ЛитМир - Электронная Библиотека

Похоже, маскировка была настолько совершенной, что и здесь её не заподозрили ни в чем преступном, потому из вагона выпустили без каких-либо сложностей. Молодой парень, без слов выпустивший её на перрон под монотонный бубнеж все той же сказки про серого бычка, даже не попытался проследить взглядом, в какую сторону отправилась прокатившаяся "зайцем" пассажирка.

Соня же, не теряя даром времени, вполне бодренько отправилась в кассу унылой будочки, выкрашенной в блекло-голубой цвет.

— Будьте добры, один билет до Биробиджана на ближайший проходящий поезд. Плацкарт, нижняя полка.

Пока кассирша неторопливо перелистывала страницы её паспорта, у Софьи даже появились подозрения, что человек, делавший ей документы, соврал. Он-то утверждал, что к ним не придерешься. Но, повертев документ в пухлых пальцах, унизанных кольцами с крупными полудрагоценными камнями, женщина вернула бордовую книжечку вместе с билетом, чем вызвала облегченный, хоть и замаскированный вздох.

— Отправление через два часа восемнадцать минут, — просипела кассир в громкоговоритель и окончательно перестала обращать внимание на Соню.

Девушка такой от немилости ничуть не оскорбилась, отправившись пока осматривать окрестности. Ничего примечательного она тут не нашла, зато подружилась с большой лохматой собакой, с которой поделилась припасенным в дорогу бутербродом.

Время в общении с блохастым созданием прошло очень быстро, и, садясь в вагон, прицепленный сразу за судорожно пыхтящим локомотивом, решила, что, как только они с Кириллом выберутся из этой нехорошей ситуации, поставит четкое условие — больше с такими делами они не связываются. Ну его, этот экстрим, заработанного хватит на несколько лет хоть и не роскошной, но вполне обеспеченной жизни, а им уже пора думать о семье и детях. В конце концов, ей меньше, чем через полгода стукнет двадцать девять, достаточно уже танцевать с законом. И обязательно заведут собаку. Такую вот большую, мохнатую и слюнявую.

Устроившись на своем месте и дождавшись, пока состав наберет скорость, Соня уселась так, чтобы солнце, немного тускловато просвечивающее сквозь немытое стекло, грело лицо и плечи. Так приятно после Владивостокских туманов и мороси… В конце концов, она задремала, хотя постоянно вскидывалась от малейшего шума. А если учесть, что по вагону постоянно кто-то ходил — то по неотложным нуждам организма, то желая облагодетельствовать скучающих пассажиров сушеной рыбой и сувенирными магнитиками — больше издергалась и заработала головную боль, чем отдохнула.

Именно поэтому прибытие в Хабаровск порадовало девушку, как никогда раньше. Заверив попутчиков, что не заблудится и не пропустит отправление, девушка вышла на перрон, вроде как, погулять. И, смешавшись с толпой, не поднимая головы, прошла через здание вокзала, после чего растворилась на людной площади.

Сегодня возле белоснежного храма, чьи золотые купола отражали свет и заставляли щуриться, было особенно многолюдно. Дмитрий Астахов в православии, как впрочем, и в других религиях, оказался несилен, но становящаяся с каждой минутой более плотной толпа все сильнее раздражала молодого человека. Настолько, что он решил отзвонить брату раньше времени:

— Нашел? — Даниил, как и всегда, был предельно спокоен и лаконичен.

— Хрен там. Сегодня какой-то праздник, здесь не протолкнуться. И все женщины в платках, мне теперь каждой заглядывать в личико?

— Ну, загляни, — судя по ленивому смешку, мужчина не впечатлился его горем. — С Суханова глаз не спускали, и он подозрительно долго терся возле этой церкви. Точно не мог её предупредить?

— Вряд ли.

— Тогда почему не стал дожидаться, а ушел?

— Может, оставил сообщение. Или просто на разведку приходил.

— Будем надеяться, что это не так. Так что проверь всех, но найди её. Тем более, что ты мне все равно проспорил.

