ЛитМир - Электронная Библиотека

Начать хотя бы с того, что нужно как-то объяснить происходящее Лене. Работала у неё помощница два дня, но Софье девушка понравилась — даже если толку от неё особого не будет, главное, чтобы не мешала. Она не раздражает постоянной болтовней, не лезет с рацпредложениями и вообще является только тогда, когда зовут. Не бог весть, какой список достоинств, но Маркевич они устраивали. Сама не подарок, так что надо быть снисходительнее к чужим слабостям.

Второе — любыми способами избегать Мельникова. Соня бы предпочла начать маленькую победоносную войну прямо сейчас, но раз пообещала Димке, что в ближайшее время будет тиха и ласкова, как деревенская дурочка, надо выполнять. Да и вообще не хотелось лезть в это дело, так что ещё подумает, стоит ли начинать все лишь из желания потешить гордость и самолюбие. Как ни старайся, но хоть краем рукава все это дерьмо зацепит, потом нужно будет приложить усилия, чтобы отмыться…

Сегодня на работу её вез Егор, сменивший на посту Артема.

— Доброе утро, — Соня приветливо улыбнулась охраннику, усаживаясь на заднее сиденье. Если бы это был Артем, ещё и могла бы немного позубоскалить, но Егор для неё был не настолько знаком, так что девушка отмолчалась, разве что дала распоряжение отвезти себя на работу.

Но стоило устроиться на прохладной коже и попытаться сосредоточиться на текущих делах, как поняла, что ей всего этого будет не хватать. Даже не удобства и роскоши, безопасности и комфорта, а понимания, что здесь тебя хоть и немного опасаются, как любого малознакомого человека, но не желают ничего плохого. И помогут, если возникнет такая необходимость.

Относительно же любви к Даниилу… Быть с таким, как Астахов, вообще трудно. Постоянно держать планку, быть ему интересной и при этом не растворяться в своем чувстве.

Соня дала себе те самые три недели. Если за это время поймет, что для него она не диковинная зверушка, которую не хочется упускать из рук, а нечто большее, то сделает все, чтобы и он её полюбил. Если же нет, то уедет, как бы больно и горько ни было. Просто не сможет быть рядом с тем, кого любит, если с его стороны это элементарная физиология и желание изучить ранее невиданное.

Спасибо, она три года прождала своих родителей, которые обещали забрать из семьи, куда пристроили, чтобы безопасно вывезти её из страны. Они так за ней и не пришли. И больше таких сроков она давать не станет, сердце одно, а после того, как предает тот, кому веришь и кого нет ближе на свете, собрать его по кусочкам почти невозможно…

Обшивка катера коснулась края пристани с тихим, хотя и гулким звуком, который постепенно замер, растворяясь в подступающей темноте, как и медленно догорающий багровыми тонами закат.

Соня все время, пока катер разбрызгивал в стороны капли, разрезая темную гладь воды и оставляя за собой быстро расходящийся пенный след, боялась, что ей укачает. И ведь никогда не мутило во время морских прогулок, а тут вцепилась в сиденье так, что кончики пальцев уже почти потеряли чувствительность. Это раньше их ломило, но девушка упорно стискивала веки, стараясь не смотреть, с какой скоростью передвигается судно. Черт её дернул в начале заплыва вертеть головой, стараясь рассмотреть все, что окружает — только по тому, как быстро мимо них промчалась какая-то рыбацкая посудина (умение классифицировать морские суда Соню как-то тоже благополучно минуло), до Маркевич дошло, с какой скорость они несутся. И ведь повода торопиться нет совершенно, можно было бы не спеша прогуляться по акватории, посмотреть на разнообразный мусор, плавающий по поверхности…

— Все, можно сходить, — только после того, как катер надежно пришвартовали, Егор дал отмашку на разрешении покинуть судно. И Софья в тот момент была счастлива, как распоследняя крыса, заметившая приличных размеров пробоину в трюме, чуть ниже ватерлинии.

Оранжевый спасательный жилет, который на неё напялили, не особо обращая внимание на вялое сопротивление, наконец-то можно было снять, что послужило дополнительным поводом для радостного вздоха. А уж какое облегчение было ступить на твердую землю, так и вовсе не описать.

