ЛитМир - Электронная Библиотека

Да, сиди-не сиди, ни чего тут не высидишь... Не прошенные мысли о соломке - колоться он перестал уже года четыре, но жевануть нет-нет да тянуло, Средняя Азия, молодость, Моби стряхнул мысли и решительно вскочил с рюкзака. Какая-то бабка испуганно шарахнулась от него:

-Фу, черт волосатый, напужал! Как из-под земли выскочил!.. Ну напужал...

Бабка испуганно косилась и прижимала к иссохшо-плюшевой (жакетка плюшевая!) груди бутылку водки и таращилась на него.

-Не боись бабча, не боись, уже скипаю...

Стеклянные двери в сторону, легко перепрыгнул турникет, а че не прыгать - рост 192, во след заорала дежурная, да ну ее, фак с нею, ступени эскалатора сыпанулись под ноги, «Осторожно, двери закрываются.! Следующая станция...» и Моби влетел пулей в отъезжающий и закрывающийся вагон. Упав на свободное место и оглядев полупустое пространство, движущееся под землей, усмехнулся - все смотрят на него, хотя чего смотреть, ну запрыгнул, ну успел, ну патлато-клешасто-хипаристый, ну так и какого?!

Под дерзким взглядом длинного хипаря немногочисленные пассажиры отвели взоры, уставились кто куда - кто в окно, кто на редкие объявления, кто на нацарапанную народную мудрость на стенах и дверях вагона - Коммунисты суки! Хеви металл! Ум за Люську! Ну и конечно нетленная трехбуквенная аббревиатура...

Поезд катил и катил, мчался и мчался, останавливался и снова продолжал свой путь, а Моби сидел угрюмый и нахмурившийся. Ну ладно, махнет он на юга раньше, собирался, ну выкинули из флета, хер с ним и ними. Не пропадет он...А вот то херово, что уже три-четыре года граница не на замке и можно хоть в Голландию, хоть в Калифорнию валить, а ни как не свалишь, не скипнешь, вот это и терзало Моби намного больше, чем какой-то ведомственный флет/ Терзало и угнетало, душа требовала, этого, как его, а! экзисте... экзистенционального бунта!.. Фу, еле-еле говорил, ну и словечко!

Моби приехал в Москву из далекого сибирского городка. Когда-то...Вечность назад. Поступать в какой-нибудь колледж... Ну и с тех самых пор и хипует...Уже десять лет. А было это как вчера - Моби, его тогда еще звали не Моби, а Серый, жидкими длинными патлами по моде, в зеленых клешах на семьдесят пять и ярко-розовой рубахе навыпуск, в черный и белый цветок с кулак размером, уже устроен в общагу абитуриентов-инногородников при каком-то строительном институте, совершенно случайно выскочил на Плешку... В разгар офуительного-офуительнейшего винта! Себя он считал хипарем, хотя по правде сказать, с высоты неправедно прожитых и положа руку на сердце, можно честно сказать - был он левый как валенок. Так вот - винт, хипня летит в разные стороны, за ними какие-то цивилы со злобными мордами и менты с дубинками, и какой-то бешенный в новеньком костюме и галстуке герлу за хайра! ну тогда-то еще Моби сленга местного не знал и спикал, как у себя в городишке привык, ну в общем деваху ту за патлы и волочь, а та в визг! Ну Моби и приложил свой мосол к не интеллигентному лицу хулигана с повязкой дружинника... И скипнул с Рэмкой, только их и видели, Рэмка путь показывала, все проходники наизусть московская герла знала, а Моби ну как кит на буксире пер ее, она позже призналась даже, что иногда забывала ногами перебирать или не успевала. Вот с те самых пор и стал Сережа не инженером, а Моби, хипарем и тунеядцем, аж самому жалко, а ведь мог бы вкалывать, как все совки, имел бы квартиру, пришли бы как сегодня, оккупанты и отняли бы кровную, а так ведомственная, не жалко. ..Моби хохотнул, сидящий рядом мужик в шляпе отодвинулся.

-Не боись, это я так, мыслям своим, -

лениво пробормотал Моби, глаза закрывались, ну гады, от силы спал три часа, сначала Динка, кувыркались до полдвенадцатого, фрилавничали, потом посадил ее на последнее метро и с соседом, Петькой-студентом, лясы точили, за жизнь спикали... Вот и завалился в полшестого, а подняли в девять, ну суки-оккупанты!.. Моби скрипнул зубами и сосед, тот самый, в шляпе, порывисто вскочил и пересел на противоположный диван. Ну и фак с ним, со шляпой...

-Следующая станция библиотека имени Ленина! -

проорало над ухом, а Моби привычно «перевел» - битлотека имени Ленона...

