ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не думаю, что у них есть следопыт в команде, но будет лучше, если немного пройдем по воде, а потом уже двинемся дальше.

— Куда? — глубоко и медленно вдыхая, чтобы от гипервентиляции не закружилась голова, девушка с любопытством огляделась и невольно залюбовалась зарослями дикого винограда, который, карабкаясь по деревья, создал почти непроходимые заросли. — Или это военная тайна?

— Ну, мы с тобой сейчас, как Чук и Гек, какие могут быть секреты? К побережью. Там Димке нас будет проще всего найти, да и связь должна появиться.

— А как ты определяешь, где оно?

— По течению реки.

— Черт, не подумала…

А ведь это элементарно — все реки куда-то впадают. А у них в регионе выбор у водяных артерий невелик, все едино бежать к Японскому морю.

— Немного остыла?

Пока Соня изучала растительность, Дан примерился, как они будут спускаться. Насчет реки он погорячился, скорее, это был довольно широкий ручей. Остается надеяться, что он куда-то все-таки впадает, а не снова уходит под землю.

— Нет, и надеюсь, что остывать начну не скоро. Может, поищем более пологий спуск? А то тут лететь и лететь…

Девушка осторожно наступила на край обрыва и, вытянув шею, посмотрела вниз. Не Марианская впадина, конечно, но и этих нескольких метров вполне хватит, чтобы что-нибудь себе сломать.

— Тут хотя бы есть деревья, можно придерживаться… Ладно, давай немного пройдем, может, там склон чуть ниже.

Но и через несколько сотен метров картина не изменилась — все те же подмытые берега, поросшие кустами и заплетенные лианами, мерное журчание внизу и гудящее облачко кровососущего гнуса. Хорошо, хоть не слышно признаков погони.

— Здесь будет проще всего перейти, так что дальше тянуть не надо.

— Поняла…

Мочить ножки в студеной водице очень не хотелось, но выбора-то нет, поэтому Соня первой полезла с кручи. Хотя склон и уходил чуть ли под семьдесят пять градусов, но, цепляясь за свешивающиеся ветки деревьев и плети дикой малины (ладони были этому особо рады), трудностей не возникло. Ровно до середины пути. А потом нога все-таки поехала, и девушка, отчаянно размахивая руками и извиваясь всем телом, попыталась вернуть утраченное равновесие. И, скорее всего, у неё бы получилось, если бы Даниил не решил проявить джентльменский характер и не ухватил её за шиворот куртки. Этого не ожидали ни сама Софья, кое-как замершая едва ли не в позе приветствия солнца, ни куртка. Ткань ответила тихим треском, когда Астахов сходу попытался оторвать воротник, а вот Соня — мычанием и сдавленным визгом, поняв, что они сейчас полетят вниз всей скульптурной композицией.

Правда, кувыркались они недолго — там и лететь-то оставалось всего метра три, но утоптанный какими-то копытными бережок, который, видимо, служил водопоем всем окрестным оленям и косулям, был довольно влажным, поэтому Соня вляпалась обеими ладонями в плодородную грязь. И, опять-таки, исходя из популярности данного места, наверное, ещё и хорошо унавоженную.

К счастью, Даниил следом не приземлился, потому что такого финала их произвольного выступления она бы не выдержала.

— ***.

Маркевич даже забыла все, что хотела сказать о мужчинах, которые лезут помочь, когда их не просят. До этого момента она никогда не слышала от Астахова даже просто грубого слова. Нет, то, что он их знает, она как-то не сомневалась, но чтобы начал говорить матом…

— Что случилось? — девушка стряхнула налипшие на пальцы черные комья, сполоснула руки в ручье, до которого не долетела каких-то пару десятков сантиметров, и только потом повернулась к Даниилу.

Он сидел в паре метров от неё. Хотя, скорее, не сидел, а полулежал, откинув назад голову и положив обе ладони на правую ногу. Грязь и разводы всевозможных оттенков зеленого покрывали и его, так что хотя в этом отношении Соне было не так обидно.

— Я отбегался.

— В каком смысле? — не став подниматься, Софья на четвереньках подползла к Астахову. — Ты можешь сказать по-человечески?!

— Могу, — он приподнялся, но говорил, стискивая чуть побелевшие губы. — Колено вывихнуто. В лучшем случае.

