ЛитМир - Электронная Библиотека

Черт, а вот это уже совсем плохо. Хотя… Если бы Кирилл был у него, она бы его заметила — не стали бы так рисковать, просто запустили бы парня, как приманку.

Но от идеи ударить Астахова ребром ладони по шее, и сбежать, пока он будет хвататься за горло, пытаясь вдохнуть, пришлось отказаться. Потому как есть вероятность, что Кир все-таки тоже попал в плен.

— Я не буду никуда бежать. Что вы собираетесь с нами делать? — перестав изображать колченогую, Соня ускорилась, но старалась к Даниилу не прижиматься. Тот же, как назло, только ещё более трепетно и осторожно придерживал под ручку.

— Об этом поговорим позже, мы опаздываем на рейс. И так из-за охоты на тебя потерял много времени, пора уделить внимание и другим делам, — мужчина, одарив ещё одной улыбкой, повел её на выход из парка.

На стоянке, где приткнулось несколько автомобилей и семь человек, Маркевич попала под прицельный обстрел взглядами. Причем, эмоции они выражали самые разные — от вежливой заинтересованности до плохо скрываемой враждебности. Особенно в этом смысле отличился один мужик, в котором Софья сразу узнала брата Даниила. Тут не ошибешься, очень похожи, хотя младший немного смазливее. Но по тому, как он осмотрел её с головы до ног, сразу стало понятно — у него к ней большие претензии. А ему-то на какую мозоль наступила?!

Но задаться этим философским вопросом она не успела — начальство скомандовало "По коням", и Соню с некоторой поспешностью сунули на заднее сиденье машины. Тут же мелькнула мысль удрать через другую дверь, пока Даниил устраивался справа от неё, но девушка почти сразу оказалась зажата между братьями. Ещё чего не хватало… Моральный прессинг, что ли? Или они решили сходу поиграть в доброго и злого следователя?

Задать этот вопрос она не рискнула, предпочтя затаиться и попытаться усохнуть. Но и этой малости её лишили.

— Оставь кого-нибудь здесь, чтобы отловили Суханова, мы возвращаемся домой, — Даниил подмигнул напрягшейся Соне. — Я же не говорил, что он у меня.

— И я этому, откровенно говоря, рада.

Решив, что нервы нужно беречь, девушка прикрыла глаза и всю дальнейшую дорогу усиленно симулировала полное погружение в себя. Хотя и не забывала периодически посматривать сквозь ресницы, отмечая, что едут они к аэропорту. Не очень хорошо. Если бы это был железнодорожный вокзал, вероятность привлечь внимание намного больше. Здесь же, скорее всего, будет ВИП-зал, сотрудники которого и не посмотрят на некоторое нежелание девушки улетать. А ведь, если пытаться сбегать, то делать это нужно здесь — второй раз выбраться из Владивостока ей просто не позволят. Значит, нужно попытаться сделать это в самое ближайшее время. Но и изображать приступ дурноты тоже не выход — не поверят, зато утратит преимущество, выставив себя трусихой. Это раньше, до побега можно было кивать на собственную никчемность, а теперь только потеряет уважение противника, скатившись до такого убогого спектакля.

Авто притормозило у какой-то неприметной дверцы, и Соня, ни единым жестом не показывая внутреннего напряжения, приготовилась демонстрировать спортивные рекорды по скорости и изворотливости. Сейчас будет самый удобный момент — охрана осматривается, выясняя, не собирается ли какая-нибудь оборзевшая мошка покуситься на целостность тщательно хранимого тела, а само это тело будет выходить из машины…

Только планам оказалось не суждено сбыться. Когда водитель заглушил двигатель, Даниил, который на протяжении всей поездки что-то читал с экрана смартфона, убрал гаджет в карман и повернулся к продолжавшей сохранять невозмутимость Соне.

— Да, чуть не забыл, — перехватив её запястье, мужчина защелкнул на нем браслет наручника. И пока Маркевич, внутренне кипя от злости, с легкой брезгливостью осматривала новое украшение, второй застегнул на своей руке. — Небольшая мера предосторожности. Слишком уж хорошо у тебя получается растворяться на местности.

