ЛитМир - Электронная Библиотека

— Откуда ты знаешь? — версия ей понравилась, но лучше бы уточнить.

— Мы с Димкой в детстве все лето проводили в пионерских лагерях. Там рядом гнездились эти совы. Если посчитаешь, она кричит за минуту тридцать раз. С равными промежутками. Брачная песня, — говорил он отрывисто, потому что на более связную речь уже не хватало сил.

— Понятно, — похоже, что и у Сони образовалась та же проблема. — Зоологи…

Характеристику зоологов она не уточнила, но додумать её было предельно просто.

Под сень своего шалашика они не пришли, а уже пришатались в обнимку, как два подвыпивших гражданина, но стоило сунуться под импровизированную крышу, как девушка отпрянула. Пока их не было, место заняли оккупанты, причем, в таком количестве, что воздух не просто звенел, а вибрировал.

— Нас там сожрут минут за пять, — Соня хлопнула себя по шее, убивая самого голодного и наглого.

— А может, и быстрее, — тем не менее, Даниил первым внедрился на вражескую территорию и клацнул зажигалкой.

— Надо же, ты тут уже и семейный очаг сложил…

Рядом с грудой веток, которая от количества притаившихся в ней комаров разве что не шевелилась, только предупреждающе гудела, был выложен маленький круг из плоских камней с небольшой кучкой сложенных посерединке дров.

— Пытаюсь реабилитироваться… — пламя только с энного раза лениво лизнуло пучок сухой травы и мелкими искорками пробежало по стебелькам, капризно вспыхивая и почти сразу исчезая. Но одна веточка все-таки начала тлеть, давая даже не свет и тепло, а дым.

— Мы так задохнемся, — Соня поежилась от прохлады, и, решив, что гордость это хорошо, а здоровье — лучше, села рядом с Астаховым.

— Зато комары не любят дым. Иначе они вообще спать не дадут, — на уже начавший разгораться маленький огонек легла свежая ветка можжевельника. Густые белесые клубы, тут же окутавшие все живое, несмотря на характерный, довольно приятный аромат, на Маркевич подействовали не хуже, чем на комаров.

— Я на улице подожду, — Соня, кашляя и вытирая слезящиеся глаза, на ощупь попыталась выползти на улицу, но Даниил прижал её в "кровати".

— Нужно, чтобы ты этим пропахла, тогда не будут так кусать.

Судя по сиплому голосу, ему такое окуривание тоже не особо нравилось, но мужчина терпел. И её заставлял — сил отбиться уже не было, единственное сделанное для Сони послабление заключалось в том, что он прижал её лицом к отвороту своей куртки, чтобы дышала через ткань.

Минут через пять такой интенсивной дезинсекции комары, похоже, решили, что связываться с чокнутыми не стоит и стройным клином улетели на поиски более вменяемой добычи. Остались только самые голодные и стойкие, но их быстро перебили.

Софья не стала спрашивать, принял ли он лекарство. И не потому, что было не интересно, раз уж взялась за его лечение, то обязана проследить, в конце концов, мужики, когда болеют, становятся хуже детей. Просто не хотела снова возвращаться к этой теме. Хотя, судя по тому, как резво он скакал, без обезболивающего точно не обошлось.

Вообще, конечно, хорошо, что она поплакала. Хоть стресс немного сняла. И сейчас, пока дышала дымом, вжимаясь щекой в его шею, разложила поведение Астахова по полочкам. Для человека, привыкшего быть неоспоримым лидером и альфой, оказаться в такой ситуации, наверное, почти невыносимо. Она это прекрасно понимала. Вот только один нюанс — он ей никто, и терпеть такое отношение Соня не собиралась. Пусть на свою грудастую брюнетку-любовницу выплескивает психи, а Маркевич на это не подписывалась.

Света от костра было немного, но общие очертания предметов, рассмотреть, конечно, представлялось возможным, поэтому Астахов решил не откладывать последнее на сегодня дело.

— Смотри сюда, — прохладная сталь удобно легла в ладонь, неприятно холодя горячую кожу. — В этой модели автоматический предохранитель объединен со спусковым крючком. Чтобы начать стрелять, нужно нажать одновременно и курок, и предохранитель. Потом снова то же самое. Пока понятно?