Что означает худший, она поняла сразу. Или сломано. И что теперь делать?

Девушка уселась рядом с ним, не пытаясь ни помочь, ни уйти, только прижав кончики пальцев к своему лбу.

Её медицинские навыки исчерпываются отработкой ссадин и перевязыванием порезанного пальца, а тут серьезная травма. Хотя, если он ей поможет, может и получится.

Астахов в настоящий момент хоть и союзник, но все равно гораздо ближе к врагу, чем к другу. Да и сопротивляться сейчас не сможет — стрелять в неё не станет из опасения привлечь внимание, а догнать теперь точно не в состоянии.

Но он проявил к ней намного больше снисходительности и внимания, чем любой другой, оказавшийся на его месте. Там, на острове, её не то, что никто не попытался изнасиловать или ударить, чего она внутренне ожидала и боялась, а даже особо не грубил. Ну, кроме Димки, и тот только один раз.

Идти по лесу с человеком, который не сможет сам передвигаться, просто пытка — он слишком тяжелый, чтобы Соня могла его почти нести на себе, а переползая с его скоростью, к людям они выйдут как раз к началу осени.

Но она совершенно не ориентируется в лесу и вполне может заблудиться, свернув куда-то не туда. Река, конечно, прекрасный ориентир, но и она может петлять, делая круги по десятку километров. Да, вода есть, но без еды Маркевич долго не протянет.

Только все это ерунда. Выживет. Назло всем, но выйдет и начнет все с нуля под новым именем и в другом месте. Только никогда не сможет простить себе, что бросила раненого человека в ситуации, когда помощь была жизненно необходима. Эта там, в цивилизации, они могут сдержанно ехидничать и подкалывать друг друга. Там она, не задумываясь, и оглушила бы Даниила, и ногу ему сломала, если бы это гарантировало свободу. А здесь она не имеет морального права оставить его, как ненужный балласт.

— Ты знаешь, как вправлять вывихи? Хотя бы в теории? — приняв решение, Соня перестала закрывать глаза руками и твердо посмотрела на Астахова.

— В теории — да. Хочешь попробовать поработать травматологом? — он подтянулся на руках и сел прямо, зашипев сквозь зубы, когда ткань джинсов сдавила больное место.

— А у меня есть выбор? — она потянула за ручку своей, надетой на него, сумки, без слов прося нагнуть голову.

— Ты можешь уйти, — вот сейчас он как-то странно её рассматривал, как будто препарировал взглядом.

— Могу, — порывшись в косметичке, Софья нашла блистер с препаратом, столь необходимым девушкам в дни следования за луной, и вытащила его вместе с бутылкой воды. — Но тогда лишусь возможности получить сатисфакцию за все то время, что ты продержал меня на острове. Две таблетки, только не разжевывай, они горькие.

— Зачем ты это делаешь? — он без вопросов проглотил лекарство и сделал пару глотков воды. — Я сейчас буду тебе только мешать.

— Если хочешь умереть героической смертью под кустом… — она запнулась, пытаясь идентифицировать растение, но потом пожала плечами, расписавшись в ботаническом бессилии. — То кто я такая, чтобы пытаться переубедить? Так нужна моя помощь или нет?

— Нужна.

— Хорошо, тогда снимай джинсы, — Соня тяжело сглотнула, представив, что ей сейчас предстоит. Нет, она не про его полуобнаженный вид думала, давно не девица, и вид мужика без штанов вряд ли смог бы вогнать её в раздумья или краску. Когда у неё получится поставить на место злополучный сустав, нужно будет его зафиксировать. Вот только чем?

— Неожиданно, ну да ладно, — несмотря на сомнительный позитив ситуации, Даниил старался сохранить спокойный тон. И не для себя, а для Золотца. Значит, решила его не бросать здесь. Благородно, хоть и не очень умно. Ладно, о мотивах этого поступка спросит потом, сейчас главное — не потерять сознание от боли, когда новоявленная горе-медичка будет стараться оказать неотложную помощь. Вряд ли коленная чашечка сломана, но и надрыв связок может быть очень опасен, так что лучше не затягивать. Если бы это был другой сустав, например, лодыжка, то вправил бы сам, но этот… Тут без Софьи не справится. — Надеюсь, ты надо мной надругаться не собираешься?

31
{"b":"222002","o":1}