ЛитМир - Электронная Библиотека

Что ж, в такой ситуации не мудрено попытаться подзаработать и уволиться из органов по какой-нибудь жутко уважительной причине, типа, хронического привычного вывиха мизинца на правой ноге, не дожидаясь, пока "уйдут" приказом сверху.

Времени на еду уже не оставалось, поэтому Соня сосредоточилась на внешности. И гордость требовала невозможного — выглядеть одновременно хорошо, и так, чтобы стало понятно, что, как романтическая встреча это не рассматривается.

И косметику обязательно снять — потому что на свидание ненакрашенными не ходят. Никаких каблуков, только плоская подошва! Можно вообще в кроссовки обуться, но это уже будет переигрыванием. Быстро подсушив и собрав волосы в высокий хвост, Соня втиснулась в черные леггинсы, сверху — довольно просторная туника, тонким бледно-зеленым облаком прикрывшая от шеи до середины бедер, жемчужно-серые балетки, сумочка в тон на длинном ремне через плечо. Капля духов на запястье.

Глянув на себя в зеркало, девушка поморщилась. Для полноты картины "Гимназистка на прогулке" не хватает только петушка на палочке.

Но засомневаться в выборе наряда не успела, потому что Даниил приехал раньше на десять минут. И, судя по виду, тоже собирался не на свидание, а просто пошататься по улице, потому что с его статусом вытертые добела джинсы и простая серая футболка не сочетались вообще. Приподнятые на лоб темные очки взъерошили светлые волосы, в руках букет темно-синих эустом. Вот за то, что это были не банальные розы или лилии уже стоило дать ему дополнительные очки.

— Привет, — сунув ей в руки аккуратный букет, Дан осторожно коснулся её губ и, не встретив сопротивление, крепче обнял, делая поцелуй более откровенным и горячим.

— И тебе добрый вечер, — чтобы получилось ответить, Соне пришлось его немного оттолкнуть. — Спасибо за цветы.

Только сейчас до неё дошло, что вазы в квартире нет.

О том, как они на пару уродовали под неё двухлитровую бутылку из-под воды, Софья, наверное, не забудет никогда. Зато настроение сразу поднялось. Хотя, намного веселее ей стало, когда Даниил только пришел, но безопаснее было списать это сеанс хэндмейда.

— Ну, вполне неплохо получилось… — Астахов с какой-то несвойственной ему неуверенностью осмотрел полученный "шедевр".

Вот теперь, глядя на криво обкромсанный край пластика, о который Дан уже успел порезать палец, Соня не сдержалась и, постанывая от смеха, сползла на ковер.

— Ладно, бывают и у меня неудачные дни, — он, поддержав её приступ веселья, помог встать. — Сейчас заедем тебе за вазой, потом поужинаем.

— Ты же на прогулку звал, — не то, чтобы она была против, как раз наоборот — поесть-то не успела, но нужно было напомнить и официальную причину встречи. — И обещал рассказать, что успел узнать.

— Одно другому не мешает, — Дан пожал плечами, пропуская Соню в дверях. — Ты специально оделась старшеклассницей, чтобы у меня проснулась совесть?

— А это помогло? — закрыв последний замок, она оглянулась.

— Не-а.

— Буду знать, — вообще-то полагалось расстроиться, но если учесть, что он видел её в лесу зачуханную и покусанную комарами, наверное, нынешний вид, действительно, не впечатлял. — Куда именно мы едем?

— Сейчас увидишь.

Как ни странно, охраны она во дворе не заметила. В то, что Даниил приехал один, девушка все равно бы не поверила, и не потому что он чего-то боялся, просто и брат, и тот ж Артем очень серьезно относились к своей работе, значит, глаз бы с него не спустили.

— Прошу, — Астахов придержал для Сони пассажирскую дверь машины.

— Спасибо, — не то, чтобы она хорошо разбиралась в автомобилях, но вчерашний "Лексус" от сегодняшнего "Инфинити" отличить смогла. Ну, в том, что карета у него не одна, она как-то не сомневалась, но уже немного привыкла к предыдущей.

— Что-то не так? — Даниил пристегнул ремень безопасности, но заводить двигатель не спешил.

— Да нет, все нормально. А где Артем?

— У него сегодня выходной.