— Так и ты не выиграл, — Димка опустил на глаза солнцезащитные очки, стараясь не особо откровенно пялиться на прихожанок. В смысле красоты и прочих прелестей они его не интересовали, для него в этом смысле было два эталона — жена Таня и дочь Машутка. Но из-за этой заразы Маркевич идея с внеплановым отпуском оказалась похерена, что хорошего настроения ему совсем не прибавило. Конечно, он может уехать в любой момент, но одно дело просто воспользоваться своим положением и близостью к монаршему телу, а совсем другое — выиграть у Даньки спор. — Может, просто следы путает?

— Может. Но ты все равно проверь.

Выругавшись про себя — хоть и был атеистом, но сквернословить на территории храма не решился — Дмитрий отправился на поиски девчонки. Вот уж, действительно, поди туда, не знаю куда, найди то, не знаю, что. И как её узнать, если эта зараза снова сменила внешность?! Ладно, молодых женщин тут не так много, сейчас пробежится, на каждую вблизи посмотрит.

Хотя…

А вдруг она замаскировалась как раз под старушку?

Чувствуя, как от усиливающегося шума начинает болеть голова, а желание прибить мерзавку, за которой они всем колхозом охотятся уже пятые сутки, мужчина ввинтился в толпу. Поскольку та перед ним расступалась крайне неохотно, то сразу становилось понятно, что слава Моисея ему не грозила.

Обежав по периметру, а потом и диагональными рисунками всю территорию храма, Дмитрий понял, что находить Софью ему сейчас нельзя. Потому что, если он её отловит, то, наплевав на приказ брата, просто прибьет на месте.

Наконец, вдоволь намотавшись по солнцепеку и переговорившись с тремя такими же "загонщиками", он уже собрался отсюда уходить — похоже, что след был ложным.

И именно в этот момент Астахов-младший краем глаза заметил невысокую хрупкую девушку с покрытой белым платком головой, которая шмыгнула к ступенькам храма. У Димки сразу же сработали рефлексы охотника, но ловить её в тот же момент он не стал — нужно убедиться в том, что это она. Не хватает только поймать какую-то левую девку, которая поднимет визг. Но подозрительная прихожанка вела себя немного странно — вместо того, чтобы кинуться к дверям церкви, спеша приобщиться к благодати, отошла в сторонку и, вытащив телефон, начала в нем копаться.

Это только убедило Дмитрия в неблагонадежности девушки, потому, потихоньку скомандовав подручным, чтобы те сжимали круг, он осторожно, стараясь не выдать собственной заинтересованности, пошел в её сторону. Когда оставалось буквально пара метров, девица вдруг дернулась и попыталась уйти. От резкого движения платок сбился, открывая собранные в хвост темные волосы.

— Стой!

На его окрик обернулось несколько человек, но искомый объект только прибавил шагу и попытался затеряться в толпе. Если бы Димка был здесь один, ей бы, вполне возможно, удалось убежать. Но уж через пару минут девушку поймал один из сотрудников службы безопасности.

Беглянка попыталась сначала просто выкрутиться, а потом закричать, но её оперативно скрутили и заставили замолчать, зажав рот. Дева немного посопротивлялась, но заметив суровые лики тех, кто её обступил, закатила глазки и попыталась упасть в обморок.

— Что за черт..? — Димка кивнул одному из подручных, чтобы тот пока отогнал любопытных и принялся за реанимирование бесчувственного тела. Но стоило стащить с девушки платок и темные очки, как мужчина все-таки не удержался от богохульственного высказывания.

Все, конечно, прекрасно — девушка нужного возраста, роста, телосложения и цветовой гаммы. Одна проблема — Софья Маркевич точно не коренная жительница соседней республики.

Поплескав в лицо невинно пострадавшей от их избыточного энтузиазма вовремя притащенной водой, Дмитрий, заметив, что девушка начала подавать признаки жизни, осторожно усадил её на поребрик декоративного заборчика.

— Вы как?

— Нормально, — бледноватая девица, вытершись собственным платком, обвела обступивших её людей испуганным взглядом. — А вы её братья, да?

— Единоутробные, — до него уже дошло, что не просто так она от них драпала. — А что тебе сказала наша сестренка?

6
{"b":"222002","o":1}