ЛитМир - Электронная Библиотека

Дима оторвался от нагретого места под витриной «Бисквита» и шагнул к центру пешеходной зоны, подарка москвичам и гостям столицы от Мосгорисполкома. От него шарахнулась какая-то пара, слившаяся до сиамского срастания.

-Извините, у вас не будет закурить? -

вежливо спросил Дима у пары и раскрыл от удивления рот - оба компонента в паре были одного пола. Мужского.. .

-У нас с ментолом, подойдут? -

тонким голоском поинтересовался некто у Димы, а тот, все еще сраженный столь далеко зашедшей демократией в Москве, лишь кивнул головой - пойдет мол...

-У них ментоловые, ни че?

-Похляет... Падай рядом... Покурим...

-Слышь, это два мужика были...Ни хера себе...

-Хер с ними... Гомики...

-Тебя как зовут?

-Камка...

- А меня Димка с Нска...

Камка промолчала, она сосредоточенно курила длинную сигарету с резким неприятным запахом, непривычным для него... Пары и одиночные фигуры становились все призрачней, Арбат принимал иллюзорные формы и суть, внезапно для себя Дима решил - клевая герла, мне повезло... Только...

-А ты че такая грязная?..

-Стопом ехала... на драйверах... там мазут, грязь...

-А не боялась?..

-Чего?..

Но лицу Камки скользнула тенью какое-то неопознанное чувство - то ли удовольствие, то ли огорчение...Она вспомнила всех трех драйверов, которых ей пришлось сменить от Саратова до Москвы... Хоть что им говори - трепак у меня, а им пофиг... Я укола не боюсь, если надо, уколюсь, лишь поют...Свиньи...А ехать-то надо...

-А че у тебя кошка на голове спит?

-Привыкла котенком, вот и не отвыкает...

-А ты потусоватся прикатила в Москву?

-Дела... мне надо в американское посольство...

- А зачем?..

Камка устала от многочисленных вопросов, она еще сегодня встретила знакомых наркоманов и те угостили ее колесом, ей хотелось зверски спать, а тут такой молодой провинциал - что, как, почему, откуда...

-А ты где собираешься спать?

Дима даже удивился - впервые за весь разговор Камка первая спросила.

-Не знаю... А ты?..

Камка молчала, ей совсем не хотелось отвечать на глупые вопросы, если бы у не была вписка, она бы давно постиралась, искупалась и упала в постель...За фак вписыватся ей уже не хотелось, за глаза драйверов хватило, да и кто на такую грязную польстится... Сейчас бы догнатся чем-нибудь, но пусто... Еще днем один провинциал подвернулся под руку, беседовали за жизнь, открывали друг другу глаза и душу, а толку, в толчее «Арбатской» потерялись...

-У меня есть одно место, на вокзале казанском. Пойдем?..

-А там дадут выспаться?.. Винтить или напрягать не будут?

Дима не все слова понял, но смысл до него дошел.

-Да не, все будет ништяк.

-Тогда пойдем...

Пустынные вагоны метро, пустынные переходы, переполненный вокзал, грязный и крикливым - да где же ты здесь место найдешь, ни чего - увидишь, и наконец-то на месте, балкон, перекрытый дверью, запертой на замок, перелезание под прикрытием табло с указанием отправления поездов двери через перила, на балкон уже огороженный дверью, дверь в какой-то коридор и внезапная тишина. Здесь было тихо. ..

-Че за место? -

лениво поинтересовалась Камка, укладываясь на грязный пол и примащивая так и к проснувшуюся кошку на сумку.

-Черт его знает, кокая-то контора, только они рано приходят - пол мыть, часов семь припрутся...

-Выспимся, -

уже полусонно пробормотала Камка, а Дима, осторожно укладываясь рядом, попытался обнять за тонкие плечи.

-Спи...У меня месячные... И по-моему «мустанги»... Дима отшатнулся.

Утро было мучительно в своем не выспавшемся естестве и крике уборщиц, заставших на тайном месте парочку. Парочку, потому что кошки ни где не было видно.

