, — младший брат недовольно стряхнул с лацкана пиджака непонятно как попавшую туда пыльцу. — Прецедент получается. Кто-нибудь может попробовать повторить.

— Именно поэтому и хочу, чтобы с этой Маркевич глаз не спускали. Я тут кое-что об этой паре узнал — мозг там именно она. Так что девочка не только отработает долг, нас ждет длительное и плодотворное сотрудничество.

Ответь Дмитрию помешал телефонный звонок. И пока он слушал доклад подчиненного, Даниил сразу понял, что новости будут нехорошими.

— Эта стерва удрала. Машина осталась на парковке, но в офисе её нет. Ребята сейчас ведут по мобильнику, она уже на другом конце города. Чего ты так довольно лыбишься?

— Значит, я не ошибся, — Даниил и в самом деле расстроенным совершенно не выглядел. — Если сумела уйти от нашей охраны, выходит, не безнадежна…

— А мобильник эта небезнадежная почему не отключила? — выдав распоряжение отловить, но вреда пока не причинять, Димка тоже впал в размышления. — Интересно, дома появится?

— Вряд ли. Но, на всякий случай, наблюдение поставь, кто знает, может и затоскует по любимой сумочке. Женщина все-таки.

— Все зло от баб.

На этой жизнеутверждающей ноте младший из братьев отправился координировать работу отлавливающих неведому зверушку, а старший, распорядившись сразу после поимки представить девушку пред светлы очи, снова погрузился в дела.

Естественно, убегательный запас наличия зонтика не предусматривал, поэтому в маршрутку Соня влетела насквозь мокрая, стучащая зубами и злая. Оплатив проезд, она уселась так, чтобы привлекать как можно меньше внимания. Хотя, на шмыгающую носом скромно одетую девушку никто и не смотрел. Уже хорошо.

Выждав момент, когда микроавтобус заполнится до отказа, Маркевич, протискиваясь к выходу, как бы невзначай провела рукой возле приоткрытого рюкзака стоящего перед ней парня, после чего спокойно вышла на остановке и, пересев в другой транспорт, устремилась в место, которым некоторые особо впечатлительные жители пугали своих детей.

Сама Соня в микрорайоне Чуркин бывала несколько раз, но тех самых гопников, которые и прославили его на весь город, не встречала. То ли просто их пути ни разу не пересекались, то ли она их внимания не привлекала, но именно тут вполне можно отсидеться пару дней и решить, как именно добраться в Хабаровск. В том, что Кирилл найдет, как покинуть город, она не сомневалась, но вот этот звонок… Не нужно быть гением, чтобы понять — их провоцируют. Ну, значит, нужно поддержать игру, пусть обездоленный их стараниями Астахов получит удовольствие от этих догонялок. Должен же человек испытать хоть какое-то удовлетворение.

Панельная девятиэтажка, расположенная на крохотном пятачке между забором какого-то умершего своей смертью заводика и обнесенным колючей проволокой очередным строением доблестных защитников рубежей Родины, выглядела так, что хотелось просто закрыть глаза и забыть об этом месте, как о страшном сне. Хотя, как утверждали знающие люди, тот, кто когда-либо жил в "гостинке", мог не страшиться ничего, включая второго великого потопа и третьей мировой.

О снимаемой здесь квартире не знал даже Кирилл. Не потому, что Соня ему не доверяла, просто перестраховывалась. Этакое тайное гнездышко, где она может отсидеться, не привлекая внимания. Хотя договор на аренду подписала почти год назад, в квартире она была только однажды — прошлой осенью. Но ключи всегда носила с собой, мало ли что… Вот и пригодились.

Грязный подъезд с уже привычной росписью на стенах в исполнении местных "граффитистов", у которых по ИЗО был явный неуд, заплеванной лестницей и стойким ароматом кошек не особо вдохновлял на длительной пребывание в этой обители, но деваться некуда — домой возвращаться нельзя ни в коем случае, да, в принципе, и незачем. Квартира, в которой они с Киром жили — съемная, машина тоже взята напрокат. А жалеть об одежде и прочих мелочах бессмысленно, главное выкрутиться, а там купит себе новые.

Неприметная металлическая дверь, выкрашенная в коричневый цвет, гостеприимно распахнулась, пропуская Соню в восемнадцатиметровое роскошество. Содержало оно продавленный диван, шкаф, к которому подходить ближе, чем на полтора метра не рекомендовалось — если, конечно, в ближайшие планы не входила героическая смерть под рухнувшими на голову дверцами, и уютный пылевой ковер, ровным слоем раскинувшийся по всем доступным поверхностям. Но девушку не смутила откровенная убогость представшей картины. Зато надежно, и никто не подумает, что Маркевич, которая всегда выглядела неброско, но дорого, может жить в таком клоповнике.

Тщательно закрыв все замки и проверив помещение, Соня поспешила в ванную. Хотя назвать так закуток, с трудом вмещающий самую узкую душевую кабину, унитаз и примостившуюся почти над самым клозетом раковину, у неё бы язык не повернулся.

Хотя холод пробирал уже до костей, врожденная брезгливость не позволила сразу полезть греться под горячую воду, и девушка следующий час драила временно вверенное ей жилище. И только собрав на свою мокрую одежду почти всю пыль и грязь, она встала под теплый душ. Заледеневшие пальцы ног начало колоть и жечь, но она стойко терпела, ожидая, пока согреется все тело.

Закутавшись в вытащенное из притаившегося на антресолях пакета большое полотенце, Соня устроилась на диване, который так и норовил впиться в самые сочные части тела выскакивающими из-под обивки пружинами. Ещё один припрятанный кейс с кодовым замком содержал то, в чем она нуждалась больше всего — новые документы, немного наличных денег и ноутбук.

3
{"b":"222002","o":1}