ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
За пять минут до
Медвежий сад
Главные блюда зимы. Рождественские истории и рецепты
Вальс гормонов: вес, сон, секс, красота и здоровье как по нотам
Сезон крови
Темнотропье
Укроти свой мозг! Как забить на стресс и стать счастливым в нашем безумном мире
Мои дорогие девочки
Американские боги

Но выражать свои эмоции вслух Соня не стала, если уж придется говорить на эту тему, то только в непосредственном контакте. Поэтому она ограничилась довольно нейтральным:

— Хорошо. Но она знала?

— Да. И хотя ты не спрашиваешь, я ни с кем, кроме тебя, не сплю.

— Разумно.

Потому что иначе она бы нашла, как отомстить и сделала бы это с особым удовольствием и цинизмом.

— Вот такой я… разумный, — тихий, но не особо веселый смешок. — Сонь, если это она, не ввязывайся, я сам разберусь.

— Но прислали эту дрянь мне.

— Но ты моя девушка.

— Развел, блин, гарем… — это она сказала совсем тихо, скорее высказывая мысли вслух. — Я не могу сидеть, сложа руки, и никак не отреагировать на это жест.

— А если я попрошу об этом?

— Дань… — интересно, если она сейчас с размаху треснется лбом о консоль, умные мысли в голове появятся? В конце концов, там вообще что-нибудь появится, пусть и не особо умное?! — Я знаю, что у тебя хорошая память, но не надо на мне устраивать эксперименты по части дрессировки. И если не получилось надавить авторитетом, кусочек сахара тоже вряд ли поможет.

Судя по вздоху Астахова, он тоже примерялся, обо что бы постучаться. Или мечтал, как вернется и проделает это с ней.

— Скажи, пожалуйста, что мне делать? — ой, а вот так он с ней ещё не говорил… Вроде, не кричит, не язвит, но Соне захотелось шваркнуть телефон обо что-нибудь твердое. А потом спрятаться на несколько дней, чтобы не приведи господи, случайно не попасть на глаза экстренно вернувшемуся домой Даниилу. — Я пытаюсь помочь тебе тихо, не задевая гордость — ты недовольна. Ставлю тебя в известность — тоже не так. Сейчас я прошу, но все равно у тебя найдутся отговорки!

К концу фразы девушка сжалась в кресле и с трудом переборола желание подтянуть ноги повыше. Или вообще забиться под сиденье.

— Не надо так нервничать, я просто обрисовала ситуацию… — Софья хотела ещё добавить что-нибудь про то, что в его возрасте пора начинать беречь сердце, но вовремя передумала. Как есть выпорол бы… — И прекрати на меня орать, это никак не поможет нам обоим.

Он прекратил не только кричать, но и вообще говорить. Хотя фырканье на её попытку поработать котом Леопольдом было довольно красноречивым.

— Я не собираюсь ехать к твоей бывшей и таскать её за волосы, если тебя это волнует.

— Да хоть наголо постриги, мне плевать. И не переводи разговор, мы ведь решали другой вопрос.

Соня с трудом поборола закатить глаза и выругаться. Все-таки Дан, когда не надо, может проявлять завидное упрямство и быть просто непрошибаемым.

— Я не планирую начинать какой-либо крестовый поход за справедливостью, — девушка отстраненно рассматривала, как сидящая на лавочке под тощеньким кленом молодая мама что-то внимательно читает с экрана электронной книги. А суетящийся у неё под ногами мальчик лет трех старательно связывает между собой шнурки родительских кроссовок. Похоже, что книжка была интересной, а шнурки — длинными и хорошо затягивающимися на морской узел, потому на лицах обоих проступало удовольствие, плавно переходящее в блаженство.

— Тогда о чем мы вообще спорим? — Даниил тяжело вздохнул, и Софье даже стало стыдно — все-таки почти девятичасовой перелет, усталость и надвигающийся джет-лаг кого угодно из себя выведут. И это при том, что неизвестно, как у него там продвигаются запланированные дела.

— Дань, дай мне хотя бы иллюзию свободы, если уж на то пошло. Ну, не могу я, когда настолько плотно опекают. Не подумай, что я не ценю твою помощь или Димкины попытки все выяснить. Или то, что Артем без вопросов повез мою помощницу домой. Просто для меня это непривычно, вот и не получается сосредоточиться на происходящем. А если такое случается, я могу начать делать ошибки. Слишком много людей, суеты, на меня направленной… — пару секунд поколебавшись, Соня сбросила туфли, пока ждала ответ, и с удовольствием чуть подняла ноги, прижав уже начавшие гореть огнем ступни к прохладной поверхности крышки бардачка. Все равно никто не видит, как край юбки сполз, почти неприлично обнажив бедра и давая заметить резинку чулка. Если Димка вернется, она успеет опустить ноги и одернуть подол.

