ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Если бы наши тела могли говорить. Руководство по эксплуатации и обслуживанию человеческого тела
Отель
Свергнутые боги
Зубы дракона
Думай медленно – предсказывай точно. Искусство и наука предвидеть опасность
Возвращение
Борис Сичкин: Я – Буба Касторский
Карильское проклятие. Возмездие
Когда говорит сердце

Но сначала нужно отзвонить клиенту и перенести встречу на другое время. Чего ей это стоило — отдельный разговор. Мужчина, который не скрывал недовольства таким изменением делового расписания, почти в хамской манере попросил не пропускать их встречу вечером ради посиделок в кафе с подругами. Но его "фи" не особо расстроило, есть вещи похуже, чем общение с почитателем домостроя.

А вот разговор с блюстителями правопорядка вымотал если не последние, то бОльшую часть оставшихся нервов.

— Так вы говорите, тут она стояла? — служивый сдвинул фуражку на затылок и не спеша прошелся по месту преступления.

— Угу.

Соня уже не так переживала по поводу одежды, и уселась на околоподъездную лавочку. Хотя, стоит признать, двор был вполне приличным, даже чистеньким, так что риск посадить на юбку пару пятен неизвестной этиологии хоть и был, но минимальный.

— А вы её…

— … закрывала. И на сигнализацию ставила. И сигнализация не срабатывала, — девушка, которая уже не злилась, а просто тихо недоумевала, как таких дебилов берут на госслужбу, тряхнула брелком со значком обратной связи.

— А вы одна ночью были?

— Это имеет какое-то отношение к пропаже моей машины? — Маркевич чуть не выронила ключи от неизвестно где находящейся "Мазды".

— Ну, мало ли, вдруг заняты были, не услышали, — похоже, что инспектору отчаянно не хотелось передавать это дело следователям, потому что "висяков" по угонам и так завались, а за это и премии могут лишить.

— Послушайте, — Соня встала и направилась к молодому человеку, который продолжал топтаться на парковке, как глухарь на токовище. — Я была одна, сплю чутко. Сигнализация не срабатывала, и машину я точно ставила здесь. Трезвая!

Последний вопрос ей ещё не задавали, но, судя по все более проступающей тоске на служивом лице, вполне мог и этим поинтересоваться.

— Девушка, не нужно кричать и нервничать. Я все понял, сейчас оформим заявление. Проедемте в отделение?

Соня только вымученно кивнула и села в служебную машину парня.

— Как думаете, она найдется? — левый висок начало ломить, а перед глазами появились противные золотистые точки. — Извините, можно открыть окно?

Духота в салоне была такой, что странно, как сам водитель не рухнул в обморок.

— Сейчас, — поток горячего, пропахшего выхлопными газами воздуха коснулся её лица, чуть подсушивая выступившую на лбу испарину. — Ваша машина? Вряд ли.

— Спасибо за моральную поддержку, — девушка нашла в сумочке просматриваемый вчера договор и, обмахиваясь им, как веером, уставилась в окно.

Эти две недели она жила в странном ожидании. Чувствуя, что что-то произойдет. Да уж, вот многого ожидала, но угона машины — нет.

С Астаховым они расстались почти друзьями. Если только в это определение можно включить почти непрерывный двухдневный секс-марафон. И она ещё переживала, что наберет вес без спортзала и привычного распорядка дна. Ага, как же!

Но все равно подсознательно ждала, что он в последний момент передумает и волевым решением оставит в мрачных казематах своего замка. Ну, конечно, это она утрировала, помещения там под стать хорошему отелю. А сомнения никак не хотели утихать. Даже, когда он с ней прилетел в город и привез в гостиницу, на чем настояла сама Соня, отвергая предложение пожить пока у него до того, как найдет постоянное жилье. Так что не видела она Даниила уже больше десяти дней и почему-то все сильнее нервничала. И немного злилась. На него за то, что втянул в ту аферу, да ещё и столько времени разыгрывал из себя обворованного агнца божьего. И на себя — за то, что прекрасно видела его довольно пакостную натуру, но восхищалась цельностью характера. И скучала. Вот этого Софья сама от себя не ожидала, честно. Но тосковала и нет-нет, да и думала, чем в это время занимается Астахов? Хотя, тут ответ на самой поверхности — наверное, продумывает планы и строит козни. Потому что никого равного ему по этой части Маркевич ещё не встречала.

