ЛитМир - Электронная Библиотека

— Слушай, я тебе помогаю, хотя, после всего, что было, вполне могла бросить здесь, поэтому можно одну просьбу? Заткнись, пожалуйста. И шагаем дальше в темпе вальса, — а ведь правду сказал, хоть и старался на неё не наваливаться, но легшая на плечи тяжесть самой Софье ни сил, ни скорости точно не прибавит.

— Это уже две просьбы, — Даниил осторожно переступил, проверяя, не рухнет ли Соня, если он на пару секунд перенесет на неё вес. Не рухнула. Более того, даже не поморщилась, хотя заметно было, что она и сама уже устала. — Так какую выполнять?

— Ладно, можешь болтать, только не стой на месте.

Идти, опираясь на её плечо, было, конечно, удобнее, хотя и более унизительно для мужского самолюбия. Ладно, когда выберутся, он постарается компенсировать все физические и моральные лишения Золотца. Только нужно не забыть сразу же предупредить Димку не спускать с неё глаз. Соня запросто может решить, что, помогая ему, полностью вернула долг и теперь свободна. Вообще-то так оно и было, но отпускать её он все равно не собирался. Она же авантюристка по складу характера, и рано или поздно вляпается по самые ушки. Как в случае с ним, например. Так что лучше уж пусть проворачивает свои дела, будучи под его присмотром. Ограничивать он никак не будет, ну, кроме, разве что, совсем уж самоубийственных идей, но так её никто не посмеет тронуть.

— Ты так и не ответила, Кирилл не дал тебе на меня информацию? — Дан никак не мог понять, почему она так держалась за этого придурка. Ладно бы красоты неописуемой или редкого ума мужик… Но ничего такого там и в помине нет.

— Потому что было не до того. Ты же спровоцировал нас, чтобы посмотреть, что будет дальше, — Соня постепенно приноровилась к новому ритму ходьбы. Наверное, дополнительным плюсом был её маленький рост, потому что она была как раз той же высоты, что и удобный для него костыль. Да уж, офигенно лестное сравнение… — Так что искала сама.

— Значит, я был о нем неоправданно хорошего мнения. Не фыркай. Не могу понять, как вас раньше ни на чем не взяли?

— Так, давай сменим тему. Смотри, птички поют, деревца цве… — Маркевич замолчала и расширившимися глазами посмотрела на глубокие продольные борозды, которыми был испещрен ствол липы. Было похоже, что домашняя кошка поточила когти о первое подходящее дерево. Вот только расположены следы были на высоте больше двух метров.

— Спокойно, — Дан сразу понял, почему она так осеклась. — Они старые.

— Да и мы с тобой тоже не первой свежести, — Соня оглянулась, насколько это позволяла рука Астахова, лежащая на загривке. — Получается, что мы идем по тигриной тропе?

— Золотце, шанс встретиться с амурским тигром очень маленький, их осталось всего ничего. Если уж на то пошло, гораздо вероятнее наткнуться на медведя.

— Вот умеешь ты успокоить…

— Серьезно, не переживай, опасность минимальная. И намного реальнее всего остального вместе взятого, что нас догонят плохие дяденьки с автоматами.

Дан выругался про себя, причем, не от боли — с ней он уже как-то немного свыкся, а от нового для него греха — надо же было такое вслух сказать! Софья, конечно, девушка отважная, тут никто и не поспорит, но женский мозг работает по какой-то другой схеме, непонятной остальному населению земного шара, так что лучше не провоцировать.

— Тогда не будем любоваться когтеточкой, а пойдем дальше.

Несмотря на серьезность ситуации и полное осознание глубины и содержимого того, куда они попали, Соня до этого момента была настроена по-деловому и довольно реалистично. То есть — понимала все предстоящие трудности, но не видела ничего невыполнимого в самой идее благополучно добраться к цивилизации. Но вот следы пребывания на этом месте самого крупного местного хищника как-то немного выбили из колеи. Во всяком случае, вполне терпимое настроение существенно ухудшилось.

— Тебе не нравятся кошки? — Дан не стал говорить, что с самого начала старался следить за тем, какие зверьки их окружают, и никакой опасности, как до этого момента, так и сейчас, нет.