Девушка тряхнула потяжелевшей кистью и спокойно посмотрела в глаза Даниилу.

— Спасибо за такой неожиданный подарок. Только на будущее — я предпочитаю кольца.

Младший из братьев, который был подозрительно тих и молчалив всю дорогу, только фыркнул и негромко протянул:

— Ну, ты и наглая…

— Обязательно учту, — Даниил вышел сам и помог выбраться из машины ей. — А теперь давай быстрее, у нас не так много времени.

Соня, у которой просто не осталось выбора, послушно двинулась за ним следом, никак не показав своих эмоций, когда мужская ладонь сжала её холодные пальцы. И следует ли за ними охрана, она тоже не смотрела. Потому что без разницы, сколько человек за спиной и как они вооружены, наиболее опасен из них тот, что сейчас вел её по полупустому залу, кивнув на приветственные па персонала ВИП-зала.

Если кто-то из служащих и заметил металлический блеск такого оригинального парного украшения — а если учесть, что и сама девушка, и Астахов были в футболках с короткими рукавами, то не увидеть просто невозможно — никто не спросил, нужна ли ей помощь. Прямо торжество сочувствия и социальной ответственности.

Но несмотря на все это Маркевич шла с совершенно прямой спиной и слегка скучающим видом, мол, чего мы, княжны, в вашей провинции не видели. Сейчас самое главное — понять, что именно ему от неё нужно. Сатисфакция — само собой, но не стал бы для этого так долго и упорно ловить. Тем более, самолично возглавив поиски. Скорее, просто распорядился бы прибить, не привлекая внимания. Но и спрашивать ещё раз о предстоящих мучениях, после того, как Астахов предложил пока умолчать по этому вопросу, тоже не нужно.

За этими размышлениями Соня едва не пропустила торжественную погрузку в самолет. Не особо большой, скорее всего, предназначенный для чартерных перевозок стада до пятнадцати голов, но вполне комфортабельный.

Дмитрий, бросив напоследок подозрительный взгляд, сгинул куда-то в сторону кабины пилотов, чем откровенно порадовал. У них явное отторжение на уровне аур.

Наручники с неё сняли только, когда воздушное судно оторвалось от земли. Ну, конечно, а то, пока шасси ещё на земле, рванула бы на свободу…

— Располагайся, нам лететь около двух часов, — Даниил сел напротив неё и снова перестал обращать внимание, на этот раз погрузившись в какие-то бумаги, ждавшие его на столике. И как только зрение не посадил, с такой страстью к чтению…

Соня, немного потосковав и внимательно осмотрев интерьер салона, приподнялась, чем чрезвычайно взволновала троих парней, который старательно изображали коматозное состояние, устроившись в креслах неподалеку от них с Астаховым. Охрана, заподозрив девушку в нехороших планах, синхронно поднялась и сделала шаг в её сторону.

— Мне, конечно, льстит такое внимание, но, если это не вызовет затруднений, в туалет я все-таки предпочитаю ходить в одиночестве, — Маркевич решила не выпадать из образа великосветской ледышки, сопроводив слова холодной улыбкой.

— Сядьте.

В первый момент Соня решила, что это относится к ней, но потом припомнила — Даниил к ней обращался на "ты", вряд ли его так впечатлили её актерские потуги, чтобы затрепетать и начать обращаться, как с принцессой. Да и вскинувшаяся охрана молча и быстро заняла свои места, вновь перестав демонстрировать признаки высшей нервной деятельности. И, что самое удивительное, Астахов даже не отвел взгляда от документов.

— По салону можешь гулять и всячески развлекаться. Только если решишь сбежать через иллюминатор в туалете, учти — мы на высоте нескольких тысяч метров. Будь человеком, прикрой за собой окошко, не хочу простыть.

Только на последних словах Даниил соизволил оторваться от бумаг и, хотя говорил с совершенно серьезным видом, по глазам Софья прекрасно видела, насколько этот гад наслаждается ситуацией.

И именно в этот момент то чувство, которое все последнее время превалировало, отпустило. Теперь она его не боялась. Ну, во всяком случае, до такой степени. Зато желание задушить Астахова становилось сильнее с каждой минутой.

8
{"b":"222002","o":1}