-Ну че орете, че? Разорались...А Муська видать удрала с каким-нибудь котом паршивым... Ну че базлаете, мы тут не трахались, поспали и уходим!.. И действительно, основная тематика крика была посвящена предположительному совокуплению найденной парочки, может быть у этих уборщиц была воспаленная фантазия или на них ни кто внимания не обращал?.. Кто знает...

На улице была серо и прохладно, солнце если и встало, то где-то там, за московскими сталинскими небоскребами, этими памятниками великой эпохи каннибализма. Здесь, на грязных ступенях Казанского вокзала, в узкой расщелине Комсомольской площади, было еще темновато. Или просто жизнь с такого утра не радовала. Да и ночь оставляла желать лучшего... Мог быть и секс...

-Ты куда сейчас думаешь пылить?

-Есть один пипл...бывший хипарь... у него жена уходит на работу к девяти, можно помыться, похавать...

-А пустит вдвоем?

-А куда он на хер денется с этой подводной лодки...У нас с ним когда-то лаф б лаф... -

с грустинкой, меланхолично протянула Камка. При дневном свете Дима разглядел ее - мешочки под глазами, морщинки к вискам, складки от носа, лет ей было за двадцать далеко и видать жизнь ее сильно не баловала...

-Ну ладно, двинули пешком...здесь это рядом...

Улицы были пустынны. Грязь редкими вкраплениями цветного мусора лежала около переполненных мусорниц, дворники ленились в преддверии демократии и всеобщей свободы. Переулок, ряды автомобилей, оставленных на ночь, какое-то посольство, с тряпкой флага над воротами и сонным полисом-не полисом в аквариуме будки, какие странные полосы сизого дыма, где-то что-то горит или догорает, может быть это прежняя жизнь, жизнь великой империи, построенной на слезах и крови... Скорей бы все развалилось к чертям собачьим, на обломках всегда так клево повеселится можно... Может быть удастся даже прорваться сквозь проволоку границы туда, где падает вечером солнца шар...

-А зачем тебе в американское посольство, Камка? -

вспомнил неугомонный Дима.

-Лень рассказывать, потом...

Дом облицованный плиткой, этажей так надцать, двери с домофоном, ряд кнопок, ни хера себе, Камка уверенно нажимает клавишу этого рояля, сонный голос - кто, Камка, зуммер прохлада чистого подъезда, лифт, в меру исчирканный подъездными откровениями, загорается цифра «9», приехали. Несколько дверей, считать ломы, одна приоткрывается:

-О, да ты не одна, с френдом...

длинная тощая фигура, смазанное невыразительное лицо, короткая стрижка... Бывший хиппи...

-Мы к тебе не надолго, помыться-постираться, посушится и похавать. Лады?..

-Лады, лады, это клево, что ты прикатила, я...

-У меня триппер и месячные...

Фигура увяла, дверь захлопнулась, хорошо, что не перед носом, а за спиной, множество комнат, кухня усыпана кафелем и посудой...

-Чур я первая в ванную...

И исчезла. Фигура протягивает руку, кисло улыбается:

-Я. Гоша... Раньше был Жора-Жорж... Женился...

И виновато разводит руками. Начинает играть музыка, что-то попсовое, из кухни несутся запахи пищи, приготовляемой на скорую неумелую руку и крик:

-Ты как с утра, Димка, пьешь?

-Пьешь, пьешь...

За стеной звонко бьют струи, явно обрисовывая обоим то, что там сейчас моют, лично Диме приходится напрягать фантазию, а вот Гоше-Жоре-Жоржу только память. Счастливец...На столе перед ними яичница с зеленоватой колбасой, произведение московских комбинатов, хлеб, остатки сыра и бутылка водки. «Сибирская», 45 градусов... В стаканах остатки только что выпитого...

-У тебя с ней что?

-Ни чего...Спали рядом и все...

-Она такая...Сама не захочет - хоть умри...

-Да не, я не стал напрягаться...

-Да без толку... Она к этому делу функционально относится... Как мен... Захочет - о'кей а нет - и суда-сюда нет... Жри...

-Жру...

Потом повторили. Водка пахла плохо и драла горло. Из ацетона ее что ли делают мелькнуло в голове у обоих и улетело - на кухню вышла Камка, завернутая в мохнатое полотенце с полосами, розовея пятками и щеками.

10
{"b":"222003","o":1}