— Угу, — несмотря на то, что оружие Соня не любила, но то, как мужские пальцы гладят темный металл, завораживало. Даже след комариного укуса на шее перестал так чесаться.

— Хорошо. Емкость — девятнадцать патронов, есть возможность автоматической стрельбы. Но это тебе все равно ничего не даст, магазин один, менять не на что. Кстати, чтобы его сменить, нужно нажать это, — Даниил показал кнопку слева на рамке. — Он легкий, так что можно стрелять одной рукой. Тебе я бы советовал двумя, отдача не очень сильная, но с непривычки можно получить травму. Здесь есть специальные скобы под пальцы, чтобы рукоятка не скользила по ладони. Человеку целься только в туловище. В голову все равно не попадешь. И подпусти метров на пятнадцать-двадцать. С большего расстояния точно промажешь, а ближе — опасно. В ближнем бою у тебя шансов вообще нет.

Можно подумать, она сама не знает… Рост метр пятьдесят восемь и вес, не дотягивающий до полуцентнера, в этом существенно содействовали.

— А куда целиться зверю? — перед глазами снова встали те царапины на липе.

— А зверю — в воздух. И не дай Бог попасть в того же тигра или медведя, — Даниил все-таки не смог сдержаться и поморщился от прострелившей колено боли. — Убить не убьешь, но если ранишь…

Ну, это она и так знала. Раненый зверь смертельно опасен. Те же амурские тигры очень редко нападают на человека без веской на то причины, но стоит неосторожно выстрелить в него… Н-да, о таком на ночь глядя лучше не думать.

Покопавшись в сумке, Соня нашла смятый пакетик соленого арахиса. И хотя у неё всегда была своеобразная реакция на стресс — аппетит пропадал полностью, съесть хоть что-то необходимо, иначе шансы выбраться отсюда существенно уменьшатся.

— Ешь, — она вытряхнула на ладонь гость орешков и протянула Дану.

— Спасибо, я не хочу, — его от боли и температуры вообще тошнило, так что один только запах заставил тяжело сглотнуть.

— Я тоже не особо хочу, но надо. Мы потеряли соли с потом, нужно восстанавливать, — не самая приятная тема, но в их ситуации не до того. И если придется, она все-таки заставит его хоть немного поесть.

— Сонь… — встретившись с её взглядом, Астахов качнул головой, но несколько орешков разжевал. От соли тошнота немного отступила, хотя и не полностью.

— А теперь нужно поспать, — отряхнув крошки с ладоней, девушка убрала оставшуюся половину продуктового запаса в сумку. Обветренные губы начало жечь, но по сравнению с прочими проблемами это было сущим пустяком.

— Спи, я пока посторожу, — он положил пистолет рядом с их ложем, так, чтобы можно было без проблем дотянуться.

— Ты сейчас просто выключишься, — Соне надоело щадить мужскую гордость, если уж такой баран, то придется объяснять просто и доступно. — Так что смысла в твоем сторожевании нет. А если нас найдут, боюсь, это и вовсе никак не поможет.

— Золотце, я все равно не смогу уснуть…

Дым уже почти развеялся, хотя крепкий смолистый аромат все ещё висел в воздухе.

— Сильно?

— Достаточно.

Черт! Если бы боль была терпимой, он бы так и сказал…

— Сколько таблеток принял?

— Ещё две, — Астахов медленно, словно пытаясь найти положение, в котором боль уйдет, лег на ветки, оставив для Сони приличную территорию слева от себя.

Совсем плохо, это довольно сильнодействующий препарат, и помочь должен был уже давно. Правда, его нежелательно пить на голодный желудок, но раньше времени, чтобы проверить содержимое сумки у неё не было. Ладно, с одного раза язву не наживет, а завтра даст таблетки только после орешков. Но вот согреть его нужно прямо сейчас…

Стараясь не трясти ветки, девушка залезла на лежанку и вытянулась рядом с Астаховым так, чтобы быть чуть выше его.

— Приподними голову, — подождав, пока он выполнит распоряжение, Соня подсунула ему свое плечо вместо подушки. — А теперь повернись на левый бок и положи на меня ногу. Я спокойно сплю, не сброшу. Колено нужно поднять, тогда отек будет не такой сильный.

37
{"b":"222002","o":1}