В центре Москвы, было гнусно и мерзко. От форпостов капитализма с презервативами, алкоголем и балкончиками с газом рябило в глазах. По ушам бил блатной фольклор и крики торговцев демократией в розницу - продавцов газет. В ноздри настойчиво лез заграничный, то ли лондонский, то ли нью-йорский смог. Людей было вокруг столько, что хотелось убежать в лес. В любой. Моби толкали то спереди, то сзади, сбоку, обозвали волосатым ублюдком, пидаром и деревней, предложили героину в мелкой расфасовке, сообщили, что покупают ваучеры и пригрозили постричь наголо. Моби тяжело вздохнул и отправился к Сэму.

В обще-то Сэма называть Сэмом - только оскорблять. Последнего. Сэм стал Семеном. Вот уже полгода. И мучился над двумя терзающими его проблемами. Покупать иномарку или совковый «кар», и стричь хайр, забранный в хвост или оставить... Все остальные проблемы Семен уже решил.

Двенадцатиэтажная коробка эпохи пост-хрущевизма, спрятавшаяся за сталинские дома, была в свое время предназначена для высшего руководства средней руки...То есть для министров и заместителей РСФСР, а не СССР. Но в отличии от рабочих домов-хрущеб эта была кирпичная и облицованная плиткой. Сейчас же прежние монолитные ряды номенклатуры были сильно разбавлены творческими тунеядцами, родственниками прежнего начальства и прочей шушерой. Семен, относился к племяннику бывшего министра сельского хозяйства России двоюродным братом, а собственные принты имели мохнатую лапу в Мосгорисполкоме... Вот так-то и получилось двухкомнатное гнездышко из бывшей пяти-комнатной квартиры.

В дверях не «полис» в будке, а домофон, палец привычно ложится на кнопку с цифрой «17».

-Кто? -

голос бывшего френда Сэма, а ныне преуспевающего посредника-маклера Семена бы недоволен и слегка встревожен.

-Дед Пихто и бабка с автоматом! -

обычной своей детской привычкой гаркнул Моби в черную решетку. От туда послышалось тяжелое дыхание - то ли Семен решал, пускать или нет, то ли вспоминал, кто из его знакомых бизнесменов так глупо балуется. И наконец-то:

-Моби?! -

почти радостно.

-Моби, это ты! Давай двигай, сто лет не виделись, клево, что приперся!

Зуммер, дверь слегка отошла, Моби вдарил ее ногой и ввалился в чистенький, совершенно не засранный и не заблеванный подъезд, даже удивительно, как какой-то паршивый домофон может сдерживать волну бомжей посередине Москвы. Лифт был тоже почти девственно чист, совсем не поцарапан, даже ни одной надписи не было на его стенах. Моби возмущенно покрутил головой, вытащил ив кармана жилетки шариковую ручку, но в это время лифт остановился. Уже приехали...

-Привет, привет Моби, сто лет не виделись, старик! Как-живешь-можешь?

орал и приплясывал перед Моби почти незнакомый парень, одетый в белые джинсы -ни хера себе! футболку с какой-то гнусной надписью - белое с фиолетовым и тапочки с фиолетовыми пампушечками. Тапочки и носки тоже были белые...

-Слушай старик, я к тебе в обще-то по делу. Мне бы состирнутся, помыться и перенайтовать...Реально?..

Семен аж подпрыгнул;

-Какой разговор, старик, проходи, проходи, будь как дома! Только вот в чем дело, я же на телефоне, прайс кую! Мне каждая минута дорога! Ты сам, все сам, где ванная - знаешь, где кухня - помнишь, холодильник к твоим услугам, а ближе к вечеру позвоним к герлам, имею отпадных герл, это тебе не то что хиппушки, с ними ни чем говорить не нужно, только суй да высовывай, ну да ладно, я побежал, располагайся! -

и умчался бывший френд Сэм, а ныне Семен, делатель денег, квислинг проклятый. Моби бросил в изменившейся в богатую сторону прихожей свой рюкзак и скинув кеды, поплелся в ванную. И в ней были налицо проявления богатства и достатка. Нет, и раньше эта ванная комната блистала кафелем и итальянской сантехникой, но только благодаря усилиям Сэмовых принтов, в частности мама. А вот таких махровых полотенец не было, и шампуней не надолго хватало, больше мылом хайра стирали, ну и иногда чемеричной водой мустангов гоняли, что б не сильно кусались...Ну а сколько в свое время в этой ванне фрилавничали... У-у-у...вспомнить страшно. Дело в чем - ванна была не советская, как узенький гроб, а огромная, двухместная, финская ванна-бассейн, хоть заплывы устраивай... Да...

19
{"b":"222003","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Лидерство на всех уровнях бережливого производства. Практическое руководство
Самый одинокий человек
В самом сердце Сибири
Наемник: Наемник. Патрульный. Мусорщик (сборник)
The Mitford murders. Загадочные убийства
Ликвидатор
Истории жизни (сборник)
Культурный код. Секреты чрезвычайно успешных групп и организаций