И ведь черт дернул сюда потащиться…

Все началось ещё днем. Вкалывая, как потомок йоруба на хлопковой плантации, Соня поняла, что хочет на остров. Ну, перед этим до неё дошло, что она скучает по Даниилу так, что хоть садись и плачь, но это было бы совсем нерационально, более того — безрезультатно. А вот оказаться в его доме вполне можно, более того, Софья была почти уверена, что Дан только поддержит этот её порыв. И стоило ей об этом заикнуться, как получила горячее одобрение и полное согласие. Особенно он упирал на то, что у Сони в последнее время сплошные стрессы, а на острове тихо, никого чужого, можно поспать и отдохнуть в свое удовольствие.

— Море теплое и чистое, можно поплавать, — несмотря на то, что в Москве на тот момент было хоть уже и не раннее, но все-таки утро, Даниил был бодр и энергичен, и теперь всю эту энергию направлял на соблазнение и так уже изрядно колеблющейся девы.

Идея становилась с каждой секундой все заманчивее.

— И тебе будет спокойнее, что я под полным присмотром? — Маркевич убрала в сейф оригиналы документов, а копии уложила в сумку.

— Если честно, то да. Но давить не буду, если не хочешь…

— Хочу. Но только на выходные, — эту поправку она внесла, чтобы потом не началась песнь о необходимости более долгого отдыха для восстановления сил и душевного равновесия.

— Ты меня немного опередила, — хотя коварный план и сорвался, но впечатления особо расстроенного по этому поводу Астахов не производил. — Я предупрежу охрану, так что собирайся и езжай.

Вот так она и оказалась на утрамбованной дорожке, причудливо изгибающейся среди несколько страшновато выглядящих в сгущающемся мраке деревьев.

— Осторожнее, тут корни, — Егор, который днем присматривал настолько ответственно и добросовестно, что Соня начала немного дергаться его от пристального взгляда, осторожно придержал её под локоть, освещая путь небольшим, но ярким фонариком.

— Спасибо, — чтобы не обидеть старательного парня, Софья ему улыбнулась, но от помощи ненавязчиво отказалась. Не потому что хотела показать, какая она самостоятельная и грациозная, наоборот, её угораздило отправиться сюда, не переобуваясь, так что теперь приходилось балансировать на каблуках. Просто не очень нравилось, когда чужая рука трогает голую кожу.

Дорога показалась намного длиннее, чем в её последнюю прогулку. Или это было от того, что тогда светило яркое солнце, сейчас же шли почти на ощупь… Но когда остановились перед калиткой, ведущей во двор, настроение сразу улучшилось. Прогулки под луной, конечно, дело хорошее, но только, когда компанию составляет близкий человек. И когда есть та самая луна, а не толстый слой облаков, которые в темноте выглядели, как несколько лет нестиранное ватное одеяло.

Здесь за прошедшие три недели ничего не изменилось. Разве что петунии, истерзанные жарой, теперь цвели не настолько жизнерадостно, перевешиваясь чуть повядшими плетями через края высоких вазонов.

Встречать никто не вышел, но Соня и не ждала процессии с факелами и оркестром. Или факелы это из той же оперы, что и селяне с вилами и кольями? Короче, торжественных речей не было, что огорчало не так сильно, как отсутствие каравая — поужинать она не успела, так что кушать хотелось. Интересно, если тайком прокрасться на кухню, какие репрессивные меры может предпринять Нелли Павловна? На фоне возможной встречи с хранительницей сего дом в настолько неформальной обстановке аппетит пропал почти сразу.

— Добрый вечер, — стоило вспомнить о домоправительнице, как она появилась на пороге собственной персоной. Все такая же аккуратная, собранная и невозмутимая, в привычном темном платье и белоснежном переднике. Нет, все-таки в этой женщине точно есть что-то не от мира сего, если она может работать на кухне, не сажая на одежду пятна.

— Здравствуйте, — Соня почему-то ощутила себя первоклассницей, с неизвестной целью вызванной к завучу. Во всяком случае, внутри как-то неприятно похолодело, что не придавало девушке уверенности. Все-таки зря сюда напросилась…

98
{"b":"222002","o":1}