— Все, мы на месте, — машина притормозила перед немного обшарпанными воротами районного вместилища стражей правопорядка. — Идемте в дежурку, будем заявление писать.

Само написание заявления отложилось в памяти, как очень долгое и нудное мероприятие, оставившее неприятный осадок. Такое впечатление, что и тут ей были глубоко не рады. И тоже надеялись, что девушка вдруг вспомнит, что припарковалась в другом месте. Но Соня безжалостно задавила их мечты в зародыше, и следующие полтора часа провела, описывая свою машину. К концу экзекуции девушка немного охрипла и начала так недобро смотреть на полицейских, что те предпочли отправить её домой, пообещав вызвать ещё раз, если понадобится.

К сожалению, воздух свободы отнюдь не пьянил, да и вообще не помешало бы переодеться — за время её приключения одежда измялась, да ещё и на отвороте строгой темно-синей блузы появилось чернильное пятно. Господи, ну, почему в наш продвинутый век технологий все заявления нужно писать от руки на сероватой бумаге текущими ручками? И все это под мигающим светом подслеповатых лампочек. Традиции, идущие из тридцатых годов двадцатого века?

Соня с определенной долей счастья рванула на выход, собираясь вызвать такси и ехать домой. Встречу получилось перенести только на вечер, что девушке не особо нравилось. Потому что деловой ужин некоторые мужчины считают намного более интимной и кокетливой формой встречи, а Софье хватило и одного состоявшего служебного романа. Хотя, встречаться с Кириллом они начали до того, как стали вместе работать, так что это не считается. А с Астаховым она не стала переводить отношения в деловое русло, потому и тут чиста.

— Софья Андреевна!

Если бы её не окликнули, Маркевич так и прорысила бы на улицу, не особо оглядываясь по сторонам.

— Артем? Ты что здесь делаешь?

Парень сложил просматриваемую газету и, поднявшись, приблизился к замершей Соне.

— Тебя жду. Долго мурыжили? — сочувственный тон дал понять, что с порядками этого заведения он был знаком, потому разделял девичью скорбь.

— Да не особо… — она оглянулась, понимая, что Даниила тут, скорее всего нет, но лучше бы убедиться. — Ты так и не ответил.

Артем закатил глаза, видимо, поражаясь её недогадливости, и, аккуратненько уцепив под локоток, повел на улицу.

— Ты же не думала, что Дан Саныч без присмотра оставит? Вот и не оставил. Отвезти на работу? — он открыл дверь уже знакомой по прошлой поездке машины.

— Если так неймется, то лучше домой. Можно я рядом с тобой сяду?

— Вообще-то, это нарушение протокола, — но просьбу выполнил.

— Это с твоим Дан Санычем нарушение, а меня ты катаешь просто так, так что могу ехать хоть в багажнике, — Соня пристегнула ремень безопасности и подождала, когда Артем сядет на место водителя. — Ну, рассказывай.

— Да что рассказывать? — автомобиль под несогласное гудение других машин влился в поток транспорта. — Неужели правда думала, что тебя оставят совсем без защиты?

— А я похожа на наивную девушку?

— Не особо.

— Спасибо и на том. Естественно, я понимаю, что присматривать за мной будут. Хотя бы для того, чтобы узнать, если кто из тайных недоброжелателей Астахова заинтересуется, что именно я делала у него в гостях. Ну, помимо очевидных предположений.

Артем снова закатил глаза и что-то едва слышно пробормотал. Настолько едва, что Соня разобрала только одно слово и то очень смутно. Но было оно для неё нелестным и в чем-то обидным.

— Если бы за тобой кто-то наблюдал с нехорошими намерениями, давно бы уже сидела в надежном месте, пока мы бы не разобрались, что и кому от тебя нужно.

— Вы бы лучше сказали, кто мою машину угнал, — почему-то в этот момент захотелось на остров. Хотя бы на пару часов. Посмотреть, как над выступающим утесом мечутся крикливые чайки, а неизвестно как держащаяся почти полностью оголенными корнями сосна заглядывает в воду, наклоняясь так низко, что, того и гляди, упадет.

— Зачем говорить? Тебе её обратно через пару дней молча пригонят, — Артем притормозил, перестраиваясь в правый ряд.

65
{"b":"222002","o":1}