— Я их люблю, но только когда кошечка приемлемых размеров и не пытается сожрать своих хозяев, — первый испуг немного отступил и теперь Соня была занята больше тем, чтобы смотреть под ноги — количество колдобин и ямок стало увеличиваться, так что нужно быть осторожнее.

— Тогда почему ты не завела котенка? Ведь во Владике уже скоро два года, вполне можно взять себе зверя.

— Потому что привыкла восхищаться ими на расстоянии. Котенка не оставишь на целый день одного…

Астахов сразу понял, что она хотела этим сказать — и не кинешься в бега, бросив запертого в квартире любимца. Девушка явно пыталась избежать любых привязанностей. Всего, что может помешать быстро и незаметно раствориться в случае опасности.

— А в детстве кошка была?

— С чего тебя это так заинтересовало? — Соня чуть замедлила шаг и подозрительно покосилась на Даниила.

— Сама же попросила, чтобы я не говорил о твоем бывшем, вот и пытаюсь найти другую тему. А ты во всех вопросах стараешься найти подвох?

— В твоих он точно есть… — поняв, что все равно ничего этими переглядываниями не добьется, Маркевич, чуть сдвинула его руку, от которой шее стало уже совсем жарко. — Нет, у меня в детстве не было кошки.

— Почему?

Вот ведь пристал! Соня уже готова была снова попросить помолчать, но потому решила сказать правду, которая ничем существенным ей не грозила.

— У мамы была аллергия на кошачью шерсть. А когда я выросла, стало не до того.

И сразу пожалела, что ответила. Тема её семьи была табу даже для Кирилла, а Астахову зачем-то брякнула…

— Понятно, — он не стал заострять внимание на её словах, но отметил, что сразу после того, как выдала такую "страшную" тайну, мгновенно как-то замкнулась.

Становилось чуть прохладнее, но влажность, казалось, даже усиливается. Похоже, к ночи тут вообще смогут дышать только жаберные. А если учесть, что рядом река, от которой будет подниматься туман…

— Наверное, лучше немного отойти от воды? — Соня крепче обхватила его за талию, чувствуя, что Даниила уже пару раз нехорошо повело.

— Да. Придется ночевать на свежем воздухе, так что нужно заранее выбрать место, — он тяжело сглотнул, но все равно старался со всей дури не наваливаться на Золотце. Она и сама еле передвигается, хотя и молчит. Почти стойкий оловянный солдатик.

— И куда идти?

Вокруг был все тот же лес, разве что не такой непроходимо-густой. Если раньше лес был преимущественно лиственным, то теперь все чаще попадались хвойные. И, судя по высоте, это были кедры. А, может, и что-то другое, на юрфаке курса по эндемическим растениям их региона как-то не вводили.

— Видишь пригорок? — Астахов кивнул вправо.

— Да.

Это был даже не пригорок, а, скорее выход на поверхность скальной породы. Несколько крупных каменей, одна огроменная глыба и россыпь булыжников поменьше. Между всем этим геологическим добром росли все те же деревья и колосилась довольно высокая трава. Разве что по слегка припорошенной землей каменюке ползла только микроскопическая растительность.

— Там будет ветерок, он немного отгонит комаров. И не так сыро.

— Ладно, поверю на слово.

То, как они дошли до маленькой ложбинки образованной той самой глыбой и толстым стволом дерево, Соня почти не запомнила. Но знала точно, что на повторение такого подвига в ближайшее время её не хватит. Иначе тут будет не один, а два инвалида. Потому, когда Даниил выразил непреклонное желание помощь с обустройством ночлега, девушка, с трудом выпрямилась во весь рост, отчего в спине что-то тихо, но зловеще хрустнуло, а в глазах потемнело от усталости, и шансов у Астахова просто не осталось:

— Я понимаю, что ты хочешь помочь. Более того, как мужчина, считаешь себя ответственным за все происходящее. И с последним даже согласна, потому что до сих пор не понимаю, на кой черт было тащить меня в этот медвежий угол на стройку. Но можно сейчас подумать мозгами, а? Если ты потеряешь сознание от боли, я просто физически не смогу тебя куда-то дотащить. Поэтому давай обойдемся без самцовых замашек. Просто скажи мне, что нужно принести, я принесу. А потом хоть шалаш строй, хоть дворец возводи.

34
{"b":"222002","o":1}