ЛитМир - Электронная Библиотека

Было бы гораздо разумнее, переспав напоследок, мило попрощаться. А потом быстренько уехать отсюда. Только тут все намного сложнее — ей нравилось быть с Даниилом. Не только в смысле секса, но и вообще просто общаться. Конечно, это тем более нехорошо, но… У Сони нет того, перед кем можно было бы отчитываться, почему просто не провести время не только с пользой, но и с удовольствием?

Расчесав и заколов мокрые пряди, лезущие в лицо, девушка одернула подол длинного платья и прислушалась. В квартире была подозрительная тишина. Может, он решил, что хватит терпеть недомолвки, и ушел? С одной стороны, хорошо — не нужно придумывать, как выпихнуть его домой. Потому что ночевать с Даниилом вместе она больше не собиралась. Хватит и того, что она его на острове использовала вместо матраса, нечего к подобному привыкать. С другой же — стало как-то… Не то, чтобы одиноко, но и не особо радостно.

— Ты идешь или решила заночевать в душевой кабине?

Мысленно поморщившись от поднявшейся внутри теплой волны, когда услышала его голос, Соня прошлепала на кухню. Наверное, за шумом воды просто не расслышала дверного звонка, потому что пахло там умопомрачительно. Вряд ли Даниил настолько вошел в роль хозяйственника, что приготовил все сам, значит, Артем уже выполнил распоряжение и приволок им покушать.

— Садись, — Астахов, который не стал заморачиваться, потому прогуливался в брюках и полностью расстегнутой рубашке, что придавало ужину определенную пикантность, поставил перед Соней тарелку с чем-то горячим и, судя по виду, животного происхождения. Вот за это она готова была простить некоторые вольности, ибо по природе была хищницей, и полностью переходить на вегетарианскую диету не согласилась бы ни за что.

— Спасибо, — она отрицательно качнула головой, когда он поставил перед ней бокал для вина. — Нет, я не буду.

— Совсем немного, — не то, чтобы он планировал напоить и выпытать секреты (хотя мысль была довольно соблазнительной), но расслабиться не помешает.

— Просто меня от спиртного тянет в сон, а нужно ещё раз все просмотреть. Да и завтра будет тяжелый день, у меня остались незаконченные дела, — ненавязчиво намекнув, что вся жуть, какая занятая, Соня сосредоточилась на еде, упорно делая вид, что не замечает, как за ней наблюдает Дан. Хотя, так и подавиться недолго…

— Если расскажешь все мне, проблемы не будет уже через пару дней.

— Может, в том и дело, что я хочу справиться сама? — девушка отложила вилку и сделала глоток воды. — Мне нужно привыкать к тому, что такие вопросы и ситуации будут периодически возникать, поэтому, чем раньше научусь их не только решать, но и предупреждать, тем лучше.

Она приподняла брови, предлагая согласиться, но желанной реакции не дождалась. Правда, Даниил и не возразил. Просто улыбнулся уголком губ и отпил из наполненного багрово-красным бокала.

Но какая-то уютность и мирность растворились. Теперь Соне было почти неловко. Вроде, ничего такого не сказала и не сделала, но неуверенность становилась все сильнее.

— Мне пора, — похоже, Астахов это уловил, потому что, отставив вино и отложив приборы, поднялся, застегивая манжеты рубашки. — В холодильнике шоколадные пирожные. Ты же любишь сладкое, — это он пояснил на немного растерянный взгляд Сони, которая собиралась уточнить, с чего это он решил проявить такую заботу.

— Да… Спасибо.

— На здоровье.

Пальцы начали зудеть от желания помочь с пуговицами на рубашке, но девушка сдержалась, продолжая с видимой расслабленностью наблюдать за его сборами.

— Что ты делаешь завтра вечером? — спросил Дан уже в прихожей, пока Соня пыталась вспомнить, не забыл ли он что-нибудь.

— Смотря что в твоем понимании можно считать вечером, — она взяла его пиджак, тайком проводя по дорогой ткани. Вообще-то было искушение и понюхать, но опускаться до такого она не собиралась. Наверное…

— В восемь прием у губернатора. Будут рассказывать о взаимной любви администрации и бизнеса. Не хочешь составить мне компанию?