Странно, такое простое объяснение почему-то не пришло в голову. Он же нормальный человек, у которого есть своя жизнь, а не только бдение над его "Дан Санычем".

— Ясно, — взгляд зацепился за пластырь на его указательном пальце. Н-да уж, как прочно вошла в роль его медсестры, то колени вправляет, то порезы промывает и заклеивает. Но это почему-то совершенно не тяготило. Вдвойне странно.

— Не волнуйся, в столб не въедем, — Астахов хмыкнул, выводя машину со двора.

— Да в этом и не сомневаюсь. А где охрана?

Даниил немного помолчал, прежде, чем ответить.

— Неподалеку. Но глаза мозолить не будут.

Поначалу Соня даже не поняла смысла его ответа. Почему они не держатся поблизости — ведь сами ещё недавно были на осадном положении? Или передушили всех врагов, как Шариков — кошек?

Смысл его слов дошел уже, когда машина притормаживала перед поворотом к торговому центру.

— Подожди… Это из-за меня? — она даже потянулась, схватившись за его локоть, когда Даниил наклонился, чтобы открыть дверцу. Нулевой этаж парковки, тускло освещенный флуоресцентными лампами, был почти пуст. Да и кто ездит за покупками в начале рабочей недели?

— Не переживай, они профессионалы, если ты их не видишь, это не значит, что рядом никого нет, — он легонько погладил её по пальцам, которыми Соня продолжала держаться за его руку.

— Я понимаю, но… Слушай, если это необходимо, пусть подойдут ближе, ничего страшного, — Маркевич уже и сама не знала, зачем завела этот разговор, и как теперь избавиться от чего-то, смутно напоминающего чувство вины. — Раздражают не они, а сам факт, что меня пытаются изучать, как какую-то редкую козявку. Терпеть не могу, когда в спину смотрят с жадным любопытством.

— Никто из ребят на тебя так не смотрит, — интересно, она сама заметила, что говорит почти шепотом, поэтому они сидят, наклонившись друг к другу и почти касаясь лбами? — Если возникнет какая-то нехорошая ситуация, они сразу помогут. Только лучше больше не укорачивай путь через гаражи, — хоть сказал он это и с улыбкой, но панику в тоне парня, который сегодня днем "вел" Золотце, хорошо запомнил.

— Уже донесли… — может, она погорячилась с сочувствием к охранникам?

— Да. Только помни один момент — они не следят, а присматривают.

На соседнем парковом месте приткнулась какая-то машина, и стук её двери, смутно слышный даже сквозь звукоизоляцию, заставил Соню отшатнуться.

— Там короткий путь, — и сама на себя разозлилась. Получается, что она оправдывается.

— Знаю, — Даниил уже вышел из авто и теперь открыл дверь с её стороны. — Мы с Димкой постоянно срезали так дорогу до школы.

— Вы жили в этом доме? — разговор так неожиданно свернул на ни разу не затрагиваемую тему, что Маркевич не смогла сдержать любопытства.

— Нет, не в этом. Окна кухни выходят на девятиэтажку. На её месте стоял дом, в котором мы родились и выросли. Его снесли лет десять-двенадцать назад.

Эскалатор с каким-то почти нежным, едва слышным жужжанием поднял их на первый этаж. Негромкая восточная музыка заглушалась гомоном голосом и периодическими визгами детей, которые, шлепая ладошками по поверхности воды, пытались привлечь внимание крупных золотых карпов, важно плавающих в чем-то, вроде мелкого пруда посреди торгового зала.

— Вы тогда жили там? — наверное, это страшно и грустно, когда место, которое ты привык считать своим родным, просто уничтожают…

— Нет, к тому времени и я, и Димка оттуда уже переехали, — неудивительно, если учесть, что отчий дом больше напоминал барак, чем нормальное жилище. Даниил кивнул на раздвижные двери магазинчика, со сплошь заставленными хрусталем полками. — Нам туда.

— И зачем мне ваза, сравнимая по стоимости со средней зарплатой в нашем городе? — Соня притормозила, не собираясь пересекать порог бутика. — Тем более, что я терпеть не могу всякую резьбу по стеклу, его потом мыть замучаешься.

— Ладно, какая тебе нужна? — ему было интересно, чем это Золотцу не угодил "МАТЕО"?

70
{"b":"222002","o":1}