— Ты же знала, на что шла вчера, когда ехали ко мне. Передумала?

Прежде чем ответить, она задумалась. Ещё пару дней назад без разговоров сказала бы "Да", а сейчас… Соня ведь хорошо понимала, что не раздутое самомнение и желание показать, насколько он богат и крут, заставляет держать такую охрану. Спасибо, она же однажды лично столкнулась с тем, что бывает, если не досмотрели по вопросу безопасности.

Да и в первой части он прав — вслух это не произносилось, но вчера они сделали ещё один шаг к чему-то, большему, чем перепих по случаю. И там, в этом самом новом, непонятном (хотя, казалось бы, чего там может быть непонятного почти тридцатилетней девушке?) Софье было и хорошо, и непривычно, и страшно. Последнее — особенно, она же тоже не каменная и умеет привязываться к людям.

Да уж начали с выяснения, кто и зачем сделал ей гадость, а теперь сидит и размышляет над собственным будущим…

— Нет. Не передумала, — очень хотелось прикрыть лицо ладонями и потереть глаза, немного жгущие от яркого солнца, заглядывающего в окно машины. — Просто…

— Боишься?

— Да ну, было бы из-за чего нервы тратить, можно подумать, первый раз пытаются напугать, — Соня предпочла сделать вид, что не поняла смысла его вопроса, и тем самым на него ответила предельно ясно и откровенно.

— Надо было брать тебя с собой, тогда бы осталось меньше времени на всякие глупости, — похоже, что время у него уже вышло, поэтому Астахов заговорил чуть быстрее. — Я только об одном прошу — не делай пока никаких выводов.

Проще сказать, чем сделать. Ладно, от Мельникова она отобьется, но сильно затягивать тоже не надо, это может показаться подозрительным. А злить его не стоит хотя бы той причине, что в этот раз ей повезло — он пытался подставить, используя Даниила. Но ведь, если так припекло, в следующий все может пойти по намного более серьезному сценарию.

— Я попытаюсь тянуть решение по делам Мельникова до понедельника, не позже.

— Хорошо, я к тому времени уже вернусь, вместе раскинем мозгами на эту тему. А про кошку и думать забудь, просто идиотская шутка.

— Да уж, хороша шутка. Этого юмориста нужно подлечить в психушке, — она с сожалением опустила ноги, но обуваться пока не стала. — Я не буду нигде появляться одна, и вообще до понедельника затаюсь, если тебе так будет спокойнее.

— Ты уверена? — видимо, такая покладистость насторожила Даниила намного больше, чем попытки отстоять самостоятельность. — На работу завтра пойдешь?

— Да, тут без вариантов, у меня много клиентов, не хочу терять деловую репутацию из-за всего этого.

— Только поднимайся к себе с охраной, хорошо? Пусть пока в приемной посидят. Мешать и отвлекать не станут, но так будет безопаснее.

— Если кто-нибудь начнет совращать мою секретаршу, сразу на ней женю.

— А чего ты мне это говоришь?! Я её ни разу не видел… И смотреть даже не хочу, мне тебя за глаза. Но ребят предупреди, мало ли…

Соня все-таки хихикнула от искреннего возмущения в его тоне. Ладно, она тоже палку перегнула, Дан ведь старается. Конечно, не все получается, но уже одно то, что её не завернули в ковер и не отвезли в какое-нибудь безопасное с его точки зрения место, уже заслуживает уважения.

— Предупрежу. Не буду тебя больше отвлекать, да и Димку нужно спасать, а то у него скоро случится тепловой удар, — девушка нехотя потянулась к телефону. — Удачного дня.

— И тебе. Не переживай, все проблемы решаемы, и ничего непоправимого не произошло.

"Как сказать…" — вслух Соня это не произнесла, отвлеченная криком с улицы, который можно было расслышать даже в звукоизолированном салоне. Мамочка отвлеклась от книги и попыталась воспрепятствовать сыновним раскопкам в близстоящей урне. На ноги она перед этим, естественно, не посмотрела…

93
{"b":"222002","o":1}