Не хотела. И даже не потому, что тогда все узнают, что у них роман, просто Соня ненавидела такие сборища. Хотя по работе не раз на них бывала и правила этой игры знала.

— Извини, но такая публичность не для меня, — деваться некуда, пиджак пришлось отдать. Но теперь почему-то стало непонятно, куда деть руки. Чтобы ничего не учудить, девушка перекрестила их под грудью. Угу, осталось только носочком паркет поковырять… — Так что вынуждена отказаться.

— Вот и хорошо, мне и самому туда не хотелось, — быстро наклонившись, Дан крепко поцеловал Соню в губы. — Значит, завтра в половине восьмого заеду, просто погуляем по набережной.

— А как же прием?!

— Можно подумать, от моего присутствия или отсутствия что-то изменится. Если хочешь, можем вообще съездить за город, погулять на свежем воздухе.

— Нет, спасибо, на природу меня точно не тянет. Да и вообще не думаю, что это здравая идея. И у тебя, и у меня полно неразрешенных вопросов и проблем, давай отложим прогулки на потом? — если честно, то согласиться хотелось, но было как-то страшновато.

— Они будут всегда, так чего тянуть? К завтрашнему вечеру я уже узнаю, кто и зачем решил на тебя все это повесить. Неужели не интересно?

— Вот умеешь ты уговаривать… Форма одежды? — теперь начали покусывать мгновенно очнувшееся любопытство и желание сделать так, чтобы пытающаяся подставить гадина навсегда зареклась с ней связываться.

— Свободная. Если что — звони, — пока она не успела передумать и отказаться от рандеву, Дан, улыбнувшись на прощание, аккуратно прикрыл за собой дверь.

И никуда она не торопится. Да точно! Но когда такси попало в очередную пробку, захотелось посмотреть в глаза и тому, кто проектировал местные улицы, и барану, припарковавшемуся, заняв половину крайней правой полосы, и гаду, угнавшему её машину. Хотя, последнего, похоже, нужно пожалеть — судя по уверенности и Артема, и Даниила, жизнь у того страдальца скоро станет крайне насыщенной, но невеселой. Ну, сам виноват, нечего было забирать принадлежащее другому человеку.

— Притормозите у угла, — терпение у Сони уже почти закончилось, а взгляд на часы только усиливал недовольство. Почти семь. А ведь нужно ещё успеть поесть, принять душ и переодеться.

Расплатившись с таксистом, девушка, стараясь никак не выдавать желание поскорее попасть домой, прошла тайной тропкой между гаражами. О наличии партизанских путей отхода она узнала от местных мальчишек. Вот уж, действительно, кладезь полезной информации! Если сидящие на лавочках бабуси больше по части морального облика жильцов, то подрастающее поколение за соответствующую малую плату поведали Маркевич о всех тайных и не очень тропах в ближайших нескольких кварталах, поделились знаниями о том, где лучше всего пересидеть грозу, если футбольный мяч "случайно" попал по лобовому стеклу припаркованного рядом с площадкой "Бентли" и о прочих нужностях и полезностях.

М-да, все-таки от привычек избавиться очень сложно. Она живет здесь половину месяца, но уже в курсе, какой чердак закрывается чисто условно, и как, пользуясь тайными ходами диггеров, попасть из расположенного под их двором старого полуразрушенного бомбоубежища в целую сеть подземных переходов, которыми так славится этот город. Правда, с непривычки там вполне реально заблудиться, но, когда угрожает опасность, это уже мелочи.

В подъезде Соня перешла с размеренного шага на легкий аллюр. И ничуть она не спешила на свидание, просто интересно, что там накопал Даниил за этот день. Сама девушка тоже не сидела, сложив руки, и узнала, что основной подозреваемый нынче в трудном положении — ходили упорные слухи, что начальство им недовольно. Ну, если учесть, что те источники намекали на факт очень уж тесной дружбы дочери начальника УВД с папиным заместителем, то становилось ясно, что именно могло вызвать те самые тучи. Оно-то дело молодое — если Мельникова в его неполные сорок пять можно считать молодым — но, видимо, отца юной прелестницы не радовало наличие у побитого молью возлюбленного законной супруги и двоих деток.

69
{"b":"222002","o":1}